Новости партнеров

Много шума из-за GQ

Путинская "цензура" глянцевого журнала взбудоражила СМИ

Минувшие выходные подарили любителям разговоров о цензуре в СМИ богатую пищу для ума. Одна американская радиостанция раскопала редакционную директиву журнала GQ, согласно которой в российской версии издания строго-настрого запрещается печатать "сенсационную" и "разоблачительную" статью о Владимире Путине и взрывах жилых домов в 1999 году. В редакции русского GQ эту новость восприняли с недоумением, заявив, что вообще не собирались публиковать подобный материал.

Скандал начала радиостанция NPR, опубликовавшая служебную записку одного из адвокатов издательского дома Conde Nast Джерри Биренца (Jerry S. Birenz), разосланную им 23 июля нескольким топ-менеджерам и редакторам GQ. В ней якобы говорилось, что руководство Conde Nast решило не распространять в России сентябрьский номер американской версии GQ, содержащий статью Скотта Андерсона (Scott Anderson) "Владимир Путин - темное восхождение к власти" (Vladimir Putin's Dark Rise to Power).

Более того, по версии NPR, Биренц распорядился не ставить статью на сайт журнала, не посылать копии журнала в Россию и (sic!) не показывать его российским чиновникам, журналистам и рекламщикам.

Речь шла об очередном, в общем, ничем не примечательном интервью бывшего офицера ФСБ Михаила Трепашкина, который в конце 1990-х - начале 2000-х на пару с отравленным в Лондоне Александром Литвиненко снискал себе специфическую славу борца с режимом. В нем Трепашкин в очередной раз утверждает, что за взрывами жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года стоит ФСБ, которая таким образом расчистила Путину дорогу в Чечню, после чего он без труда стал президентом России.

Откровения Трепашкина окаймлены зловещими комментариями шокированного Андерсона, который не поленился съездить на место взрывов жилых домов в Москве, поговорил с подавленными россиянами и сумел разглядеть в них страх говорить на запретную тему.

Для западных журналистов решение Conde Nast отгородить часть читателей от такого материала стало шоком. По мнению экспертов, опрошенных NPR, уважаемый издательский дом просто-напросто "прогнулся" под российское руководство, дабы не напоминать ему ненавистную конспирологическую версию прихода Владимира Путина к власти. Аргументация такова: чтобы выжить в российских условиях, издателям-де надо постоянно улавливать настроения Кремля, иначе замучают проверками и вообще, работать спокойно не дадут.

Многие уважаемые издания, как ни странно, сразу же подхватили эстафету радиостанции и начали на свой манер перекладывать историю о запуганном Conde Nast и страшном Владимире Путине, губящем зачатки свободной прессы и распустившем свои щупальца аж за океан. Более того, за эту тему ухватились российские СМИ, которые догадались обратиться к главному редактору русского GQ Николаю Ускову и спросить у него: что же на самом деле случилось с этой статьей.

Ответ Ускова оказался ожидаемым и свелся к записи в его ЖЖ: "Меня умиляет растиражированная фраза "Статья изъята из российского GQ". Чтобы быть изъятой, статья должна быть опубликована. Я не получал никаких запретов на публикацию статьи г-на Андерсона. Я и не собирался ее публиковать, поскольку в этой статье нет решительно ничего нового".

По его словам, это "перепевы историй, обсуждавшихся в начале нулевых", и интересуют они его не больше, чем теории жидомасонского заговора. "То есть вообще не интересуют", - добавил Усков.

Недоумение главного редактора более чем оправданно - если бы на его журнал (напомним, речь идет о мужском "глянце", а не о злободневном политическом бюллетене) оказывалось давление "из-за зубцов", дали бы ему напечатать откровения "заключенного номер один" Михаила Ходорковского (сентябрьский номер) или подготовить мемуары опального Михаила Касьянова (октябрь)? В связи с этим все большие сомнения вызывает то, что Кремлю есть особое дело до публикаций русского GQ и тем более его американского "родителя".

Надо сказать, что и в западной прессе нет-нет да и проскакивали разумные сомнения. В частности, The New York Times обратила внимание на то, что Conde Nast довольно часто жертвует публикацией статей из своих изданий в интернете ради стимуляции продаж "бумаги". Кроме того, газета упомянула немаловажный момент - обычно региональные выпуски журналов издательского дома состоят из оригинальных статей, а не переводов "флагманских".

Еще один голос против цензуры состоит в том, что издательство не может быть столь наивным, чтобы думать, якобы одним коротким мемо можно запретить к распространению материал своего журналиста. Наоборот, может, этот злосчастный Трепашкин и прошел бы мимо всех незамеченным, не укажи на него пальцем юрист Conde Nast. Естественно, как только вся эта история просочилась в СМИ, блогеры кинулись сканировать и переводить искомую статью. Любительский перевод уже доступен здесь и здесь.

В самом Conde Nast не слишком охотно комментировали произошедшее. Официальный представитель издательского дома Мари Перл в беседе с The New York Times лишь ограничилась фразой, что компания "внимательно относится к законам и ограничениям в тех странах, где выходят ее журналы".

Между тем достоверность служебной записки, вокруг которой закрутился этот "цензурный скандал", до сих пор не подтверждена, хотя на Западе все говорят о ней как о чем-то само собой разумеющемся. Этому есть объяснение - если для российских журналистов фраза "ФСБ взрывает Россию" - клише из области конспирологии, то для западных коллег - это до сих пор первополосная тема. Шумная, но бессмысленная.

Интернет и СМИ00:0311 ноября

Сосут соки

Они считают, что мастурбация уничтожает белых мужчин. А виноваты во всем евреи