Новости партнеров

Мы, нижеподписавшиеся

Саргсян и Алиев подписались под общими фразами о карабахском конфликте

2 ноября в Москве побывали президенты Армении и Азербайджана. Они поговорили о карабахском конфликте и вместе с президентом РФ, по предложению которого состоялась эта встреча, подписали декларацию. Документ не подразумевает конкретных обязательств со стороны Армении или Азербайджана, механизмов урегулирования карабахского конфликта там также нет.

Урегулированием конфликта вокруг Нагорного Карабаха уже более 15 лет занимается Минская группа ОБСЕ, которой руководят Россия, США и Франция. Главным результатом, вероятно, можно считать то, что в регионе вновь не началась война. По мнению армянского политолога Левона Мелика-Шахназаряна, именно это и является главной целью Минской группы. "Может быть, сначала и была другая цель, но не сейчас, - рассуждает эксперт. - Теперь ОБСЕ не интересно, чьим будет Карабах - будет ли он независимым, или будет принадлежать Армении, Азербайджану или Судану. Главное, чтобы не было бы войны, поскольку этот регион в какой-то мере снабжает энергоносителями страны-члены ОБСЕ".

Формально на переговорах стороны руководствуются так называемыми "мадридскими принципами" (принципами, которые обсуждались на встрече министров иностранных дел в Мадриде в ноябре 2007 года). В соответствии с ними "зона безопасности" вокруг Карабаха (азербайджанских территорий вокруг непризнанной республики, которые после войны начала 1990-х годов оказались под ее контролем) передается Азербайджану, в Карабах возвращаются азербайджанские беженцы, а затем уже решается вопрос о статусе республики.

При таком раскладе, как видно, выигрывает прежде всего Азербайджан, в некоторой степени Армения (Азербайджан в ответ, как ожидается, может прекратить транспортную и энергетическую блокаду Армении). Карабаху же предлагается сдать завоеванные территории и поставить под вопрос собственный статус (в настоящее время республика считает себя полноценным государством). Все это он должен обменять на призрачный шанс международного признания.

В декларации, подписанной 2 ноября, есть ссылка на "мадридские принципы", но без каких-либо разъяснений ("Президенты, - говорится там, - подтверждают важное значение продолжения Сопредседателями Минской группы ОБСЕ посреднических усилий с учетом их встречи со сторонами в Мадриде 29 ноября 2007 года"). Есть несколько фраз о сохранении действующего переговорного формата. Есть несколько благих намерений (например, стороны выражают готовность урегулировать конфликт политическим путем, чтобы тем самым создать условия для "экономического развития и всестороннего сотрудничества в регионе").

Составители декларации, разумеется, не удержались от того, чтобы вставить туда слово "доверие". Вероятно, считается, что оно придает соглашениям дополнительный вес. Однако в данном случае его хорошо замаскировали, так чтобы смысл фразы получился как можно более туманным. На случай, вероятно, если Баку и Ереван уже завтра вновь начнут обмениваться завуалированными оскорблениями и угрозами. Пассаж звучит так: "Президенты… считают важным поощрять создание условий для реализаций мер по укреплению доверия в контексте усилий по урегулированию".

Теперь о том, чего в декларации нет. Нет, прежде всего, отказа сторон конфликта от применения силы. То есть в текст, конечно, включены фразы о "мирном урегулировании" или "политическом урегулировании". Но они составлены так, что азербайджанские власти, например, в любой момент могут начать войну за Карабах (о готовности это сделать неоднократно заявлял нынешний президент Ильхам Алиев), заявив, что переговоры, к примеру, себя исчерпали, и формально не нарушив декларацию, потому что прямых обещаний не воевать они не давали.

А ведь именно отказа от применения силы в отношении непризнанных республик российские власти так долго требовали от Грузии (до того как началась война в Южной Осетии). В Москве говорили, что любые переговоры необходимо начинать именно с такого юридически обязывающего соглашения, которое бы позволило гарантировать безопасность населения этих регионов.

А вот в российско-армяно-азербайджанскую декларацию это требование почему-то не попало. Можно предположить, что в противном случае документ не подписал бы президент Азербайджана, неоднократно заявлявший, что готов освободить Карабах любыми средствами, в том числе и военными (подобная риторика, как полагают некоторые наблюдатели, позволяла ему до сих пор успокаивать радикально настроенную часть общества). Получается, то, чего Москва требовала от Тбилиси, она не решилась попросить у Баку? К чему тогда декларация, если на ключевые вопросы, касающиеся конфликта, она не дает ответа?

Разумеется, бумага, подписанная 2 ноября, это только "верхушка айсберга". Политологи теперь строят догадки о том, какие закулисные договоренности могли быть достигнуты на встрече Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. Вариантов, если обобщить их, не так уж много. Стороны могли договориться о том чтобы "заморозить" конфликт на очередной неопределенный срок, при этом делать вид, что переговоры продолжаются, и не забывать время от времени благодарить Россию за посредничество.

Либо одна из сторон под давлением Москвы согласилась уступить. Для Азербайджана это значит - согласиться на независимость Карабаха в обмен на передачу районов из "зоны безопасности" (для того чтобы обеспечить безопасность Карабаха, в республику при этом могут быть направлены российские войска). Для Армении это значит - "сдать Карабах" в обмен на некие экономические преимущества. Например, согласиться на некую разновидность "мадридских принципов".

В этом случае, правда, армянский президент может и не успеть довести процесс до конца (если конечно, предположить, что такой вариант вообще может быть реализован). В последнее время в республике, на фоне слухов о том, что президент готов поддаться давлению Москвы, активизировалась оппозиция. В частности, герой карабахской войны Жирайр Сефилян объявил об объединении политических сил в союз против территориальных уступок Азербайджану. В свою очередь, одна из старейших партий страны, Армянская революционная федерация "Дашнакцутюн", заявила о готовности выйти из правящей коалиции, если власти проигнорируют интересы Карабаха.

Напомним, что один из прежних президентов республики, Левон Тер-Петросян, был вынужден уйти в отставку из-за того, что его план урегулирования (предусматривавший возвращение районов из "зоны безопасности" Азербайджану) вызвал раскол в правительстве, его категорически отвергли тогдашний премьер (и будущий президент) Роберт Кочарян и министры силового блока.

В подобных раскладах, правда, не учитывается, что у Нагорного Карабаха есть собственное мнение и платить за благополучие соседних стран жизнями своих граждан и собственным суверенитетом он не собирается. "Независимость и безопасность Нагорно-Карабахской республики не подлежат спекуляциям и торгам, - заявил в конце октября президент непризнанной республики Бако Саакян, выступая по итогам военных учений. - Мы заплатили за них очень дорогую цену и не вправе ставить их под угрозу". Он добавил, что в случае необходимости вооруженные силы страны готовы не только отразить нападение, но и перевести военные действия на территорию Азербайджана.

В настоящее время Карабах не является полноправной стороной переговоров. Хотя было бы логично, наверное, чтобы президент непризнанной республики приехал, например, на встречу в Москву, и подписал упомянутую декларацию, которая касается его больше, чем остальных президентов, поставивших своих автографы. Может, это придало бы документу хоть какой-то смысл.