Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Бей фашистскую гадину!

Картина "Операция Валькирия" — один из лучших фильмов о войне

Брайан Сингер - человек, который умеет делать работу над ошибками. После провального "Возвращения Супермена", едва не похоронившего всю франшизу, ему нужен был проект, способный стереть знак вопроса над его карьерой. И такой проект нашелся. На базе интереснейшего исторического материала и при помощи более чем внушительного актерского состава он разработал свою "Операцию Валькирия", представив зрителям один из лучших фильмов о войне за последние годы.

История создания картины о, пожалуй, самом известном покушении офицеров вермахта на Адольфа Гитлера сама по себе напоминает политический триллер. Сначала ретивые немецкие чиновники от обороны пытались запретить съемки на территории объектов времен Второй мировой войны, в частности, в бывшем берлинском штабе Резерва сухопутных войск, так называемом Бендлерблоке. Причиной противодействия, с трудом балансировавшей на границе маразма и здравого смысла, стали сайентологические убеждения исполнителя главной роли Тома Круза.

Бундесвер пытался стоять насмерть, но, как и 60 лет назад, потерпел поражение. Немецкое правительство не только "запретило запрещать" съемки, но даже согласилось на определенных условиях помочь материально. Затем был инцидент с массовкой, изображавшей солдат резервной армии, когда на полном ходу борт одного из грузовиков откинулся и статисты выпали из машины. Уже на финальном этапе съемочного процесса часть пленок с ключевыми сценами фильма была испорчена в одной из мюнхенских лабораторий. Словом, у руководства страховых компаний, обслуживавших проект, был повод поседеть до срока, а то и вовсе растерять растительность на голове.

Но все неприятности не смогли сбить с толку ни Сингера, ни Круза. Более того, при всей драматичности этих эпизодов, они послужили отличной рекламой для фильма, которая разогрела зрительские ожидания до нужного уровня.

Итак, актерский состав. Том Круз в роли графа Клауса фон Штауффенберга, принесшего бомбу в ставку фюрера; Кеннет Брана в роли генерал-майора Хеннинга фон Трескова, стоявшего у истоков заговора и организовавшего знаменитое покушение на Гитлера в 1943 году во время приезда фюрера на Восточный фронт; Билл Найи в роли генерала Фридриха Ольбрихта, начальника Общевойскового управления Верховного командования сухопутных войск, собственно, и вовлекшего Штауффенберга в заговор; Том Уилкинсон в роли генерала Фридриха Фромма, главнокомандующего германской Резервной армией, расстрелявшего заговорщиков, чтобы скрыть свою осведомленность, но не избежавший их участи; Томас Кретчманн в роли майора Отто Эрнста Ремера, командира охранного батальона "Великая Германия", арестовавшего Штауффенберга и Ольбрихта.

Привлечение представителей столь разных актерских школ пошло проекту только на пользу. Сам Сингер не раз говорил, что намеренно позволил американцам, британцам и немцам говорить в кадре со своими акцентами, дабы не вызывать ощущения чрезмерной "голливудизации" фильма. Правда, для российского зрителя это не будет иметь значения в силу привычного полного дубляжа. По этой же причине россияне лишены редкой возможности услышать говорящего по-немецки Тома Круза.

Get the Flash Player to see this player.

Вполне возможно, с точки зрения немцев попытки в основном голливудских актеров изобразить элиту вермахта, генеалогические деревья которой уходят корнями чуть ли не во времена Барбароссы, выглядят смешно. В равной степени у нас наверняка вызвал бы прилив желчи Леонардо ди Каприо в роли Ленина или Брюс Уиллис в образе Ворошилова. Однако для не погруженных в культуру и национальные особенности потребителей, коими мы все и являемся, актерская труппа "Валькирии" выглядит очень убедительно. Даже при всех претензиях к росту и аристократичности Тома Круза, Штауффенберг из него получился достойный.

Но главное достижение Сингера - даже не актерский состав. Совершенно очевидно, что снимать триллеры, развязка которых известна всем, - задача совсем нетривиальная. В свое время с этим довольно успешно справился Джордж Лукас, сняв приквел к своим знаменитым "Звездным войнам". Но в том случае публика была в большей степени поглощена визуализацией идеи и готова была простить режиссерские промахи. Сингеру, взявшемуся за столь сложный материал, не простили бы и доли фальши.

К чести последнего, ему очень хорошо удалось передать важность момента. Помимо выработки почти физически ощущаемого напряжения в моменты принятия героями исторических решений, фильм заставляет, страшно сказать, задуматься. Ибо нормальный человек, когда-то слышавший о покушении 20 июля 1944 года, просто обязан хоть на мгновение предаться размышлениям в стиле "а что, если бы" и попытаться понять людей, поднявшихся против тоталитарной системы на пике ее могущества.

Яростные обвинители Запада в стремлении пересмотреть итоги Второй мировой войны в фильме Сингера не найдут для себя дополнительных аргументов. Герои "Валькирии" не победители. Скорее, люди, чья судьба была предопределена их собственными представлениями о морали и чести и невозможностью переступить через них. Это может показаться странным, но если бы Сингер изложил биографию Штауффенберга более детально, у зрителей возникло бы куда больше причин обвинять его в голливудской пафосности.

Чего стоит один небольшой реальный эпизод. После тяжелейшего ранения в Северной Африке, стоившего Штауффенбергу руки, глаза и нескольких пальцев, во время операции он отказался от применения морфия и вынес все хирургические манипуляции в полном сознании. И что бы подумал зритель, увидевший такой эпизод на экране? Вот именно.

И последнее. У "Валькирии" при всех мыслимых художественных недочетах, есть одно важное исключительно для выросшего еще в советские времена зрителя свойство. Своими образами она взывает к детскому и почти позабытому стремлению к героизму, выражавшемуся давным-давно в играх в "фашистов и наших". Ведь несмотря на то, что все главные герои картины облачены в форму "фашистов", да и мотивы у них были совсем иные, они стремились убить Гитлера, а значит, они "наши".