Новости партнеров

Не дождетесь!

Михаил Саакашвили отказался расставаться с НАТО

20 июля президент Грузии Михаил Саакашвили явился в парламент, чтобы принять участие в "политических дебатах". На деле мероприятие напоминало скорее президентскую пиар-акцию: того, что депутаты устроят ему разнос, Саакашвили мог не опасаться (оппозиции в парламенте мало, а та, что есть, отличается в целом умеренными взглядами).

Без интриги, впрочем, не обошлось: незадолго до дебатов The Wall Street Journal опубликовала некоторые тезисы грузинского президента, с которыми он вроде бы должен был выступить на дебатах. Из публикации следовало, что Михаил Саакашвили фактически признал неосуществимость главных целей, которые он ставил перед собой на посту главы государства: вступление в НАТО и возвращение потерянных территорий (Абхазии и Южной Осетии).

Ничего оригинального в этом не было. Правда, слышать такие признания от Саакашвили было странно. Даже после августовской войны 2008 года, когда провал этих "национальных проектов" стал очевидным, президент Грузии отказывался в это верить. Он продолжал настаивать на том, что Абхазия и Южная Осетия непременно будут возвращены в состав Грузии (несмотря на то, что независимость республик от Грузии уже признала Россия, а за этим последовало и усиление военного присутствия РФ на этих территориях).

Что же касается вступления Грузии в НАТО, которое было заторможено еще на саммите альянса в апреле 2008 года (ни Грузия, ни Украина тогда не получили желаемого приглашения - ряд наблюдателей полагали, что соответствующее решение пролоббировала Россия через некоторых членов блока, в частности Германию и Францию), то Саакашвили и тут демонстрировал оптимизм. Вскоре после российско-грузинской войны и признания Россией Абхазии и Южной Осетии он выступил за то, чтобы даже ускорить вступление Грузии в НАТО.

Из альянса время от времени поступали обнадеживающие сигналы. Однако вечно скрывать свое нежелание принимать в свои ряды Грузию (ценою конфликтов с Россией) в НАТО не могли. 21 июля генсек альянса Яап де Хооп Схеффер, который дорабатывает последние дни на этом посту, заявил, что ни Грузия, ни Украина к вступлению в блок не готовы. И в обозримом будущем ситуация, по его словам, едва ли изменится. Объясняя свою позицию, Схеффер сослался на "сложную внутриполитическую ситуацию" в этих странах.

На этом фоне неожиданные признания Саакашвили на страницах The Wall Street Journal вызвали большой резонанс. Вскоре, однако, выяснилось, что признаний не было: то есть интервью Саакашвили давал, но говорил совсем не то, и имел в виду совсем не то, и вообще, журналисты "исказили его слова". Так, по крайней мере, заявила президентская администрация. А сам президент, выступая вечером в парламенте, заявил, что американская газета уже принесла ему свои извинения.

Выступление в парламенте продемонстрировало, что от прежней позиции Саакашвили отказываться не собирается. Отвечая на критику одного из депутатов, президент заявил, что евроатлантические планы Грузии "обязательно будут исполнены".

О перспективах возвращения Абхазии и Южной Осетии он предпочитал особо не распространяться. Однако президент, тем не менее, в очередной раз потребовал "вывода всех российских войск с грузинских территорий". Тем самым он зафиксировал свою приверженность официальной позиции Грузии, согласно которой Абхазия и Южная Осетия являются "оккупированными Россией грузинскими территориями". Саакашвили добавил, что отношения с Россией в перспективе следует налаживать, однако до вывода войск с оккупированных территорий Россия, по его словам, останется "врагом Грузии".

Что дальше?

Как и следовало ожидать, Саакашвили высказался и о политическом противостоянии в Грузии. Собственно, его выступление в парламенте как раз ознаменовало завершение очередного раунда в борьбе между президентом и оппозицией. Раунд остался за президентом. Оппозиции, организовавшей в апреле массовые акции протеста, не удалось провести "блицкриг", а затяжное противостояние оказалось неэффективным. Власти же избрали тактику, которая в итоге оправдалась: не разгонять "майдан" в надежде, что рано или поздно его участникам надоест митинговать и они разойдутся. Так, в общем, и произошло. Последние "камеры протеста" (клетки, которыми оппозиция заблокировала центр Тбилиси) организаторы акций пообещали убрать до конца июля.

Впрочем, позволить себе расслабиться Саакашвили в любом случае не может. Лидеры оппозиции уже пообещали, что осенью поднимут новую волну протеста. В этой ситуации власти могли бы использовать оставшееся время для того, чтобы переманить на свою сторону хотя бы часть оппозиции. До сих пор попытки такого рода почти не приносили результатов. Саакашвили, конечно, может рассчитывать на контакты с умеренной оппозицией из парламента, однако ее влияние невелико, и помешать появлению нового "майдана" она не сможет.

Нынешние предложения, которые Саакашвили озвучил в ходе дебатов, оказались не слишком щедрыми. Президент заявил, что готов назначить досрочные выборы в местные органы власти, вернуть в парламент тех представителей оппозиции, которые в свое время демонстративно отказались от мандатов, а также пустить своих оппонентов на заседания Совета безопасности Грузии. По его словам, оппозиционеры могут даже принять участие в разработке стандартов внешней политики.

На речь Саакашвили оппозиция - как парламентская, так и непарламентская - отреагировала довольно кисло. "Выступление президента было слабым. Я не увидела там ничего нового. Как видно, ему нечего предложить", - заявила лидер партии "Путь Грузии" Саломе Зурабишвили. "Для нас местные выборы ничего не значат, мы требуем досрочных парламентских и президентских выборов", - вторила ей лидер партии "Движение за единую Грузию", соратница Ираклия Окруашвили Эка Беселия. А представитель Консервативной партии Каха Кукава вообще заявил, что до весны (предполагаемого времени проведения местных выборов) "многое что может измениться, возможно, сменится и президент страны". Ранее именно Кукава сообщил о переносе митингов на осень и намекнул при этом, что их участники могут выйти за законные рамки протеста (по его словам, "оппозиция будет вынуждена принять решение, которое она до сих пор не принимала из-за любви к родине").

Кстати, вопрос о передаче власти, выступая в парламенте, затронул и сам Саакашвили. Прежде всего, он заявил, что никаких революций в Грузии не будет (по его словам, "правительства будут меняться не с помощью переворотов, а с помощью избирательных бюллетеней"). А также в очередной раз дал понять, что в отставку не собирается: Саакашвили заявил, что "передаст власть грузинскому народу" после того, как истечет его президентский срок (полномочия Саакашвили, напомним, официально заканчиваются в 2013 году).

Вопрос о возможном преемнике Саакашвили развивать не стал, однако сделал весьма важное замечание. Он предложил внести поправки в Конституцию страны, по которым всем грузинам, вне зависимости от места рождения, будет предоставлена возможность "участвовать в выборах всех уровней". То есть и в выборах президента. Действующая Конституция (часть 2 статьи 70) позволяет стать президентом только тому, кто в Грузии родился. Помимо прочего Саакашвили предложил облегчить процедуру предоставления гражданства представителям грузинской диаспоры.

В СМИ сразу же вспомнили о российском предпринимателе, выходце из Грузии Александре Ебралидзе, который недавно заявил о намерении баллотироваться в президенты республики (при этом выяснилось, что грузинского гражданства у него нет). Ранее грузинские власти обвиняли как раз оппозицию в том, что она в угоду Москве хочет свергнуть Саакашвили и посадить на его место какого-нибудь российского ставленника. А теперь получается, что Саакашвили своими руками решил убрать один из барьеров, который мог бы помешать какому-нибудь "российскому агенту" занять его место. Президент, очевидно, почувствовал, что его самого могут заподозрить в связях с Москвой, поэтому попросил депутатов "не считать, что он готовит кого-то проживающего за рубежом своим преемником".