От ворот поворот

В Грузию не пустили двух российских журналистов

2 сентября в Грузию не пустили двух журналистов из России: главного редактора "Известий" Владимира Мамонтова и ведущего программы "Судите сами" на "Первом канале" Максима Шевченко. Причины грузинская сторона толком не объяснила, видимо, не сомневаясь в догадливости российских СМИ и рядовых наблюдателей.

Стоит уточнить, что Шевченко и Мамонтов летели в Тбилиси не как туристы, соскучившиеся по настоящему грузинскому вину, но и не совсем как журналисты. По сообщению "Известий", главред и телеведущий входили в состав делегации смешанной российско-грузинской комиссии по преодолению кризиса на Кавказе. Иными словами, пограничники не пустили в Грузию не столько тружеников блокнота и диктофона, сколько двух голубей с оливковыми ветвями. Миротворцы (а Шевченко еще и член Общественной палаты РФ) ехали в Тбилиси участвовать в круглом столе по вопросам российско-грузинских отношений. Кроме того, журналисты планировали дать два интервью грузинским СМИ, а также встретиться с местными политиками и даже с католикосом-патриархом Илией II. Четырехдневную поездку, рассказал Мамонтов, организовали медиахолдинг "Джорджиан таймс" и его руководитель Малхаз Гулашвили.

Наиболее распространенной версией того, почему журналистам дали от ворот поворот на КПП в тбилисском аэропорту, стало наличие в их паспортах абхазских и югоосетинских штампов. Однако, во-первых, это сообщение подтвердилось лишь наполовину: в бывших грузинских республиках, которые Грузия бывшими не считает, бывал только Шевченко, но не Мамонтов. Издание "Грузия Online" прямо пишет, что из-за штампа о посещении "грузинского сепаратистского анклава Абхазии" во въезде отказали именно ведущему "Первого канала" (хотя, конечно, непонятно – раз он на общественных началах занимается урегулированием российско-грузинских отношений и его именно ради этого и приглашают, то чего же удивляться, что журналист был в регионе, из-за которого эти отношения обострились?). Таким образом, объяснения того, почему в Грузию не пустили главреда "Известий", нет, а значит Тбилиси сам дал простор всевозможным спекуляциям на эту тему.

Мамонтов уже рассказал собственному изданию, что пограничники апеллировали к 14-й статье какого-то закона, а какого – никто из них не уточнил. Один из пограничников шепотом посоветовал ему обратиться за разъяснениями в посольство Грузии в Москве, которого там нет с 2006 года. В секции интересов Грузии, расположенной в посольстве Швейцарии, комментария "Известиям" не дали, попросив обратиться позднее. Загадочность произошедшего усугубляется тем, что спутник Мамонтова и Шевченко, журналист РИА Новости Алан Касаев, ехавший на заседание той же самой грузино-российской комиссии, смог беспрепятственно пройти КПП. Иными словами, "двойные стандарты" налицо.

"Новости – Армения" сообщает, что в качестве еще одной возможной причины отказа во въезде называлось близкое знакомство журналистов с петербургским бизнесменом Александром Ебралидзе, имеющим виды (но не шансы) на грузинское президентство. Впрочем, эти слухи были опровергнуты. Мамонтов заявил, что с Ебралидзе никогда не встречался, а Шевченко за 20 секунд разговора с ним достаточно близко познакомиться вряд ли успел бы.

Наконец, третья версия (которая приходит в голову всегда, когда что-то происходит с журналистами): Мамонтов и Шевченко пострадали за правду. Или, если посмотреть с другой стороны, за антигрузинскую пропаганду. Но в любом случае, за профессиональную деятельность. Однако и в это "депортированные" поверить отказались. Шевченко заявил, что, хотя и не любит нынешнее грузинское руководство, никогда не говорил ничего плохого о стране и ее народе и вообще ехал в Тбилиси с миром. Мамонтов высказался еще хитрее. Лично сам он в последние годы не писал статей о Грузии, а значит действия грузинских властей в отношении него ничем не мотивированы, но подозревает, что сыграла свою роль принципиальная позиция газеты в целом. "Которую вы, наши читатели, прекрасно знаете и, судя по откликам на интернет-форуме и письмам, в большинстве своем поддерживаете", – говорится в материале "Известий".

Наконец, Шевченко выдвинул свою версию причин произошедшего: грузинские власти намерены сорвать мирный диалог на Кавказе. Если так, то, значит, сорвать этот диалог не очень сложно. Более того, телеведущий, много писавший на религиозные темы, увязал запрет на въезд с планами журналистов посетить католикоса Илию. "Марионетки американского неоколониализма сорвали эти переговоры, которые для них были как нож в горле. Не секрет, что есть политические силы, ненавидящие Грузинскую православную церковь, ненавидящие патриарха, относящиеся к ним, как к помехе на пути реализации процесса либерализации Грузии и введения Грузии в либералистическое сообщество", – сказал Шевченко.

Однако вне зависимости от истинных причин, по которым Мамонтова и Шевченко не пустили в Грузию, вся эта история производит печальное впечатление. Люди летели из Москвы в Тбилиси, чтобы способствовать примирению двух стран, а в результате получился скандал, никак не улучшающий российско-грузинские отношения. И особенно неприятно, что в нем оказались замешаны журналисты.