Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Светлое будущее

Кадыров все-таки добился отмены режима контртеррористической операции в Чечне

Национальный антитеррористический комитет 16 апреля отменил режим контртеррористической операции (КТО), действовавший в Чечне с 1999 года. В последние дни на этом упорно настаивал президент республики Рамзан Кадыров, заявляя, что с терроризмом у него на родине давно покончено. Теперь Чечню ждет вывод подразделений внутренних войск, придание аэропорту Грозного статуса международного и светлое экономическое будущее. Впрочем, не все так радужно.

Во-первых, в Чечне резко сократится количество федеральных силовиков, что может воодушевить немногих (по заявлению Рамзана Кадырова), но довольно активных боевиков. По данным "Коммерсанта", из республики выведут ни много ни мало 25 тысяч военных, включая опытнейших спецназовцев ФСБ и ГРУ, а также солдат и милиционеров, приехавших сюда по контракту. Впрочем, вывести всех федералов из взрывоопасного региона российские власти не решились, поэтому дежурить в Чечне останутся 46-я дивизия внутренних войск МВД России и 42-я дивизия Минобороны (последняя, кстати, в настоящее время переживает расформирование).

Во-вторых, с Чечни будут сняты экономические ограничения, которые позволят властям республики самим контролировать поступающие инвестиции. Кадыров даже сетовал, что эти ограничения помешали осуществлению "многих интересных проектов" с ведущими компаниями мусульманских стран, Азии и Европы.

Кроме того, с отменой режима КТО грозненский аэропорт может стать международным - то есть местные власти наконец получат под свой контроль таможню. Росавиация уже выразила готовность рассмотреть вопрос о статусе аэропорта "Грозный" в том случае, если он будет соответствовать техническим и другим международным нормам.

Однако в Федеральной таможенной службе поумерили пыл Кадырова, заявив, что условий для организации таможенного контроля в аэропорту Грозного пока нет. Источник РИА Новости в ФТС подчеркнул, что этот вопрос находится исключительно в компетенции правительства РФ, поэтому решение о статусе аэропорта будет принято на федеральном уровне.

Впрочем, тот же источник признал, что в Грозном заранее готовятся к новостям из Москвы - в столице Чечни полным ходом идет строительство здания будущего таможенного поста. Более того, гендиректор компании "Вайнахавиа", которой принадлежит аэропорт, Султан Сатуев сообщил агентству, что переговоры о статусе "Грозного" уже начались - в Москву отправились председатель правительства и министр транспорта республики. При этом он отметил, что инфраструктура аэропорта будет отремонтирована максимально быстро - приблизительно за месяц.

По замыслу чеченских властей, главными направлениями для полетов из республики будут Казахстан, Турция, ОАЭ, Саудовская Аравия, Иордания и Сирия - страны с весьма обширной чеченской диаспорой. Между тем уже звучат опасения, что свободный доступ в республику может навредить ей же самой. "С появлением там международного аэропорта республику смогут посещать и те, кто до сих пор считается врагами России. Такие, как Удугов, Нухаев, Закаев. И когда они все вернутся (а мы даже не будем об этом знать), то политику республики в отношении центра будет решать уже не Рамзан", - опасается "Московский комсомолец".

Однако пока в республике все решает именно Рамзан, поэтому сразу после радостных для чеченцев новостей из НАКа он заявил о намерении сделать 16 апреля в республике праздничным днем. Да и без этого по всей Чечне весь четверг проходили народные гулянья - по данным РИА Новости, из Грозного в Гудермес ездили колонны машин с флагами России, Чечни и "Единой России", а в Центорое, Гудермесе и Аргуне шло веселье с национальными танцами и песнями.

Символично, что в этот день Кадыров находился не в столице - Грозном, а в родовом селе Центорой. Для Кадырова война в Чечне - дело личное, по его словам, в ней он потерял 420 родственников. Среди них был и его отец - первый президент Чечни Ахмад Кадыров. Теракт 9 мая 2004 года, в котором он погиб, стал поворотным в жизни Рамзана - именно после него Чечня перешла под его контроль.

Казалось бы, раз российские власти отменили режим КТО, то почему бы не сделать Кадырову еще один подарок и не возобновить расследование гибели Ахмада-Хаджи, приостановленное два года назад. И действительно, 16 апреля СКП по Южному федеральному округу сообщил о том, что ведомство снова начало производство по этому делу. Но уже через три часа из Москвы пришла новость о том, что СКП отменил решение своего управления по ЮФО. В сообщении комитета отмечалось, что оно было необоснованным и преждевременным.

Разговоры о возобновлении расследования гибели Ахмада Кадырова начались в начале апреля после заявления Рамзана по поводу того, что к преступлению на 70 процентов причастен бывший командир батальона "Восток" Сулим Ямадаев, которого то ли убили, то ли нет в Дубае в конце марта.

Кстати говоря, именно с этим загадочным происшествием в ОАЭ многие связывали то, что режим КТО в Чечне не был отменен еще раньше - 31 марта, как первоначально надеялся Кадыров. Тогда НАК заявлял, что этот вопрос должен быть тщательно проработан аппаратом комитета совместно с МВД, ФСБ и Минобороны и только после этого направлен на рассмотрение президента.

На тщательное рассмотрение ушло меньше двух недель, в течение которых из Чечни не раз и не два приходили сообщения о новых столкновениях с боевиками, а также задержаниях бывших и действующих сепаратистов. Очевидно, что это бросало тень на уверения чеченских властей по поводу того, что с боевиками в республике покончено и восстановление мирной жизни там идет полным ходом. Впрочем, мнение, что чеченец не может быть мирным априори, неожиданно высказал сам Рамзан Кадыров. Отвечая на вопрос журналиста "Комсомольской правды" по поводу его личного оружия, президент республики сказал: "Я всегда хожу и буду ходить с пистолетом. У меня именные пистолеты. Я не для безопасности, а так... Это просто привычка моя такая. Чеченец без оружия – не знаю, это как?"

Россия00:0116 сентября

«Назло держишь девушку за руку, назло живешь»

Их унижают, высмеивают и преследуют. Представители ЛГБТ — о жизни в атмосфере ненависти