Сила народной любви и ненависти

Присяжные оправдали обвиняемых в покушении на Чубайса

В Московском областном суде завершился судебный процесс по делу о покушении на главу РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса. Коллегия присяжных сочла, что следствию не удалось доказать причастность обвиняемых к преступлению. Но точка в деле еще не поставлена. Под стражей находится еще один подозреваемый, чье дело было выделено в отдельное производство.

В зале суда из-под стражи были освобождены бывший полковник ГРУ Генштаба Владимир Квачков и два бывших офицера-десантника Роберт Яшин и Александр Найденов. Они провели в заключении более трех лет, пока шло следствие и суды. За это время Квачков успел сделать себе политическую карьеру, дважды поучаствовав в выборах в Госдуму.

Так как процесс был закрытым, то информации о нем просочилось в СМИ немного. Поэтому нельзя сделать однозначный вывод о том, чем руководствовались присяжные - своим негативным отношением к "отцу приватизации" или же расследование действительно было проведено настолько непрофессионально.

По данным газеты "Московский комсомолец", присяжные признали факт покушения на Анатолия Чубайса, однако посчитали, что подсудимые не имеют к нему отношения. Кроме того, четверо из двенадцати присяжных заседателей предположили, что преступление было инсценировано.

Покушение произошло утром 17 марта 2005 года при выезде на Минское шоссе. Кортеж Чубайса направлялся в Москву, когда на его пути сработало взрывное устройство, начиненное мелкими железными предметами, которые должны были усилить поражающую силу бомбы. Бронированный автомобиль руководителя РАО ЕЭС, по его словам, лишь слегка качнуло от взрыва, вслед за которым кортеж был обстрелян из автоматического оружия. Чубайсу и его охране удалось уехать с места покушения, никто из них не пострадал.

Квачков был арестован уже к вечеру дня покушения. Принадлежавший его жене автомобиль SAAB был замечен рядом с местом преступления. В его квартире и гараже были проведены обыски. Как выяснилось, Квачков был в прошлом боевым офицером и одним из ведущих специалистов по диверсионной деятельности. Через месяц были арестованы Яшин и Найденов.

По мнению следствия, обвиняемые начали слежку за Чубайсом еще в 2004 году. В феврале 2005 года Яшин снял квартиру в поселке Жаворонки Одинцовского района Подмосковья. Из ее окон хорошо просматривалась дорога, по которой проживавший неподалеку Чубайс ездил на работу.

Первоначальная версия следствия о том, что покушение на Чубайса было совершено Квачковым из личной неприязни, вскоре трансформировалась в заговор националистов. Впрочем, подсудимые с самого начала не скрывали своего негативного отношения к Чубайсу, но отрицали свою причастность к покушению.

В ходе расследования выяснилось, что Яшин и Найденов служили в том же 45-м полку ВДВ, где и десантники, проходившие по делу об убийстве журналиста "Московского комсомольца" Дмитрия Холодова.

Обвинения в причастности к преступлению Квачкова и его товарищей строились только на косвенных доказательствах, так как в ходе проведенных обысков не удалось найти неопровержимых улик. Например, не было найдено оружие, из которого велась стрельба, а в машине Квачкова, на которой он якобы вывозил участников покушения, экспертиза также не обнаружила следов взрывчатки.

Кроме того, уже на первом процессе в 2006 году главный свидетель обвинения Игорь Карватко отказался от данных им показаний, заявив, что они были получены под давлением. В качестве доказательств своих слов он даже предоставил аудиозаписи. Именно на показаниях Карватко строились утверждения стороны обвинения о связи между Квачковым и десантниками Найденовым и Яшиным, а также о том, что именно они покупали на строительном рынке использованный во взрывном устройстве аккумулятор и пластиковую подстилку, лежа на которой исполнители покушения ожидали появления кортежа Чубайса.

Оправдательный вердикт обвиняемым вынесла третья коллегия присяжных, участвующая в этом процессе. Две другие были распущены по требованию обвинения в декабре 2006 года и декабре 2007 года. В первом случае суд посчитал, что присяжные могут находиться под воздействием публикаций в СМИ о закрытом процессе, а во втором - выяснилось, что одна из присяжных вошла в жюри по недосмотру, так как состоит на учете в наркологическом диспансере.

Квачков после вынесения приговора заявил, что, по его мнению, покушение было инсценировкой либо акцией устрашения каких-либо недоброжелателей Чубайса. Бывший главный обвиняемый также отметил, что если бы у него была цель убить Чубайса, то он сумел бы довести задуманное до конца, подразумевая свой опыт специалиста-диверсанта. Квачков подчеркнул, что он не считает преступлением "ведение национально-освободительной борьбы против Чубайса". В то же время он не собирается взыскивать с государства денежную компенсацию за незаконное уголовное преследование.

Глава РАО ЕЭС со своей стороны выразил сожаление по поводу решения присяжных, отметив, что у него нет сомнений в аргументах следствия и в том, что обвиняемые собирались его убить. Вместе с тем Чубайс заявил, что пусть лучше будут оправданы виновные, чем осуждены невиновные.

Несогласие с оправдательным вердиктом также выразил лидер СПС Никита Белых. По его мнению, одним из факторов, повлиявших на решение присяжных, стало негативное отношение к Чубайсу среди многих граждан России, так как он у них ассоциируется со сложными периодом начала 1990-х годов, приватизацией, развалом СССР и вынужденным отказом от прежнего образа жизни.

Вынесение приговора на основании вердикта присяжных состоится 16 июня. Как ожидается, сторона обвинения будет обжаловать приговор, использовав в качестве аргумента различные процессуальные нарушения. Только в этом случае оправдательный приговор на основании вердикта присяжных может быть отменен.

Остается неясной судьба еще одного фигуранта дела Ивана Миронова, который был задержан в декабре 2006 года. Дело в отношении него было выделено в отдельное производство, и в Мосгорсуд продлил ему срок ареста до 11 сентября. Задержанный - сын бывшего министра печати России Бориса Миронова, который был признан виновным в публикации материалов, разжигающих национальную рознь. Судьба Ивана Миронова остается неизвестной, так же как не известны причины, по которым он не принимал участия в основном процессе. По словам его родных, после ареста его практически не допрашивали и не привлекали к очным ставкам с другим обвиняемыми, пишет "Российская газета".

Кроме того, в розыск объявлен сын Квачкова Александр, но его до сих пор не удалось найти. В день покушения он поехал с отцом на дачу и был вместе с ним в машине. В доме Квачкова-младшего были найдены заметки с номерами автомобилей РАО ЕЭС, в которых было указано расписание их передвижения.