Стать нефтяным шейхом

Месторождения в Ираке "разыграют" 35 иностранных компаний

Правительство Ирака огласило "шорт-лист" из иностранных компаний, которые могут претендовать на разработку нефтяных месторождений страны. Российским "Лукойлу" и "Газпром нефти" придется побороться с такими мировыми гигантами, как ExxonMobil, BP и Shell. Несмотря на конкуренцию, отечественные нефтяники считаются на конкурсе одними из фаворитов.

В 2007 году в Ираке был принят долгожданный закон о нефти, который регламентирует доступ иностранцев к нефтяным месторождениям страны и устанавливает распределение доходов от добычи углеводородов между регионами. По важности такой закон для Ирака можно сравнить разве что с конституцией: доход от продажи нефти составляет 85 процентов общего дохода страны.

При этом запасы углеводородов распределяются по стране неравномерно, из-за чего ряд областей находится в более привилегированном положении по отношении к другим.

Несмотря на все сложности, новый закон, похоже, оставил довольными большинство противоборствующих сил на территории Ирака. Против выступили только организации нефтяных рабочих, считающие, что необходимо оставить нефтяные месторождения под контролем государства. Они остались в меньшинстве – жертвовать зарубежными инвестициями разгромленный режимом Саддама Хусейна и войной Ирак не может.

Согласно новому закону, инвестировать в иракские месторождения могут все зарубежные компании. Если кто-либо из них выиграет конкурс, то он должен будет заключить с правительством страны соглашение о разделе продукции. Такими соглашениями пользовались и пользуются многие страны, которые не хотят отдавать месторождения под полный контроль иностранцев, но не могут разрабатывать их без поддержки извне. Точно такие же соглашения заключала в 1990-е годы и Россия, например на проекты "Сахалин-1" и "Сахалин-2".

Что касается самих иностранцев, то они, безусловно, заинтересованы в инвестициях в Ирак. Вложения денег в эту страну являются рисковыми, но риск того стоит: по запасам нефти Ирак занимает второе место в мире после Саудовской Аравии. При этом добыча в течение многих лет в этой стране велась не слишком активно – в 1972 году отрасль была полностью национализирована и существовала обособленно от мира вплоть до 1990-х годов, когда контракты в стране стали получать китайские и российские компании.

Все равны, но некоторые равнее

Из-за большого ажиотажа правительству Ирака пришлось выбирать между 120 компаниями сразу. Из них и был составлен "шорт-лист", в который, помимо уже названных, вошли американские ExxonMobil, Conoco Phillips, Chevron, французская Total, малазийская Petronas, китайская CNOOC и многие другие. Проще говоря, все компании, входящие в элиту нефтяного бизнеса, претендуют на проекты в Ираке. Одним из немногих исключений стала российская "Роснефть" – компания решила не конкурировать с "Газпром нефтью" и "Лукойлом" на незнакомом для себя рынке.

Формально правительство Ирака отбирало иностранцев по пяти критериям: наличию технологий, финансовым ресурсам, правовому обеспечению, обучению кадров и безопасности – как производственной, так и экологической. Неформально же чиновники наверняка учитывали и многие другие факторы, в том числе и опыт в международных проектах. По всем этим показателям "Лукойл" может считаться одним из фаворитов.

Дело в том, что российская компания пытается получить доступ к месторождению "Западная Курна" уже 11 лет. Согласно контракту, подписанному в 1997 году, "Лукойл" должен был получить право на разработку одного из крупнейших месторождений в Ираке (доказанные запасы – шесть миллиардов баррелей нефти) до 2020 года. Однако из-за санкций ООН в отношении ближневосточной страны российская компания не могла инвестировать в проект, что вызвало раздражение Саддама Хусейна, который расторг договор с "Лукойлом" незадолго до вторжения американских войск на территорию Ирака.

Уже после войны новое правительство страны объявило о том, что все нефтяные контракты, подписанные правительством Хусейна, считаются недействительными. "Лукойл" счел такое решение неправомерным и в течение следующих лет пытался вернуть себе актив. Для борьбы российская компания привлекла все лоббистские ресурсы, которые можно придумать.

Во-первых, частью "Лукойла" владеет американская Conoco Phillips, что позволяет ей привлекать и американское лобби. Во-вторых, в начале 2008 года правительство России одобрило списание долга Ираку на 12 миллиардов долларов, что должно было поднять интерес чиновников с Ближнего Востока к российским компаниям. И в-третьих, руководитель и один из акционеров "Лукойла" Вагит Алекперов регулярно совершает визиты в Ирак, на которых пытается добиться от местных чиновников права на разработку "Курны".

Несмотря на весь лоббистский ресурс, формально у "Лукойла" ровно столько же шансов получить лицензию на месторождение, сколько и у других иностранных компаний. Даже после списания долга представители правительства Ирака неоднократно заявляли, что этот шаг российских чиновников не даст преимуществ "Лукойлу".

Тем не менее, шансы рассчитывать на особую благосклонность Ирака у российской компании есть. Это связано, в первую очередь, с тем, что она уже имеет опыт работы в стране и досконально знает особенности месторождения, на которое претендует.

Что касается второй российской компании – "Газпром нефти", то пока не совсем ясно, на какое именно месторождение она претендует. "Газпром", основной владелец "Газпром нефти" несколько раз заявлял об интересе к газовым проектам на территории Ирака. Однако "Газпром нефть" специализируется на разработке нефтяных, а не газовых месторождений.

Иракское правительство заинтересовано в том, чтобы тендеры на месторождения прошли как можно быстрее, чтобы зарубежные инвестиции поскорее влились в экономику страны. По данным "Лукойла", окончательные соглашения с иностранными компаниями могут быть подписаны уже во втором квартале 2008 года. Ждать осталось недолго.