Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

День моджахеда

В Кабуле шесть талибов разогнали участников военного парада

В воскресенье, 27 апреля, талибы напали на участников торжественного военного парада, проходившего в Кабуле. Парад принимал сам президент Афганистана Хамид Карзай. На трибуне для почетных гостей расположились члены кабинета министров, послы Великобритании и США, уполномоченные представители ООН и НАТО. Никто из них не погиб, однако произошедшее вновь остро поставило вопрос об эффективности борьбы с талибами, которую на протяжении семи лет ведут в Афганистане силы НАТО, и о способности афганского правительства держать ситуацию под контролем.

Шестеро против трех тысяч

Торжественный военный парад был приурочен к национальному афганскому празднику "Дню моджахеда" - шестнадцатой годовщине изгнания из страны советских войск. Президент Хамид Карзай дал смотр войскам, а затем поднялся на трибуну. Прозвучал национальный гимн, после окончания которого начался артиллерийский салют. Гром пушек еще не смолк, когда раздались два взрыва. Это талибы выпустили по присутствующим два заряда из РПГ.

По словам одного депутата афганского парламента, они разорвались рядом с трибуной. Первый попал в фасад мечети Eid Gah, на площади перед которой и проходил парад, второй разорвался в 50 метрах от того места, где сидел Карзай. После этого талибы открыли огонь из автоматического оружия. Один из полицейских, некто Сирадшуддин (Siradschudin), видел, как двое нападавших обстреливали из автоматов трибуну с высоким гостями. Началась паника. Люди в беспорядке разбегались или ползали в поисках укрытия.

Бежали все: высокопоставленные гости, политики, зрители и участвующие в параде солдаты, которых, по данным Die Welt, на площади было около 3000. Некоторое время национальное телевидение продолжало прямую трансляцию происходившего. Было видно, как сидевший в 30 метрах от Хамида Карзая депутат был убит и повалился на землю. Затем трансляция была прервана.

Всего в ходе перестрелки погибли три человека: один из племенных лидеров Назир Ахмад Латифи (Nasir Ahmad Latifi) получил пулю в грудь, депутат Фазел Рахман Самкани (Fazel Rahman Samkanai) скончался от ран в больнице. Кроме того, сообщается о гибели 10-летнего мальчика: он попал под перекрестный огонь. По не утонченным пока данным, девять человек были ранены. Как сообщает The New York Times, четверо из них находятся в критическом состоянии.

Нападавших было шестеро. Предположительно, они были разделены на две группы. В первой находились гранатометчики, во второй - боевики, вооруженные стрелковым оружием. До сих пор точно не ясно, как они действовали. По словам одного из очевидцев произошедшего, стрелки вели огонь по VIP-трибуне c третьего этажа отеля, расположенного напротив места проведения парада. Отель окружила полиция, которая открыла огонь по боевикам.

Из шести нападавших трое были убиты. Кроме того, афганским силам правопорядка удалось заблокировать и взять живым еще одного боевика. О судьбе остальных двух боевиков ничего не сообщается. Между тем полиция, по данным Die Welt, провела множество задержаний: около 100 человек были арестованы. Некоторое время спустя президент Афганистана Хамид Карзай выступил с телевизионным обращением к нации, в котором заявил, что "враги безопасности и развития Афганистана" пытались сорвать праздник и посеять страх, однако ситуация под контролем и гражданам нужно сохранять спокойствие и уверенность.

Покушение или предупреждение?

Слова Карзая о том, что ситуация под контролем, кажется, никого убедить не смогут. То, что произошло, доказывает совсем обратное: никакого более менее серьезного контроля у правительства над ситуацией нет. Примечательно, что за неделю перед парадом в Кабуле были введены усиленные меры безопасности. На улицах появились дополнительные блок-посты, машины и казавшиеся подозрительными пешеходы тщательно обыскивались и досматривались. И тем не менее боевики "Талибана" смогли беспрепятственно проникнуть к месту проведения парада и занять позицию для стрельбы в 450 метрах от главы государства.

Многие журналисты и наблюдатели как в самом Афганистане, так и за рубежом выдвинули вполне резонное предположение, что у талибов были свои люди в спецслужбах, которые и помогли им организовать нападение. Впрочем, разобраться в этом вряд ли получится. Военные, полиция и секретные службы - все, кто отвечал за обеспечение безопасности в ходе парада, переваливают вину друг на друга. Хотя по сути для всех силовиков было бы лучше, если бы в службах безопасности "нашлись" шпионы талибов.

Потому что в противном случае их неэффективность еще больше бросается в глаза. Все произошедшее на параде выглядит как издевка. Представители талибов заявили, что хотели всего лишь показать, что могут ударить в любом месте и в любое время и никаких препятствий для них не существует. Появившиеся в прессе предположения, что выстрелы на параде были покушением - третьим по счету - на Хамида Карзая, кажутся малоправдоподобными. Если бы у боевиков, засевших в отеле в 450 метрах от президента, была бы снайперская винтовка, шансов у Карзая не было бы никаких.

В Афганистане все спокойно

Словом, при плохой организации спецслужб никаких "кротов" в их среде в принципе не надо. И здесь встанет вопрос о том, насколько вообще афганские правительственные структуры - административные и силовые - могут контролировать ситуацию в стране. И ответ на него также неутешительный. Все уже привыкли к тому, что боевики движения "Талибан" после поражения в 2001 году от войск западной коалиции окопались в приграничных районах Афганистана, на юге страны, где в данный момент и происходит большинство боевых столкновений.

На самом деле ситуация намного сложней. По данным главы Национальной разведки США Майкла Макконнела (Michael McConnell) "Талибан" контролирует около 10 процентов территории Афганистана. Однако правительство Хамида Карзая в Кабуле со своей стороны контролирует немногим больше - около 30 процентов. Оставшаяся, большая часть территории находится под контролем племен, которые по-своему выстраивают отношения с талибами. Таким образом, правительство имеет реальную власть над 1/3 страны. Порой оно не может повлиять на то, что творится у него под боком. Как отмечает Die Welt, оплотом для террористов служит провинция Вардак, расположенная всего в часе езды от Кабула.

Племенные отношения оказывают серьезное влияние на политическую жизнь страны. В частности, в парламенте доминируют не политические партии, а племенные клиентелы. При этом, по данным международной правозащитной организации Human Rights Watch, около трети депутатов являются бывшими полевыми командирами или же так или иначе замешаны в производстве и торговле наркотиками. В марте 2007 года они объединились в оппозиционную Хамиду Карзаю коалицию "Национальный фронт". В него вошли коммунисты, бывшие полевые командиры моджахедов и даже бывшие талибы. Они разработали закон, который предоставляет амнистию участникам гражданской войны, длящейся на протяжении последних 25 лет.

Полиция и силы безопасности никак не могут встать на ноги. США и государства ЕС, постепенно подготавливая вывод своих воинских контингентов из Афганистана, активно работают над формированием собственных афганских армии и полиции. Однако предпринимаемых усилий явно недостаточно. К примеру, по словам специального представителя ООН в Афганистане Тома Кенигса (Tom KOenigs), для обучения 10 тысяч полицейских в недавно провозгласившем независимость Косово было отправлено 4800 иностранных специалистов. Между тем в Афганистан отправились 40 полицейских инструкторов из Германии, потом еще 160 из других стран ЕС и около 100 из США.

Сами афганцы не особо охотно идут на службу в полицию. По словам одного из начальников местной полиции майора Самеруда Сазаи (Samerud Sazai), который командует подразделением, охраняющим важный перевал Кейтши (Keitschi-Pass), из 63 человек, положенных по штату, в его распоряжении находятся 14 полицейских. Во многом это связано с тем, что профессия полицейского очень опасна, они чаще других становятся жертвами нападений боевиков. С другой стороны, жалование у полицейского, несмотря на одинаковый риск, меньше, чем у солдата - 70 долларов в месяц против 100. Почти половина тех, кто пришел служить в полицию, после истечения первого трехгодичного контракта не собираются его продлевать.

В этих условиях власти часто обращаются за помощью к так называемой "племенной милиции". Эти ополчения существуют в Афганистане с XVIII века. Порой ополченцы действительно оказываются эффективнее полицейских, а времени на их подготовку тратится куда меньше. Однако критики обращают внимание на то, что "племенная милиция" очень легко выходит из-под контроля. Опыт ее использования на службе у государства уже был предпринят во времена советской оккупации. Первое время милиция сражалась с моджахедами, однако потом сама стала угрозой государственной безопасности.

Наконец, население не особенно доверяет правительству в Кабуле. Во многом потому, что это правительство никак не может обеспечить его, населения, безопасность. Получается своего рода замкнутый круг. К этому нужно добавить частые обвинения в адрес афганских чиновников, уличенных в коррупции. Недавно в стране разразился крупный скандал, после того как стало известно, что финансовая помощь, поступающая с Запада, была направлена не на восстановление страны, а на личные нужды властей предержащих, частную охрану и прочее.

Семь лет один ответ

Перед НАТО и его Международными силами содействия безопасности в Афганистане стоит весьма непростая задача. На недавнем саммите в Бухаресте страна альянса обсуждали вопрос о том, кто и как должен участвовать в боях с талибами на юге Афганистана. Германии, в частности, ставили в вину, что, дислоцировав свой контингент на относительно благополучном севере, она уклоняется от боевых действий. Нападение на военный парад в Кабуле показывает между тем, что вполне реальная угроза существует на всей территории страны.

Весьма вероятно, что со временем союзникам придется пересмотреть всю стратегию в Афганистане. Как отметил спецпредставитель ООН в Кабуле Том Кенигс, после изгнания талибов в 2001 году западные страны рассматривали Афганистан как страну, только что пережившую вооруженный конфликт, хотя на самом деле за семь истекших лет ситуация мало изменилась: она не "постконфликтная", а самая что ни на есть "конфликтная".

Заниматься формированием государственных институтов в условиях, когда страну раздирает вражда между законным правительством, племенными вождями и талибами, все равно что строить дом на песке. Держать иностранные войска в Афганистане бесконечно долго, поддерживая слабое правительство, тоже не выход. Если за семь лет значимых успехов по стабилизации достигнуто не было, то почему в следующие семь лет должно быть иначе? Впрочем, можно предположить, что выборы, которые пройдут в стране в 2009 году, стабилизируют ситуацию: появится новый, более определенный расклад политических сил. А до этого времени парады в Кабуле лучше, кажется, не проводить.

Мир00:0119 сентября

Американские принцессы

Как в США мальчики наряжаются в женскую одежду и выступают в травести-шоу и гей-клубах
Мир00:0115 сентября
Raneen Sawafta

Попутали берега

Евреи и арабы живут здесь вместе десятилетиями. Скоро тут может начаться третья мировая
Мир00:0311 сентября

«Мы добьемся правды»

Американцы хотят узнать все о терактах 11 сентября. На их стороне пожарные и ученые
16:0119 сентября