Новости партнеров

Задним числом и умением

ФСБ предотвратила теракт в день инаугурации нового президента

Дебют директора ФСБ Александра Бортникова в роли ньюсмейкера можно признать успешным. Выступая во вторник на заседании Национального антитеррористического комитета, Бортников заявил, что 7 мая, в день инаугурации Дмитрия Медведева, в столичном метрополитене мог произойти теракт, но его предотвратили спецслужбы. Террористы, по словам директора ФСБ, также планировали осуществить теракты в ряде городов Кавказских Минеральных вод.

ФСБ спасает Россию. От кого сейчас?

Победные реляции Александра Бортникова, с точки зрения госслужащего, безусловно, своевременны и к месту. Новая должность, новый президент, а уже, как говорится, столько очков набрал. Могут и наградить. Если бы в день инаугурации в московском метро произошел теракт, то преемнику Владимира Путина, несомненно, был бы нанесен катастрофический политический урон. Дмитрию Медведеву пришлось бы начинать работу с пренеприятных хлопот по спасению имиджа "стабильной и процветающей" России, коей она должна окончательно стать к 2020 году.

Вся работа предшественника Бортникова, Николая Патрушева, тоже была бы перечеркнута. Ведь в России после 2004 года не было совершено ни одного крупного террористического акта. Лидеры чеченских сепаратистов уничтожены: Аслан Масхадов в 2005 году, Шамиль Басаев в 2006 году.

Статистика НАКа, размещенная на официальном сайте, говорит о том, что в 2005 году на территории РФ был совершен 251 теракт, в 2006 году - 112, в 2007 году - 48. В текущем году, по словам Александра Бортникова, в России не произошло ни одного теракта. С 2005 года проблемным регионом остается только Северный Кавказ: 90 процентов терактов за указанный период произошли в Южном Федеральном округе. Большая их часть была направлена против сотрудников правоохранительных органов. Успехи спецслужб колоссальные, если, конечно, верить статистике.

Александр Бортников во вторник был скуп на детали, имен злоумышленников не назвал. В интересах следствия, разумеется. "В ходе обеспечения безопасности инаугурации президента РФ и майских праздничных мероприятий были сорваны планы террористов по совершению терактов в московском метрополитене. Пресечена деятельность преступной группы, которая готовилась осуществить теракты в городах Кавказских Минеральных Вод", - передает слова директора ФСБ РИА Новости.

Александр Бортников также сообщил, что у преступной группы, которая готовила теракты на Северном Кавказе, изъято большое количество оружия, боеприпасов, компонентов взрывчатых веществ, а также литература экстремистского толка.

Но то - Северный Кавказ. Новостям о перестрелках и взрывах, например, в республике Ингушетия, уже мало кто удивляется: текучка. Да и сам Бортников отметил, что "несмотря на принимаемые меры, количество преступлений террористической направленности остается достаточно высоким". "Не прекращаются нападения на сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих на Северном Кавказе", - добавил глава ФСБ.

А вот заявление Бортникова о предотвращенном в столичном метрополитене теракте волей-неволей отсылает к 2004 году. Напомним, 6 февраля 2004 года сработало взрывное устройство в вагоне поезда московского метро, следовавшего от станции "Автозаводская" к "Павелецкой". Исполнителем теракта был назван 21-летний уроженец Карачаево-Черкесии Анзор Ижаев, который погиб на месте. А 31 августа того же года в Москве произошел еще один взрыв у станции метро "Рижская". Погибли 10 человек, более 50 были ранены.

У обывателя - не чиновника - может возникнуть резонный вопрос: что за вновь возникшее подполье могло запланировать террористический акт в Москве? Что за "некие" силы? Впрочем, в последнее время подобные вопросы у граждан возникают каждый раз, когда ФСБ докладывает об очередном обезвреженном террористе. Как правило, предотвращение теракта бывает приурочено к какому-нибудь празднику. Недоверие возникает и потому, что проверить эту информацию "гражданским" нельзя в принципе. Допуска нет.

Дефицит террористов

5 июня 2007 глава ФСБ Николай Патрушев на заседании НАКа обсуждал с коллегами весьма тонкую материю: public relations. Поводом послужило социологическое исследование "Восприятие населением информационно-пропагандистской кампании по борьбе с терроризмом", проведенное в 2006 году компанией "Группа ИМА".

Приведем весьма показательную цитату из этого исследования: "В настоящий момент респонденты в целом невысоко оценивают действия по предотвращению террористической угрозы, проводимые на территориях их проживания. Они не воспринимают власть как силу, напрямую и действенно противостоящую терроризму, при этом отмечают не только слабость государства и недостаточность предпринимаемых усилий, но и нередко приписывают властям стремление использовать терроризм в собственных политических целях. Невысоко оценивается и эффективность работы спецслужб в борьбе с терроризмом (за исключением МЧС), опрошенные не связывают уменьшение количества терактов на территории РФ с их деятельностью".

Через два дня Патрушев, выступая на научно-практической конференции "Актуальные проблемы противодействия религиозно-политическому экстремизму" раскрыл причины, по которым молодежь идет в экстремисты. Факторами, порождающими экстремизм, оказались высокая безработица среди молодых россиян и пропаганда экстремистских идей.

"На территории России действуют не только исламистские экстремистские группировки. Сложилась тенденция к распространению радикальных протестантских, буддистских и других религиозных организаций. Основной целью их пропагандистских усилий является молодежь", - сказал Патрушев.

Здесь уместно вспомнить многострадальный закон "О противодействии экстремистской деятельности" (принят Госдумой в 2002 году, поправки, существенно расширяющие понятие "экстремизм", были приняты в 2006-м). В нынешнем виде закон, при соответствующем толковании, позволяет привлекать к уголовной ответственности кого угодно и за что угодно.

По мнению многих экспертов, изменение закона носило чисто утилитарную цель. Юридической надобности в нем не было совершенно, поскольку в первой статье, где перечислены виды экстремистской деятельности, попросту дублируются составы преступлений из действующего Уголовного кодекса. Например, публичная клевета в адрес лица, занимающего государственную должность, и так преследуется по УК. Зачем же надо было огород городить?

Ответ парадоксален: ситуация, при которой врагов у государства (имеются в виду террористы) осталось мало, а экстремистов благодаря законодательным поправкам стало хоть пруд пруди, выгодна спецслужбам. Потому что по закону от экстремиста до террориста один шаг. Вопрос трактовки. А выявлять и обезвреживать, например, молодых нацболов или активистов "Другой России" куда безопасней, чем гоняться по горам за каким-нибудь Хаттабом.

Поэтому не исключен вариант, что при директоре ФСБ Александре Бортникове борьба с экстремистским подпольем выйдет на новый уровень: молодых террористов станет больше, а статистика по борьбе с ними - лучше.