Шариат на подступах к Исламабаду

США встревожены "талибанизацией" Пакистана

В последние недели не проходит и дня, чтобы из Пакистана не приходили сообщения о столкновениях между армией и талибами. При этом боевые действия разворачиваются не на афгано-пакистанской границе, а в глубине страны. США уже выразили тревогу за сохранность ядерных арсеналов пакистанской армии. Тем же вопросом задается и соседняя Индия.

В канун майских праздников массовые беспорядки, жертвами которых стали почти 30 человек, сотрясли финансовую столицу Пакистана Карачи. На улицах 16-миллионного города схлестнулись приезжие пуштуны, число которых выросло за последние годы до 3,5 миллиона человек, и потомки мусульман из Британской Индии, вынужденные уехать после ее раздела на Пакистан и собственно Индию.

Серьезных беспорядков в Карачи не было уже несколько лет, и многие заподозрили связь между выступлениями пуштунов в этом портовом городе и активизацией талибов на коренных землях этого народа, расположенных вдоль афгано-пакистанской границы. Впрочем, ряд местных аналитиков полагает, что в этом случае нет прямой связи с событиями на севере, а беспорядки были вызваны усилившейся борьбой властей Карачи с организованной преступностью, к которой, как полагают, причастны пуштуны. Городская администрация подозревает пуштунские кланы в незаконном захвате земель, в то же время влиятельные пуштунские семьи контролируют большую часть транспортной инфраструктуры города, в том числе и порты, через которые поступает вооружение войскам НАТО, ведущим борьбу с талибами в Афганистане.

Между тем на севере страны, по мнению западных экспертов, складывается критическая ситуация, требующая срочного вмешательства центральных властей, действия которых в Вашингтоне откровенно считают чересчур нерешительными. До последнего времени армия и военизированное ополчение вели борьбу с талибами в основном на территории так называемой Зоны племен, расположенной вдоль границы с Афганистаном. Официально этот регион носит название "Племенные территории под федеральным управлением" (Federally Administered Tribal Areas - FATA) и считается оплотом "Талибана" и убежищем лидеров "Аль-Каеды" Осамы бин Ладена и Аймана аль-Завахири.

Столкновения отмечались и в других населенных пуштунами районах, но носили спорадический характер. В феврале 2009 года пакистанские власти пошли на уступки боевикам, долгое время контролирующим долину реки Сват и одноименный административный район, пообещав разрешить ввести там шариат в обмен на прекращение боевых действий против правительственных войск. Талибы согласились на перемирие, но потребовали от президента Пакистана Асифа Али Зардари принятия соответствующего закона.

Строго говоря, исламисты из этого района относятся не к талибам, а к группировке "Техрики-Нафази-Шариати-Мохаммади" (Tehreek-e-Nafaz-e-Shariat-e-Mohammadi), или ТНШМ, что в переводе на русский означает "Движение за соблюдение шариата". Движение было основано в 1992 году Суфи Мухаммадом, а в 2002 году запрещено тогдашним президентом Первезом Мушаррафом. Суфи Мухаммад был заключен в тюрьму за то, что организовал отправку боевиков в Афганистан для борьбы с войсками американской коалиции. В 2008 году он был освобожден, так как пообещал отказаться от насильственных действий.

Во время отсутствия Суфи Мухаммада движение возглавил его зять Маулана Фазлулла. В 2007 году ТНШМ заключило альянс со "Студенческим движением Пакистана", более известным как "Талибан". С тех пор сторонники Фазлуллы находятся в подчинении у Байтуллы Мехсуда - одного из лидеров талибов, возглавляющих племенное ополчение в Вазиристане.

В начале апреля 2009 года Суфи Мухаммад, остающийся духовным лидером местных мусульман в Свате, объявил о прекращении перемирия, поскольку, по его словам, правительство не выполняет договоренности и не позволяет открывать шариатские суды. Это заставило Зардари поторопиться, и уже 13 апреля был издан соответствующий закон. Причем в нем уже речь шла о введении шариата не только в Свате, но и во всех шести северных районах Северо-западной пограничной провинции, образующих регион Малаканд, который простирается на север практически до Памира.

Но, как оказалось, исламисты не собирались удовлетворяться выполнением их религиозных требований. Они попытались установить полный контроль над соседними административными районами, в том числе Бунером, расположенным к югу от Свата и всего в сотне километров от Исламабада. После того как отдельные отряды боевиков были замечены уже в 50 километрах от столицы, армии пришлось применить силу. Исламисты отступили только для того, чтобы ударить в другом направлении.

Очередные сообщения о столкновениях между армией и боевиками пришли из района Дир, который находится между долиной Сват и Афганистаном. Армия применила силу после нападения на военную колонну, что дало лидерам талибов повод заявить о том, что правительство якобы не соблюдает достигнутые договоренности, а потому они продолжат вооруженное сопротивление властям.

Значительное усиление активности талибов и других радикальных исламистов отмечается в Пакистане после ухода с поста президента Первеза Мушаррафа, который пришел к власти в результате военного переворота в 1999 году. В августе 2008 года под давлением оппозиции, требующей провести демократические выборы, он подал в отставку. В сентябре президентом стал Зардари, возглавляющий левоцентристскую Пакистанскую народную партию, входящую в Социнтерн.

С самого начала новый президент выступил против нанесения ракетных ударов по приграничным районам Пакистана силами международной коалиции, борющейся с талибами в Афганистане. Поскольку, как уже говорилось, этническим ядром "Талибана" являются пуштуны, проживающие по обеим сторонам границы, то их основные базы, как и во время советского присутствия в Афганистане, находятся в Пакистане. Умеренная позиция, занятая новым руководством в Исламабаде, позволила исламистам распространить свое влияние и на другие населенные пуштунами районы, ранее находившиеся под контролем провинциальных и федеральных властей: это фактически все правобережье Инда, который является естественной преградой для дальнейшего продвижения радикального исламизма на восток, населенный умеренно настроенными панджабцами, синдхами и другими родственными индийцам народами.

Подобные уступки со стороны Зардари вызвали резкую критику из Вашингтона, тем более что администрация Барака Обамы объявила войну с террористами в Афганистане и Пакистане одним из своих внешнеполитических приоритетов. В конце апреля госсекретарь Хиллари Клинтон назвала сложившуюся в Пакистане ситуацию "смертельной угрозой" для безопасности США и остального мира. И это неудивительно, стоило ли бороться за изгнание талибов из Афганистана только для того, чтобы они пришли к власти в Пакистане.

Эксперты полагают, что при слабом центральном руководстве существует реальная угроза распада страны. Помимо талибов в Пакистане наличествуют еще много центробежных сил; это шиитское меньшинство, которое считает себя притесняемым суннитским большинством; это белуджи, которые не против образовать национальное государство на населенных этим народом частях Ирана, Пакистана и Афганистана; это группировки кашмирских сепаратистов, созданные пакистанскими спецслужбами для противостояния Индии, но, как полагают, вышедшие из-под контроля; а также многочисленные религиозные движения, отстаивающие с помощью террора свое видение ислама.

В середине апреля российский МИД выпустил предупреждение, призывающие граждан РФ воздержаться от поездок в Пакистан в связи с возросшей угрозой терроризма в этой стране. Российские дипломаты отметили, что целью террористов является создание в Пакистане обстановки хаоса, которая позволит прийти к власти радикальным исламистам. При этом МИД РФ осудил внутреннюю политику Исламабада, подчеркнув, что правительство идет на уступки боевикам, "ничего не получая взамен".

Озабочена и соседняя Индия, отношения которой с Пакистаном омрачены давним территориальным спором из-за Кашмира. Кроме того, после прошлогодних терактов в Мумбаи, Дели открыто обвиняет Исламабад в покровительстве терроризму. Напряженность усугубляется тем, что обе страны обладают ядерным оружием, и уже несколько раз международному сообществу приходилось удерживать Исламабад и Дели от его применения.

6 мая в Вашингтон прибудут с визитом президенты Пакистана и Афганистана, с которыми Белый дом будет обсуждать пути выхода из сложившейся ситуации. Одним из требований Вашингтона к Исламабаду является раскрытие мест хранения ядерных боеприпасов. Однако пакистанцы постоянно отвечают, что все находится под контролем армии, которая, как и в Турции, является гарантом от скатывания государства к радикальному исламу. Возможно, у них существуют небезосновательные опасения, что США попытаются уничтожить ядерные арсеналы, если возникнет реальная угроза их попадания в руки экстремистов.

Но реально все вооружение, в том числе и ядерное, контролируют не гражданские власти, а военные во главе с главкомом сухопутных войск Ашфаком Парвезом Каяни, и у них могут быть собственные соображения на этот счет.