Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Южноамериканцы всех стран – объединяйтесь

Альянс по принципу Евросоюза в Южной Америке приобретает реальные очертания

Союз южноамериканских наций, который объединяет большинство стран на континенте, постепенно превращается из утопического проекта в реальный альянс. После встречи президентов государств - участников союза в конце мая 2008 года стороны со всей серьезностью заговорили о введении единой валюты, объединении Центробанков и общем парламенте.

Руководители государств из Южной Америки впервые задумались о том, что настала пора объединяться, в 2004 году, когда подписали декларацию о необходимости более тесного сотрудничества и создании Unasur, Союза южноамериканских наций. Уже тогда стороны заговорили о возможности введения единой валюты, общего рынка и парламента. Однако четыре года назад такие заявления воспринимались как декларация – на каких принципах страны планировали строить альянс, было совершенно непонятно.

Ясно было только то, что при объединении страны Южной Америки будут обращаться к европейскому опыту – ЕС ввел единую валюту уже в 1999 году, а в 2004 году расширился за счет стран Восточной Европы. Другого примера такого безболезненного объединения многих народов с разными традициями, устоями, языками в один тесный альянс при сохранении государственного суверенитета в современной истории не найдешь.

Одна из основных причин создания Европейского Союза заключалась в том, чтобы повысить конкурентоспособность экономики единой Европы на мировом рынке. Фактически в ЕС поступили так, как поступают бизнесмены всего мира, когда темпы роста прибыли уменьшаются. В такой ситуации менеджеры во всех отраслях экономики ищут инвесторов или другие такие же компании, с которыми можно объединиться.

Южноамериканские страны при объединении преследуют ту же цель, но с более явным ориентиром. Для них первоочередной задачей является формирование единой позиции в отношениях с США, главным торговым партнером всех входящих в Unasur государств.

В 2005 и 2006 годах состоялось несколько встреч глав государств – участников Unasur, на которых обсуждались принципы объединения стран. Кроме того, в ноябре 2006 года Аргентина, Бразилия, Чили, Колумбия, Эквадор, Гайана, Парагвай, Перу, Суринам, Уругвай и Венесуэла подписали соглашение об отмене виз. Таким образом, одно из главных достоинств Европейского союза – свобода перемещения граждан – было отмечено и достаточно оперативно позаимствовано.

Однако все эти меры рассматривались только как подготовка к созданию единого экономического пространства. В конце 2007 года южноамериканские страны договорились учредить свой аналог Международного валютного фонда - Banco del Sur (Bank of South), а в 2008 году решили подписать договор о фактическом учреждении Unasur.

Подписание столь важного документа чуть было не сорвалось из-за едва не начавшегося военного конфликта между Колумбией, Венесуэлой и Эквадором. В самом начале марта войска Колумбии вторглись в Эквадор для того, чтобы обезвредить колумбийских повстанцев. Задача была выполнена, однако переход границы войсками соседней страны не понравился Эквадору, который разорвал дипломатические отношения с Боготой. На защиту Эквадора встал и президент Венесуэлы Уго Чавес, однако уже через неделю конфликт утих, а руководители всех трех стран согласились считать его исчерпанным.

В договоре, подписанном 23 мая 2008 года 12 государствами, сказано, что объединение стран Южной Америки будет происходить не только в экономической, но и в социальной, политической и культурной сферах. Страны, оставаясь независимыми, будут, как и в Евросоюзе, обсуждать общие проблемы в едином парламенте, который планируется организовать в Боливии. Штаб-квартира Unasur будет располагаться в Эквадоре, а единый банк – в Колумбии.

Конкурент доллару

Уже после подписания официального соглашения президент Бразилии Луиш Инасиу да Силва (Luiz Inacio Lula da Silva) сказал, что в рамках союза будет создана единая валюта. Заявление было сделано достаточно аккуратно, поскольку ни о сроках введения валюты, ни о базовых принципах, ни даже о названии да Силва не упомянул. Однако ясно, что если единая валюта и будет введена, то даже не через несколько лет, а через несколько десятилетий.

Сейчас южноамериканские валюты не отличаются устойчивостью. Ни одна из них не входит в список свободно конвертируемых, а определенный вес в мире имеют только бразильские реалы. Это связано с тем, что именно экономика Бразилии является самой крупной в Южной Америке. Поэтому естественно предположить, что новая валюта будет строиться именно вокруг реала.

У Европейского союза, когда вводился евро, такого лидера не было. Крупнейшей экономикой, решившей войти в зону евро, была Германия, однако на мировом рынке конкуренцию местным маркам создавали и французские франки, и, хоть и в меньшей степени, испанские песеты и итальянские лиры. Кроме того, не стоит забывать, что "еврозона" создавалась на базе развитых экономик. Это позволило евро создать прочную базу и только потом постепенно принимать в единое валютное пространство развивающиеся страны.

В Южной Америке развитых стран нет вообще, а, значит, каждая из них в отдельности и все вместе подвержены экономическим рискам в большей степени, чем европейские государства.

Другие последователи евро

В последние годы слухи об объединении валют приходят со всех уголков мира. Особенно они участились после успешного введения евро и его успехов на мировом рынке – уже в начале 2008 года европейская валюта стала стоить 1,6 доллара.

Пока ближе всех к созданию новой валюты подошли страны Персидского залива. Они хотят ввести свою денежную единицу уже к 2010 году. Сделать это довольно легко – почти все валюты стран Персидского залива привязаны к доллару, а экономики Кувейта, Саудовской Аравии, Бахрейна, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов и Омана имеют много общего. Все они зависят от экспорта нефти, поэтому фактически курс новой валюты будет изменяться в зависимости от цен на нефть на мировом рынке.

На юге Африки вопрос о создании единой валюты обсуждают уже в течение нескольких десятков лет. Пока считается, что "афро" будет введено в 2016 году, а расплачиваться этой денежной единицей можно будет в ЮАР, Ботсване, Лесото, Свазиленде, Намибии, Зимбабве, Анголе, Мозамбике, Малави, Танзании, Замбии, на Маврикии, на Сейшельских островах и Демократической Республике Конго. Впрочем, не исключено, что срок введения "афро" снова отодвинется – во всяком случае, инфляция в Зимбабве достигла 165 тысяч процентов в год. Вряд ли кто-нибудь захочет объединять свою валюту с местным долларом.

Возможно, что в ближайшем будущем пользоваться единой валютой будут также и граждане Новой Зеландии и Австралии. В 2006 году слухи о переговорах по этому поводу просочились в СМИ, однако с тех пор об этом ничего не слышно. То же самое можно сказать и о введении российского рубля в Белоруссии – постепенно этот вопрос был снят, хотя еще в 2004 году обсуждался очень активно.

Приблизительно на такой же стадии развития находится и проект по скрещению американского и канадского долларов. Сторонники этой идеи отмечают, что экономика Канады во многом зависит от США, да и курсы валют двух стран практически одинаковые.

Иными словами, организовать новую валюту – решение не только экономическое, но и политическое, на котором сказывается в том числе и своеобразная мода. Когда эта мода пройдет, многие от такого шага откажутся.