Полный назад

Глава Пентагона предложил американской армии поучиться скромности

На днях глава военного ведомства США Роберт Гейтс опубликовал в американском журнале Foreign Affairs сенсационную статью, в которой изложил свои взгляды на будущее американской армии. По мнению главы Пентагона, самой могущественной армии в мире пора перестать гордиться своим техническим превосходством над любым потенциальным противником, отказаться от далеко идущих планов по разработке новых видов дорогостоящих вооружений и обратиться к опыту прошлых лет, чтобы проделать большую работу над ошибками.

Мысли Гейтса, которому предстоит остаться на своем посту при новой администрации Белого дома, повергли в шок американские оборонные предприятия. Глава Ассоциации аэрокосмической промышленности США уже заявила, что организация начинает рекламную кампанию под громким названием "Сила, которая поднимет Америку", чтобы предотвратить претворение в жизнь этих революционных планов. Противостояние сторонников реформ и привычного пути еще только начинается.

Пока самолет придумывали, про машину забыли

В статье, озаглавленной "Сбалансированная стратегия: перепрограммирование Пентагона для новой эпохи", Роберт Гейтс фактически признает, что отныне главными противниками Америки являются не столько армии других государств, сколько террористы и всевозможные полупартизанские вооруженные формирования, для борьбы с которыми не нужно тратиться на дорогостоящее вооружение, разрабатываемое десятилетиями. Да и войны, к которым предстоит готовиться США, уже не вписываются в рамки традиционных представлений.

Гейтс напомнил, что за последние 40 с лишним лет США участвовали во многих конфликтах, включая войны во Вьетнаме, Ливане, Гренаде, Панаме, Сомали, Гаити, Боснии, Косово, Афганистане и Ираке. Однако лишь первый конфликт в Персидском заливе в 1991 году, по мнению главы Пентагона, от начала до конца напоминал традиционную войну. Еще десятилетие назад отдельные генералы предупреждали, что Америке фактически предстоит иметь дело с нежелательными "пасынками Чечни", нежели с "сынами Бури в пустыне", намекая на аналогии с затянувшейся антитеррористической операцией в России.

Тем не менее на протяжении десятилетий военачальники из Пентагона, за исключением "морской пехоты и отдельных диссидентов-полковников", не предпринимали никаких шагов, чтобы помочь своим солдатам воевать в ассиметричных, быстро меняющихся условиях военных конфликтов нового типа. А эти условия в первую очередь требуют быстрой реакции на изменения в потребности войск. Данный вывод основан отнюдь не на теоретических домыслах, а на реальной практике, к которой непосредственно причастен сам Гейтс - пару лет назад ему фактически в авральном порядке пришлось сглаживать недочеты своих предшественников.

Так, буквально на днях в Пентагоне завершила работу комиссия, расследовавшая несвоевременную поставку бронемашин в Ирак. Поводом для начала ее работы стал факт, практически показавший нерасторопность и нерациональность военного ведомства США.

Еще в 2005 году командиры из состава американского контингента в Ираке обратились к руководству с просьбой поставить им транспортные средства с противоминной защитой типа MRAP. Армейские вездеходы Humvee (High Mobility Multipurpose Wheeled Vehicle), которые преимущественно использовались в Ираке, не смогли обеспечить солдатам достаточной защиты.

Первыми это осознали командиры подразделений морской пехоты, а затем - сухопутных войск. Но до руководства Пентагона все это доходило с большим трудом. Один из генералов морской пехоты, отвечавший за обеспечение войск, продолжал утверждать, что Humvee были бы наилучшими и наиболее защищенными из доступных на рынке бронемашин. А в это время люди продолжали гибнуть.

Ситуацию разрешил Роберт Гейтс, сменивший на посту главы военного ведомства Доналда Рамсфелда. Он распорядился начать экстренную программу по обеспечению иракского контингента новой техникой. В итоге в "горячую точку" было поставлено около 12 тысяч бронированных автомобилей типа MRAP, что во многом снизило количество жертв.

Парадокс ситуации, по мнению Гейтса, заключается в том, что долговременные и стоящие колоссальных средств программы тем временем шли своим чередом. К примеру, американская оборонка работала над "Боевыми системами будущего" (Future Combat Systems), которые в нынешних конфликтах все равно не успели бы сыграть ключевой роли, равно как и над истребителями пятого поколения, которые вряд ли пригодились бы для борьбы с иракскими и афганскими боевиками. А обычными бронемашинами для своих подчиненных, которые нужны были армии "здесь и сейчас", оторвавшиеся от реальности "теоретики" так и не озаботились.

На истребителе за дикарями

Исходя из этого, Гейтс делает вывод - несмотря на то, что отказываться от разработки перспективного вооружения для будущих войн было бы неразумно, увлекаться ими не стоит. Прежде всего надо помнить про конфликты, в которые США вовлечены сейчас. И уж тем более глупо отказывать войскам в том, что им необходимо для победы в ближайшее время. Ведь несмотря на то, что Россия, Китай, Северная Корея и Иран остаются потенциальными противниками США (да и списывать со счетов ядерное оружие пока рано), самую большую опасность для Америки представляют вовсе не армии "полноценных" государств, а террористы и партизаны на территориях, где государственные структуры не действуют вообще или действуют неэффективно.

Гейтс напоминает: современное оружие становится все более дорогостоящим, а на его разработку требуется длительное время. При этом уже готовые образцы, создававшиеся для решения грандиозных задач, на практике применялись для целей куда более скромных.
Так, стратегические бомбардировщики, которые должны были стирать с лица земли города, использовались для воздушной поддержки "всадников с винтовками" в Афганистане. Танки, предназначавшиеся для противостояния бронированным армадам СССР в случае его нападения на Европу, сегодня борются с мятежниками в Ираке. Корабли, стоившие США миллиарды долларов, теперь охотятся за пиратами и доставляют гуманитарную помощь.

Нынешние программы перевооружения Пентагона, по оценке Гейтса, рассчитаны на поиск 99-процентных решений на годы вперед. Но конфликты, в которых сегодня участвует американская армия, требуют хотя бы 75-процентных решений на грядущие месяцы. И сложность состоит в том, что эти две парадигмы должны сосуществовать одновременно, отмечает глава Пентагона. Для этого, по его мнению, нужно ни много ни мало перестроить всю военную машину США - начиная от системы планирования и заказа вооружений и заканчивая принципами управления войсками и содержанием тренировочных программ для американских солдат. Но и этого мало. В своем докладе Гейтс замахнулся на святое: на чиновничью касту, регулирующую все эти процессы.

Гуманная война

В своей статье Роберт Гейтс фактически подвергает критике политику США последних десятилетий, "благодаря" которой страна заработала имидж мирового жандарма: "Соединенные Штаты - сильнейшая и величайшая нация на Земле, но все же она не всесильна". А это значит, убежден глава Пентагона, что, несмотря на необходимость оставаться на страже "мира во всем мире", не стоит считать, будто "ни одно нарушение, ни один акт агрессии, ни один кризис не должен оставаться без военного вмешательства США". За счет военной силы и современных технологий решить все мировые вопросы невозможно, а "любая попытка сделать войну легкой и безопасной может обернуться бедой и унижением".

Сама идея "войны с террором" одним лишь силовым путем, по мнению Гейтса, обречена на неудачу. Куда более важно бороться с терроризмом иными методами: развивать экономические программы, улучшать государственное управление и условия жизни людей в других странах, дискредитируя саму идеологию террористических движений. Гейтс также выразил сомнение в том, что в ближайшее время США будут готовы к очередному Ираку или Афганистану, хотя и не исключил, что предпосылки для новых конфликтов наверняка возникнут.

Там, где возможно, стоит действовать не сомнительными и дорогостоящими силовыми методами, а путем сотрудничества с дружественными правительствами и их силовыми структурами, считает Гейтс. В качестве антипримера он приводит даже не Ирак или Афганистан, а войну в Мексике в 1840 годах (доклад Гейтса вообще показательно изобилует ссылками на прошлое, начиная с опыта Войны за независимость). С тех пор как генерал Уинфилд Скотт привел туда свою армию, фактически все крупные военные конфликты, в которые были вовлечены США, разворачивались по одному и тому же сценарию: массированное военное вторжение на чужую территорию, за которым следовало длительное военное присутствие американского контингента, необходимое для поддержания стабильности. Кроме того, правительствам этих стран требовалась американская помощь в восстановлении порядка и инфраструктуры.

При этом государственные бюрократические структуры США, на плечи которых ложились все эти немаловажные вопросы, далеко не всегда быстро и качественно справлялись со своими задачами. Но если, например, во время войны во Вьетнаме Агентство международного развития, оказывающее прямую экономическую и техническую помощь развивающимся странам, насчитывало около 15 тысяч человек, то сейчас его персонал сократился до 3 тысяч.

Несмотря на некоторые позитивные изменения в американской бюрократической системе, самую главную задачу она выполнить не в состоянии. А именно, цитирует Гейтс известного военного писателя Карла Клаузевица, "достичь политической цели" войны. Задача армии, пишет Гейтс, заключается не только в том, чтобы "выбить дверь", но и в том, чтобы "помочь навести порядок в доме или даже полностью перестроить его".

Доходы против логики

Реакцию на выступление Гейтса со стороны гигантов американской оборонной промышленности, которые сегодня снабжают высокотехнологичным и дорогостоящим вооружением практически весь мир, можно понять. Ведь основным их потребителем остается своя же армия - богатая и порой щедрая до идиотизма. А "одемократившийся" республиканец Роберт Гейтс предлагает повернуть все процессы вспять.

И если точка зрения главы Пентагона возьмет верх, то надеяться, что правительство США раскошелится, скажем, на крупную партию F-22, о которых мечтают ВВС США, не стоит. Хотя эта программа, если верить открытым источникам, уже стоила Америке около 65 миллиардов долларов. В итоге получился самый дорогой многоцелевой истребитель в мире, который даже своим не по карману. А работы по созданию "Боевых систем будущего" и вовсе могут отодвинуться в неопределенную даль.

Возможно, финансовый кризис научил Америку мыслить более рационально и заставил ее понять, что темпы технического развития, взятые американской армией еще во время "гонки вооружений", вынесли ее далеко за грань разумных пределов. При этом не исключено, что свой высокий пост глава Пентагона сохранил не случайно и роль радикального реформатора была приготовлена для него именно новой властью, которая не прочь была бы урезать аппетиты военных.

С другой стороны, весьма вероятно, что многие выводы Гейтс сделал на основании собственного более чем 40-летнего опыта работы в интересах национальной безопасности США, и уже давно был готов к обещанным новой властью переменам. Просто раньше администрация Белого дома была менее понятливая и не очень-то желала прислушиваться к "диссидентским" рассуждениям.

Неизвестно, получится ли у Гейтса воплотить все его планы в жизнь. Ведь у них есть как сторонники, так и влиятельные противники. Речь, как-никак, идет об интересах влиятельных оборонных корпораций, за которыми стоят огромные деньги. И все же Гейтс сделал главное: заявил во всеуслышание, что американской армии пора бы научиться скромности.