Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Дело принципа

Япония законодательно объявила своими спорные острова Курильской гряды

Верхняя палата японского парламента 3 июля единогласно проголосовала за внесение поправок в закон о "северных территориях", которые зафиксировали принадлежность островов Итуруп, Шикотан, Кунашир и архипелага Хабомаи Японии. Острова объявлены "исконными территориями", кроме того, в документе содержится призыв приложить максимальные усилия для реализации скорейшего возвращения островов под юрисдикцию Токио.

Ранее, 11 июня, законопроект был одобрен нижней палатой парламента. Уже тогда устами официального представителя МИДа Андрея Нестеренко российская дипломатия выразила критическое отношение к документу. "Это очень досадное решение", - заявил Нестеренко и добавил, что подробные оценки последуют позже.

После недолгого обдумывания внешнеполитическое ведомство назвало законопроект "неуместным и неприемлемым", твердо подтвердило, что ни о каком "возвращении" этих территорий и речи быть не может, а также обвинило японцев в "эскалации незаконных территориальных притязаний к России" и усомнилось в искренности деклараций Токио о стремлении найти решение вопроса путем спокойного взаимоуважительного диалога.

Бурно обсудив решение японских коллег, соответствующее заявление приняла и Государственная Дума. По мнению депутатов, в данных условиях переговоры между Россией и Японией по мирному договору потеряли всякий смысл. Необходимым условием их продолжения, заявили законодатели, является отмена японским парламентом принятого акта.

Ситуация осложнилась тем, что японцы приняли закон за несколько дней до начала саммита "Большой восьмерки" в Италии, в рамках которого были запланированы переговоры президента России Дмитрия Медведева и японского премьера Таро Асо. Одной из тем бесед глав двух стран, уже по традиции, должно было стать обсуждение возможных путей решения территориального спора.

Слово и дело

Резкие протесты Москвы вызвали несколько недоуменную реакцию в Токио. Представители правительства выразили "разочарование" и заявили, что принятый закон никак не повлияет на диалог двух стран, поскольку он затрагивает исключительно внутренние проблемы Японии. Его положения не имеют обязательной юридической силы и не влияют на позицию правительства Японии по островам Курильской гряды. Больший вес словам японских чиновников должно было придать то соображение, что законопроект разработали сами депутаты, а правительство к нему отношения не имело.

И действительно, в самой Японии принятие поправок к закону не стало никакой сенсацией, многие СМИ страны вообще не обратили на это никакого внимания. При этом весь пакет поправок в целом был посвящен совершенно другой теме. Поскольку северные районы, включая остров Хоккайдо, являются самыми отсталыми территориями Японии, парламентарии разработали меры для более эффективной экономической помощи этому региону.

Получается, что перед грядущими парламентскими выборами законодатели решили показать избирателям, как они заботятся об их благополучии. Так что никакого большого праздника на японских улицах не было. Наверное, жесткие и однозначные формулировки об исконных территориях должны продемонстрировать решимость народных избранников помочь отсталым регионам выйти на путь процветания.

То, что чиновники японского правительства на словах демонстрируют более гибкие подходы в переговорном процессе, чем парламентарии, тоже является одной из традиций. Например, нынешний премьер Таро Асо, будучи еще министром иностранных дел, выдвинул идею о разделении островов не по количеству (два на два), а по площади. По его замыслу, 75 процентов острова Итуруп должны были отойти России, а все остальные острова - Японии.

Асо выдвинул эту идею в 2006 году, причем японский министр особо подчеркивал, что решить ее нужно как можно быстрее, пока в России у власти находится сильный и решительный Владимир Путин. Пресса подняла шум, и парламент, чувствительный к настроениям избирателей, потребовал объяснений.

Тут же оказалось, что это было всего лишь частное мнение главы японского МИДа, что никакой смены курса Токио по проблеме "северных территорий" нет и все вернулось на круги своя. Японцев устраивает только полное удовлетворение их территориальных притязаний, на какой бы то ни было компромисс они пойти не готовы.

Новый стиль

В мае 2009 года Владимир Путин посетил Токио, где встретился с Таро Асо уже как с коллегой - оба стали премьер-министрами. Путин недвусмысленно дал понять, что Россия готова рассмотреть различные варианты решения вопроса при условии уважения интересов друг друга. На этот раз Асо был более осторожен и ничего внятного не предложил.

Поэтому заявления о том, что принятый закон не скажется на российско-японском диалоге, нужно признать все-таки лукавыми. Скажется, как только дело коснется японского парламента. Несмотря на то, что майский визит Путина назвали прорывным в экономическом отношении, с точки зрения решения территориального спора результатов он не принес.

Но от него этого и не ждали. Политика России в диалоге с Японией сейчас меньше всего зависит от проблемы Курил. Обе страны заинтересованы в расширении экономического сотрудничества, и этот процесс активно движется. Конечно, заключение полноценного мирного договора и делимитация границ способствовали бы значительному повышению эффективности экономического сотрудничества.

Однако пока японское общество не готово даже к небольшому компромиссу в решении этого вопроса, Москва может выдвигать любые предложения в полной уверенности, что они не будут приняты. Кроме одного - передача всех четырех островов Японии. Зная это, российские власти избрали путь постоянного уверения японцев в готовности обсуждать эту проблему, искать пути ее решения, вырабатывать некие взаимоприемлемые взгляды и так далее. Главным же вопросом во взаимоотношениях двух стран должны стать различные экономические соглашения, которых за последнее время подписано немало.

Вот и сейчас в диалоге Дмитрий Медведев - Таро Асо появились какие-то новые словесные конструкции о "нестандартном и творческом" решении проблемы Курил. Что бы это могло значить, объяснить никто не может, во всяком случае Путин не смог точно объяснить японскому премьеру, что имел в виду российский президент. Однако в данном контексте это и не важно. Главное, что никто не отрицает необходимость переговоров. А длиться они могут вечно. Как говорится, лишь бы не было войны.

Без компромиссов

Для японцев потеря четырех островов Курильской гряды - это большая психологическая проблема. Ведь с экономической точки зрения было бы выгоднее согласиться в свое время на раздел территорий и получить хотя бы часть богатых биоресурсами пространств.

Но Япония имеет территориальные претензии не только к России. Всего в насыщенном островами регионе, где прошла не одна война, насчитывается около 20 территориальных споров, в которых участвуют множество стран, включая Китай, Южную Корею, Вьетнам. Решение этих вопросов продвигается очень и очень непросто. Достаточно упомянуть территориальный спор вокруг острова Сэнкаку: Япония и Китай договорились, что решать его будут будущие поколения.

Поэтому инициированный японским парламентом новый виток обострения, в общем-то, выгоден Москве. Взаимоприемлемого решения все равно на горизонте не видно, а теперь Россия имеет на руках хороший повод в случае необходимости вообще отложить обсуждение проблемы Курил. А если согласится - то лишний раз продемонстрирует всем свое миролюбие и верность принципам добрососедства и согласия.

Глава администрации президента России Сергей Нарышкин во время визита в Токио 22 июня, то есть уже после одобрения скандального закона нижней палатой японского парламента, высказался за поиск "нестандартного подхода" к решению территориального вопроса. Предложение было встречено японской стороной с нескрываемым облегчением, поскольку там посчитали, что резкая реакция Москвы вообще может привести к срыву переговоров между Медведевым и Асо.

А срывать их нет никакого смысла. Переговоры и так ни к чему не приведут, пока японцы занимают бескомпромиссную позицию - все или ничего. Переговоры вокруг Курил следует продолжать, чтобы под бесконечные заверения о готовности учитывать интересы партнеров обеспечить продвижение других, взаимовыгодных проектов, в первую очередь в экономике. Все-таки кризис на дворе.

Мир00:0611 октября

Русские, назад!

Нефть, коррупция, террор: зачем Россия возвращается в охваченный беспорядками Ирак?