Торжество ПРАВОсудия

В день подачи "Правым делом" документов в Минюст роспуск СПС признали законным

21 января представители партии "Правое дело" подали в Минюст документы для ее регистрации. По словам председателя исполкома партии Андрея Дунаева, организация может получить регистрацию в течение месяца. В этот же день Таганский суд Москвы отклонил иск о признании самоликвидации СПС незаконной. Иск подали член федерального политсовета "Союза правых сил" Мария Гайдар и московское отделение партии.

Оба эти события были вполне ожидаемыми, а подача документов на регистрацию и вовсе обычно является формальностью. Впрочем, объявляя о подаче документов, председатель исполкома "Правого дела" Андрей Дунаев отметил, что процесс объединения СПС, "Гражданской силы" и Демократической партии теперь закончен "в большинстве своем".

На основании этой фразы можно предположить, что вокруг устава и программы партии продолжали разворачиваться некие дискуссии вплоть до подачи документов в Минюст. Однако к уставам у Минюста существуют определенные требования, и закрепить там что-то необычное все равно нельзя. Что касается программы, то оговариваемые там идеологические позиции в российской политической практике обычно вообще заметной роли не играют.

По неясной причине у партии все еще нет своего сайта. По адресу www.pravoedelo.ru 21 января сообщалось лишь, что сайт будет передан партии. Заявления руководства "Правого дела" продолжают публиковаться на сайте СПС. На том же сайте указывается, что новая политическая структура соответствует требованиям, предъявляемым Минюстом к партиям - численность ее членов превысила 50 тысяч и региональных отделений достаточно.

Еще 19 января сообщалось, что "Правому делу" так и не удалось создать отделение в Москве. Бизнесмен Евгений Чичваркин, которому это было поручено, по данным "Коммерсанта", отдыхает в Великобритании и не отвечает на телефонные звонки. В аппарате партии газете кто-то заявил, что Чичваркина им "спустил Кремль", и попросил адресовать вопросы туда.

Неприятность с созданием партячейки в Москве кроме нерасторопности, очевидно, объясняется и тем, что местное отделение СПС, на основе которого ее и можно было создать, не смирилось с идей роспуска "Союза правых сил". Оно вместе с Марией Гайдар как раз и подавало иск в Таганский суд.

Вероятно также, что "Правое дело" не может создать отделение в Москве, поскольку идет борьба за то, кто будет им руководить - люди бывшего лидера ДПР Андрея Богданова или кто-то близкий к Чичваркину. Согласно ранее достигнутым между ДПР, "Гражданской силой" и СПС договоренностям, столичную организацию почему-то было решено отдать ДПР.

В общем, процесс согласований в "Правом деле" продолжается. Однако не закончилась и борьба за признание всего этого начинания незаконным. Мария Гайдар уже заявила, что обжалует решение Таганского суда в Мосгорсуде. А если и там не добьется своего, то, вероятно, по сложившейся у российских оппозиционеров традиции, обратится и в Европейский суд по правам человека.

Ее претензии можно понять. В иске она указывает, в частности, на активную роль администрации президента в создании "Правого дела" и, соответственно, ликвидации СПС. "Об этом говорило бывшее руководство партии, - отмечала она. - Они говорили, что действуют согласованно с администрацией президента, а ее вмешательство в такие дела незаконно". Один из сопредседателей "Правого дела" Борис Титов в октябре 2008 года прямо на пресс-конференции заявил, что оргкомитет по созданию новой правой партии координирует свою деятельность с администрацией президента. Тот же Титов, как писал "Коммерсант", подтвердил, что руководитель аппарата партии Андрей Дунаев был рекомендован Кремлем. О том же говорил на ликвидационном съезде другой лидер партии, Леонид Гозман, по словам которого партия создается "в сотрудничестве с администрацией президента", а это "стыдно и позорно".

Другие претензии авторов иска о незаконности ликвидации СПС касаются формальных процедур. Так, представитель отделения СПС в республике Алтай, выступивший в качестве свидетеля, рассказал суду, что подделал протокол о проведении региональной конференции, выдвинувшей делегатов на ликвидационный съезд. Об этом же он говорил и на самом съезде. Другой член СПС предоставил видеозапись съезда, демонстрирующую, по его мнению, как одна из делегатов голосует за другую. Хотели еще истцы истребовать у бывшего руководства СПС протоколы местных съездов, которые выдвигали делегатов на региональные, однако суд в этом отказал.

В общем, история по нынешним временам обычная. Только откровенность лидеров "Правого дела" обращает на себя внимание, да вызывает удивление настойчивое хождение оппозиционеров по российским судам.