Новости партнеров

Без Косово и без Коштуницы

Премьер-министр Сербии подал в отставку и призвал к внеочередным выборам парламента

8 марта премьер-министр Сербии Воислав Коштуница подал в отставку, которую мотивировал неспособностью возглавляемого им правительства проводить согласованную политику по Косово и сближению Сербии с Евросоюзом. Коштуница предложил распустить правительство и назначить новые парламентские выборы на 11 мая. Его инициативу поддержали представители большинства сербских партий, а также президент страны - Борис Тадич. По мнению сербских политиков, решение о роспуске правительства сможет положить конец политическому кризису в стране.

Косово, который 17 февраля в одностороннем порядке провозгласил свою независимость от Белграда, расколол Сербию не только территориально, но и политически. Все политические силы согласны в том, что Косово является частью Сербии. Однако в вопросе о том, какими способами отстаивать государственный суверенитет и какую роль косовский вопрос призван играть в процессе формирования государственной политики, наблюдаются существенные расхождения.

Проевропейски настроенный президент страны Борис Тадич, его соратники по Демократической партии (DS), а также либералы-экономисты из партий "Г17 Плюс" и представители Либерально-демократической партии (LDP) считают, что косовский вопрос не должен тормозить сближение Сербии с ЕС, тем самым становясь фактором, обуславливающим фактическую изоляцию Сербии в Европе.

Со своей стороны представители правой Сербской радикальной партии (SRS), премьер Воислав Коштуница и часть членов возглавляемой им консервативной Демократической партии Сербии (DSS), а также лидеры партии "Новая Сербия" склоняются к тому, что борьба за Косово должна стать приоритетом, подчиняющим себе все действия кабинета министров.

Правительство "большой демократической коалиции", созданное по итогам почти четырехмесячных переговоров в мае 2007 года, объединяет представителей двух лагерей. При этом большинство в нем принадлежит именно проевропейски настроенным политикам. Демократическая партия имеет в своем распоряжении 13 министерских мест, "Г17 Плюс" - четыре места, в то время как Демократическая партия премьера Коштуницы и ее союзник, партия "Новая Сербия", располагают 8 постами.

Формальным поводом для распада коалиционного правительства стал проект резолюции, предложенной в сербском парламенте - Скупщине - 6 марта депутатами Сербской радикальной партии. Они потребовали, чтобы любые переговоры о сближении с ЕС были приостановлены до тех пор, пока Евросоюз "четко и без оговорок" не признает, что Косово является неотъемлемой частью Сербии. Проект был поддержан Воиславом Коштуницей, однако партнеры по правительственной коалиции из DS и "Г17 Плюс", а также ряд однопартийцев премьера высказались "против".

Спикер прервал заседание, перенеся обсуждение на начало следующей недели, 10 марта. Однако как оказалось дальнейшего обсуждения и не понадобилось, поскольку на первый план вышел раскол в правительстве.

Комментируя решение сложить с себя полномочия главы кабинета, Воислав Коштуница заявил, что партнеры по коалиционному правительству "честно" пытаются сохранить суверенитет над Косово, последовательно придерживаясь уже провозглашенных позиций. Однако при этом отметил: "Мы все хотим вступить в ЕС, но некоторым безразлично, с Косово или без него, а мы хотим вступить только с Косово".

В целом у Коштуницы было два способа ответить на правительственный кризис. Как отмечает радио RFI, возглавляемая им Демократическая партия Сербии, а также Сербская радикальная партия и Социалистическая партия располагают в парламенте большинством и вполне могли сформировать новое правительство. Однако Коштуница предпочел другой путь - потребовать роспуска парламента и внеочередных выборов. Мотивы такого решения однозначно оценить сложно.

В какой-то степени оно вызвано нежеланием обострять кризис, создавая правительство, которое будет находиться в открытом противостоянии с президентом Тадичем. Не исключено, что демократический консерватор Коштуница не хочет победы в союзе с Сербской радикальной партией, что в глазах общественного мнения означало бы его соскальзывание в правый лагерь и потерю собственной политической идентичности.

Необходимо отметить, что партнеры Коштуницы по правительственной коалиции, как ни странно, заявили о своем согласии с намерениями премьера. В понедельник, 10 января, на заседании сербского правительства отставка Коштуницы и его предложение досрочно распустить Скупщину и провести выборы были одобрены. Соответствующее предложение отправлено на подпись президенту республики Борису Тадичу.

Очевидно, что и либералы и демократы, поддерживающие Тадича, также надеются на победу. Сам президент еще 8 марта заявил, что когда, согласно конституции, получит решение правительства о роспуске Скупщины, то в соответствии с данными ему полномочиями объявит новые выборы.

Самым вероятным объяснением произошедшего является попытка политического истеблишмента Сербии в условиях политического тупика привлечь к решению вопроса о судьбе Косова и сближении с ЕС рядовых избирателей и обеспечить себе карт-бланш на дальнейшие действия. Внеочередные выборы, намеченные на 11 мая, фактически станут референдумом.

Говорить о его возможных итогах преждевременно. Рискуют все. Однако на первый взгляд проевропейски настроенные демократы и либералы сохраняют больше шансов на победу. В этой связи стоить вспомнить, что на президентских выборах, состоявшихся в январе 2008 года, победу одержал Борис Тадич, который заявлял, что "приведет Сербию в ЕС", призывая избирателей выбрать между "прогрессом, стабильностью, европейским путем или возвращением назад и изоляцией".

Это было сказано до провозглашения косовской независимости. Однако по сути и сейчас эти слова не потеряли своего значения. Привлекательность позиции сторонников евроинтеграции состоит в том, что они, формально не признавая поражения в вопросе по Косово, в то же время на практике предлагают его капитализировать, извлечь из него прибыль, в данном случае - сблизиться с ЕС. Более того, Тадич утверждает, что в рамках Европейских институтов бороться за Косово будет проще.

Иными словами, Косово потеряно, или, если угодно, пока потеряно, но это не значит, что сербам нужно лишиться единственного, что у них осталось - европейской перспективы. Со своей стороны, радикалы и консерваторы также пока не в состоянии вернуть Косово, но при этом отвергают европейский пряник. Если сторонники Тадича говорят "мы будем бороться за Косово и одновременно сблизимся с ЕС", то его противники )могут предложить лишь борьбу, исход которой совсем неочевиден.

Интересно в этой связи отметить, что решение Воислава Коштуницы распустить правительство и предложение провести внеочередные выборы вызвало поддержку со стороны ЕС, на которую было бы нереально рассчитывать, если бы в Евросоюзе существовали серьезные опасения, что к власти смогут прийти радикалы и консерваторы. Так, Дмитрий Рупель, министр иностранных дел Словении, которая в первом полугодии 2008 года, председательствует в ЕС, заявил, что надеется на победу прозападных сил. "Откровенно говоря, я не думаю, что у наших сербских друзей есть иной выход, кроме Европейского союза", - добавил он.

В принципе, подав в отставку, Воислав Коштунца, сознательно или нет, освободил поле для действия сторонников сближения с ЕС. До мая Сербией будет управлять техническое правительство. Единственной крупной фигурой на политической арене останется Борис Тадич, которого еще называют "европейским лицом" Сербии. В какой-то степени Коштуница, пусть из тактических соображений, пошел на сдачу своих позиций. Хотя это ровным счетом ничего не значит. Последнее слово будет за избирателями 11 мая, а за это время может произойти множество событий, способных повлиять на их выбор.