Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Теория малых дел

Снизив коррупцию, власть избавит бизнес от необходимости финансировать оппозицию

В среду, 21 мая, для экспертизы законов на предмет содержания в них лазеек для коррупции в Госдуме была создана специальная комиссия. Двумя днями ранее президент Дмитрий Медведев подписал указ "О мерах по противодействию коррупции", в котором объявлялось об образовании при президенте соответствующего совета. Председателем совета стал сам Медведев. В течение месяца предполагается разработать национальный план по борьбе с подобными преступлениями.

Призывы бороться с коррупцией являются необходимыми и неизбежными для лидера любого государства, поскольку полностью от нее избавиться не удается нигде. Для России подобные акции тоже новостью не являются. Однако в последнее время ритуальные заклинания по этому поводу зазвучали с особой силой и воплотились в президентский указ.

Каких-либо революционных новшеств в распоряжении президента не просматривается. Совет должен будет лишь получать от органов власти необходимые для своей работы документы, а его решения, согласно указу, "будут оформляться протоколом". Впрочем, после прошедшего в понедельник совещания у президента генеральный прокурор Юрий Чайка не исключил введения конфискации в отношении юридических и физических лиц, признанных виновными по соответствующим статьям.

Очевидно, нынешнюю активизацию борьбы с коррупцией следует рассматривать в контексте усилий властей по улучшению условий работы отечественного бизнеса. Об этом заявляется открыто, и секрета здесь нет. Поскольку трогать высокопоставленных коррупционеров опасно для стабильности всей системы, борьба с коррупцией будет проходить в рамках теории малых дел.

О том, что административное давление на бизнес надо ограничить, Дмитрий Медведев заявил еще 27 марта на заседании президиума Госсовета в Тобольске. Тогда он предложил подумать над идеей введения запрета на проверки малых предприятий до тех пор, пока от правоохранительных органов не поступит соответствующее заявление. В конце концов, было решено ограничить такие проверки одним разом в три года всеми службами, кроме налогового контроля. Указ, предписывающий правительству внести в Госдуму проекты соответствующих законов, президент подписал 14 мая.

Но смогут ли правительство и Кремль покончить со злоупотреблениями чиновников хотя бы даже на низовом уровне? Возможно, эта проблема решаема. По словам социолога Эллы Панеях, проверяющие инстанции и так начинают обращать все меньше внимания на "мелочевку". Иными словами, власти взялись за проблему, которая постепенно решается сама собой вследствие смещения баланса интересов чиновников из сферы "отобрать хоть сколько-нибудь" в сферу "сохранить отобранное".

Отчасти риторика о борьбе с коррупцией вызвана опасениями, что доведенный до отчаяния бизнес опять начнет оказывать какую-то поддержку оппозиционным правым партиям. Вопреки утверждениям о том, что руководство страны не будет слушать предпринимателей, пока они не наймут себе политических лоббистов, представителей предпринимательских организаций принимают на высоком уровне. Однако не ясно, есть ли в таких встречах толк. В любом случае, заявления о том, что "государство не считается с интересами бизнеса", явно не соответствуют действительности. Высшее руководство на международных форумах хотело бы представлять страну с более или менее современной экономикой. Другое дело, что его интересы не всегда совпадают с интересами чиновников "на местах".

Несмотря на социальные лозунги, российское правительство явно исходит из либеральных постулатов, в соответствии с которыми свободный рынок дает ответы на все вопросы. Коррупция в этом контексте становится очевидным препятствием, которое следует устранить. Выступая в Госдуме перед своим утверждением в должности премьер-министра, Владимир Путин в разделе "Что делать" в первую очередь заявил о необходимости либерализации финансового рынка, чтобы облегчить торговлю фьючерсами и т.п. Затем он рассказал о планах снизить налоги с экспортеров нефти для стимулирования разработок новых месторождений, потом - о сокращении лицензируемых видов деятельности. Конечно, Путин говорил и об инфляции, от которой особенно страдают малообеспеченные слои, но экономический либерализм состоит именно в предлагаемых мерах, а не в поставленных проблемах, которые и так очевидны. О необходимости приватизировать госкорпорации, как только они поднимут производство в своих отраслях, Путин заявлял, еще будучи президентом.

Новый президент, как и предыдущий, делает ставку на проект модернизации восточноазиатского типа, но если взяточники продолжат мешать бизнесу, то все провалится. Эффективность госаппарата при отсутствии политической конкуренции становится здесь критически важным обстоятельством. Не случайно в странах, вступивших на этот путь, к проворовавшимся чиновникам применяются самые строгие меры вплоть до смертной казни. Если окажется, что коррупцию можно заметно снизить и без противоборствующих партий, которые критикуют и разоблачают правительство, то у российской оппозиции будет выбит из рук последний козырь и в стране утвердится похожая на японскую модель с одной доминирующей партией.