Размыли отмытое

Закончено следствие над самым известным отмывателем денег в России

Борис Сокальский, подозреваемый российскими правоохранительными органами в отмывании огромных сумм, находится под стражей уже больше года. Столько времени понадобилось следствию для того, чтобы уточнить все детали его возможного преступления. В итоге Сокальскому инкриминируют незаконное обналичивание 71 миллиарда рублей.

За 13 месяцев, которые прошли с ареста Бориса Сокальского, сумма "обналички" менялась несколько раз. Сначала следователи заявили, что он отмыл 64 миллиарда рублей. При этом отмечалось, что на самом деле его подозревают в обналичке 235 миллиардов рублей, 391 миллиона долларов и 66 миллионов евро – суммы действительно рекордной для отечественной экономики.

В 2008 году сумма, как пишет газета "Коммерсант", снова "усохла", на этот раз до 71 миллиарда рублей. С чем связаны такие изменения, непосвященному во все детали дела сказать сложно. Адвокаты Сокальского считают, что у следствия просто нет доказательств, а все обвинение строится на догадках. По их словам, правоохранительные органы все время, что бывший банкир находится под стражей, пытались найти счета Сокальского в зарубежных кредитных организациях, но сумели обнаружить лишь один. В Австрии у подозреваемого в обналичивании средств "нашлись" десять тысяч долларов.

Вполне возможно, что суд над Борисом Сокальским задумывался следствием как показательный – отмывание средств всегда было и остается одной из главных бед российской экономики, ведь введенные таким образом в оборот деньги используются не только для финансирования терроризма и наркотрафика, но и для выплаты "серых" зарплат.

О том, что следствие считало дело Сокальского особенным, свидетельствует то, что он был обвинен не только в нарушении статей Уголовного кодекса, но и Конституции, в которой говорится, что только Российская Федерация обладает исключительным правом на финансовое регулирование. Кроме того, Сокальский, по данным следствия, нарушил и другую норму Конституции, определяющую функции Центробанка. В ней обозначено, что он должен защищать и обеспечивать устойчивость рубля.

Провинился ли Сокальский перед государством, станет известно только после суда. Однако если взглянуть на его биографию, станет ясно, что этот человек всегда работал на грани конфликта с государством. Неудивительно, что этот конфликт все же произошел.

Незадолго до банкротства

Став кандидатом экономических наук Финансовой академии при правительстве, Борис Сокальский понял, что его дело – возглавлять различные небольшие банки. За свою жизнь он успел поработать в "Империале", "Вертикали", "Роднике", "Новой экономической позиции" (НЭП-банке), а также в "Центурионе". У всех этих банков одно сходство – все они лишились лицензий Центробанка России за действия, нарушающие "антиотмывочный" закон.

Кроме того, Агентство по страхованию вкладов считает, что Сокальский вместе со своим партнером Сергеем Турбиным был теневым владельцем всех этих кредитных организаций. Следствие же полагает, что для того, чтобы одновременно и управлять своими банками, и скрыть участие в уставном капитале, Сокальский прибегал к весьма любопытным методам. Например, в банке "Родник" председателем правления он назначил своего знакомого, бывшего сотрудника прокуратуры Александра Перминова. Пикантности истории добавляет то, что Перминов в это время состоял на учете с диагнозом "шизофрения".

Других людей Сокальский назначал и вовсе без их ведома. Так, например, некто Юрий Мирошкин стал гендиректором "Фонда стратегического планирования". Сам Мирошкин узнал об этом, а также о кипе подписанных им документов, только от следователей.

Сама схема отмывания денег, по данным следствия, которые приводит "Коммерсант", выглядела следующим образом. Сначала со счетов десятка фирм-однодневок под видом благотворительной помощи деньги перечислялись в банк НЭП для "Фонда стратегического планирования". Затем они без зачисления на корреспондентский счет "Родника" переводились на другой корсчет этого банка, открытый в пятом отделении главного территориального управления Банка России по Москве.

Одновременно встречными поручениями деньги переводились на первый корреспондентский счет "Родника", открытый НЭП. На этом счете средства и обналичивались по чекам фонда под видом благотворительной помощи. Все это позволяло уходить от уплаты НДС, так как благотворительная помощь этим налогом не облагается.

Финальный аккорд этой истории, как будто бы взятой из художественных фильмов и литературы о бизнесе 1990-х годов в России, оказался на редкость подходящим для всей биографии Сокальского. Дело в том, что задержан бывший банкир был через восемь дней после того, как устроился работать в… Арбитражный суд Москвы. После многомиллиардных сделок он согласился получать восемь тысяч рублей в месяц на должности секретаря судебного заседания. Кто знает, может, работа в арбитраже тоже была частью какого-то хитроумного плана?

Россия02:51 9 декабря

«Я понимала, что меня арестуют»

Она чувствовала зло и боролась с ним всю жизнь. Умерла Людмила Алексеева
Россия00:0712 декабря
Даше Гвоздевой очень нужна наша помощь

«Малюточка моя, красотулечка!»

Чтобы Даша смогла встретить свой первый Новый год, ей нужна наша помощь