Встретились, поговорили

Кто же все-таки победил на первых дебатах между Обамой и Маккейном

Первые дебаты кандидатов в президенты США прошли в ночь с 26 на 27 сентября. Планировалось, что они будут посвящены вопросам внешней политики, однако текущие события сказались на приоритетах – и больше трети полуторачасовых дебатов ушло на обсуждение экономики.

Ради красного словца

Ведущий дебатов Джим Лерер не напрасно решил уделить целых сорок минут экономическим вопросам. Недавние потрясения на финансовом рынке сказались на предвыборной кампании: подрос рейтинг Барака Обамы, которого избиратели традиционно считают более сведущим в экономике. Республиканец Джон Маккейн решил подтвердить делом один из лозунгов своей кампании "Страна в первую очередь" (The country first), и заявил, что остановит предвыборную кампанию до тех пор, пока не будут приняты срочные меры по урегулированию ситуации на рынках. Республиканцы даже хотели перенести дебаты, аргументируя это тем, что сейчас "не время для политики", однако Барак Обама был категорически против. Менее чем за сутки до дебатов было объявлено о том, что Маккейн все же примет в них участие.

Дебаты прошли без громких заявлений: кандидаты отвечали на вопросы в строгом соответствии со своими программами. Джон Маккейн, правда, заявил о возможности нападения американских войск на Пакистан, дополнив это заявление словами "пакистанцам придется понять" и "властям Пакистана придется сотрудничать", однако сразу же уточнил, что не делает официального заявления о планах вторжения в Пакистан.

Тем не менее, кандидаты дали аналитикам немало поводов для обсуждений. В первую очередь журналисты кинулись проверять факты, которыми оперировали политики в ходе обсуждения: ведь уличить Обаму или Маккейна в некомпетентности или откровенной лжи на дебатах – это громкое событие.

И вот что выяснилось. Как обнаружили аналитики Fox News, Джон Маккейн немного приукрасил эпизод из истории США, касающийся действий главнокомандующего американскими вооруженными силами накануне "Дня Д" (начала Нормандской операции 6 июня 1944 года) генерала Дуайта Эйзенхауэра – тогда еще не президента США. На дебатах Маккейн рассказал о том, что Эйзенхауэр написал два письма: одно на случай успеха операции – с поздравлениями в адрес солдат и офицеров, второе на случай поражения – с просьбой об отставке из Вооруженных сил. Однако в письме Эйзенхауэра, которое должно было быть опубликовано в случае неуспеха, не было просьбы об отставке – будущий президент всего лишь брал на себя ответственность за поражение.

А Барак Обама представил свой план по реформированию системы здравоохранения как "программу, которая позволит каждому получать основные медицинские услуги". Тем не менее, его план предусматривает доступность медицинских услуг для всех американцев, но страховка при этом должна быть лишь у ста процентов детей. Взрослых это не касается. Так, бывшая соперница Барака Обамы Хиллари Клинтон, самой сильной стороной программы которой была социальная сфера, упрекала чернокожего сенатора в том, что его план оставит без страховки 15 миллионов человек.

Джон Маккейн упрекнул Барака Обаму в том, что тот голосовал против финансирования американских войск в Ираке. По словам кандидата от республиканцев, храбрые мужчины и женщины, которые воюют в этом регионе, нуждаются в поддержке, а Обама отказывал им в ней из-за того, что изначально был против всей операции. Правда, хранящаяся в открытом доступе статистика голосования сенаторов показывает, что Барак Обама всегда поддерживал финансирование войск, за исключением одного случая: в 2007 году он проголосовал против билля, не содержавшего призыва к выводу войск. Однако он проголосовал за другой билль, содержавший этот призыв и предусматривавший финансирование.

Маккейн упрекнул Обаму в том, что его первая реакция на конфликт в Южной Осетиии была слишком мягкой: Обама призвал обе стороны прекратить военные действия. По мнению Джона Маккейна, следовало сразу возложить ответственность на "российских агрессоров". Однако реакция Обамы совпадала с первым официальным заявлением Белого дома по поводу вмешательства России в грузино-осетинский конфликт.

Обама же заявил, что его налоговый план облегчит налоговое бремя 95 процентам американцев. При этом исследование Urban-Brookings Tax Policy Center показало, что от этой системы выиграют 95,5 процентов семей с несовершеннолетними детьми. Всего же налоги снизятся лишь для 82 процентов физических лиц.

Это далеко не все ошибки и преувеличения, замеченные аналитиками. Однако уже из этого можно сделать парадоксальный вывод: демократ склонен приукрашивать перспективы от своей социально-экономической программы, которая считается сильным местом его кампании. Республиканец же, обладающий репутацией специалиста по национальной безопасности и внешней политике, давал поводы для критики именно по этим вопросам.

Кто победил и кто выиграл

По меньшей мере за девять часов до начала дебатов лагерь Маккейна объявил о его победе. Баннеры "Маккейн одержал победу на дебатах" появились буквально минуты спустя после известия о том, что дебаты вообще состоятся. Судя по тому, насколько быстро после реакции блогеров эти объявления исчезли, это была какая-то ошибка. Что ж, осуждать штаб Маккейна за подготовленные заранее баннеры не имеет смысла.

Однако и сразу после дебатов первая реакция аналитиков и блогеров свидетельствовала о победе Маккейна: говорили, что сенатор от штата Аризона звучал убедительнее, его домашние заготовки был уместнее, а аргументы весомее. Да и первые интернет-опросы, например, голосование на сайте Drudge Report, отдавали победу Маккейну: две трети смотревших дебаты избирателей считали, что победил именно он. Сам кандидат от Республиканской партии задал своим сторонникам риторический вопрос: "Ну что, я показал им, кто готов взять на себя управление страной?" В довершение всего штаб Маккейна выпустил ролик, представлявший собой нарезку из тех моментов дебатов, когда Обама говорил, что согласен с сенатором Маккейном.

Правда, и Барак Обама не собирался признавать себя проигравшим. Он прокомментировал прошедшие дебаты замечанием о том, что теперь стало ясно, между чем и чем предстоит выбирать: переменами, которые предлагает он, или продолжением прежней политики, которое неизбежно в случае победы Маккейна.

А потом появились результаты других опросов. Телефонный опрос CNN, проведенный сразу после окончания дебатов, показал, что 51 процент телезрителей отдают победу Обаме и всего 38 процентов – Маккейну. Похожие результаты дали опросы CBS и других телеканалов. Большинство телезрителей признавали преимущество Маккейна во внешнеполитических вопросах, но заявляли, что Обама лучше разбирается в более важной для них сейчас сфере – экономике.

Более того, согласно опросу Los Angeles Times/Bloomberg, 44 процента американцев решили, что в ходе дебатов Барак Обама был больше похож на президента США, чем Джон Маккейн. Поведение и облик республиканца "президентскими" сочли всего 16 процентов.

Но самое главное здесь – даже не оценка дебатов, а их влияние на рейтинги. Нынешние показатели Gallup и Rasmussen Report уже учитывают опросы, проведенные после дебатов. Рейтинг Барака Обамы немного вырос: по некоторым сведениям, с 48 до 49 процентов, по другим – с 49 до 50. Маккейн же потерял некоторых сторонников: по разным данным, их доля сократилась с 45 до 44 или же с 44 до 42 процентов.

По заключению Rasmussen Report, победителем дебатов стал не Барак Обама, и не Джон Маккейн, а ведущий дебатов Джим Лерер. Более трех четвертей зрителей похвалили его способность соблюдать нейтралитет. Выиграл же от этих дебатов, судя по рейтингам, кандидат от демократов Барак Обама.

Однако впереди еще три раунда дебатов: в следующем встретятся напарники кандидатов губернатор Аляски Сара Пэйлин и сенатор от штата Дэлавер Джо Байден. Оба политика уже готовятся к встрече. Наиболее интересными обещают быть последние президентские дебаты, где Обама и Маккейн будут отвечать на вопросы без заранее заявленной темы обсуждения.

Победа на дебатах не гарантирует поддержки избирателей в ноябре. Обоим кандидатам предстоят еще изнурительные поездки по различным штатам и выступления перед огромными аудиториями, а также заочная полемика. Но только на дебатах они могут встретиться лицом к лицу и всеми доступными способами постараться не просто выглядеть хорошо, но выглядеть хорошо на фоне соперника. Именно это делает данный этап президентской гонки самым увлекательным.