Наш ответ кризису

Россия стала крупнейшим экспортером нефти в мире

Во втором квартале 2009 года Россия продавала за рубеж по 7,4 миллиона баррелей нефти и нефтепродуктов в сутки – больше, чем любая другая страна мира. И хотя выручка от экспорта по сравнению с прошлым годом значительно упала, нефтяники все равно перевыполняют план на год: из-за относительно высоких и стабильных цен на мировом рынке приток "нефтедолларов" в страну уменьшается не так сильно, как прогнозировалось в начале года.

8 сентября агентство Bloomberg со ссылкой на данные Международного энергетического агентства сообщило, что Россия впервые со времен Советского Союза опередила Саудовскую Аравию по экспорту нефти: арабы продавали за рубеж только по семь миллионов баррелей в сутки.

Казалось бы, что первое место в рейтинге ведущих добытчиков нефти в мире должно радовать, однако в лидерстве России есть и несомненные минусы. Во-первых, увеличение экспорта нефти и нефтепродуктов означает, что страна как была, так и остается "сырьевым придатком" развитых стран, и сильно зависит от цен на углеводороды на мировых рынках. Во-вторых, на первое место России повлиял не столько увеличившийся спрос на отечественную продукцию за рубежом, сколько сознательное сокращение добычи Саудовской Аравией.

Король сказал, король сделал

Саудовская Аравия – основа Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК). Эта структура объединяет ведущих производителей углеводородов в мире - за исключением России и нескольких других стран. Основная функция ОПЕК в том, чтобы производители нефти выработали единую позицию в отношении потребителей. В частности, ОПЕК долгое время удавалось влиять на цены на нефть с помощью квот на производство углеводородов в странах – членах картеля. Если цены оказывались слишком низкими, добыча сокращалась, что приводило к дефициту нефти и, следовательно, к увеличению стоимости углеводородов. При слишком высоких ценах квоты, наоборот, увеличивались – дороговизна нефти не выгодна ОПЕК, так как в таком случае в развитых странах сокращается потребление.

В 2008 году ситуация в значительной степени изменилась. Когда цены на нефть достигли своих исторических максимумов далеко за отметкой в 100 долларов за баррель, в ОПЕК признались, что фактически неспособны управлять рынком. По их данным, стоимость нефти резко выросла из-за спекулянтов, которые "разогрели" сырьевой рынок на фоне нестабильности на валютных и фондовых биржах, и лишь в малой степени зависела от объема реальных поставок.

В конце 2008 года, когда цены на нефть резко пошли вниз и пробили уровень в 40 долларов за баррель, ОПЕК уже не могла справиться с обвалом стоимости углеводородов. В частности, картель принял решение о резком сокращении квот, но ожидаемого эффекта – повышения цен на нефть – добиться не получилось.

Кроме того, ОПЕК даже не удалось повлиять на все страны, входящие в картель: они продолжили накачивать рынок нефтью, так как в условиях кризиса не могли получать средства для своих бюджетов практически ни от чего другого. Например, в августе 2009 года производство нефти членами картеля составляло 28,445 миллиона баррелей в сутки при квотах в 24,845 миллиона баррелей. Ничуть не лучше ситуация была и в первом полугодии.

Иными словами, решения картеля отдельными странами не выполнялись. В таких условиях Саудовская Аравия должна была показать пример своим коллегам по ОПЕК. И, как свидетельствуют данные Международного энергетического агентства, она именно так и поступила: в первом квартале в Саудовской Аравии добывалось по 7,39 миллиона баррелей в сутки, а во втором – уже только по семь миллионов баррелей.

Шанс для России

Пока ОПЕК боролась с низкими ценами на нефть сокращением производства, независимые от картеля экспортеры углеводородов не спешили снижать добычу. В первую очередь, это касается России: ОПЕК не раз призывала отечественных чиновников подумать о вступлении в картель, однако те от предложений всякий раз отказывались. Выгода от таких действий чиновников налицо: пока в ОПЕК добыча сокращается, российские производители могут увеличить добычу и покрыть дефицит нефти на мировом рынке, если таковой возникнет.

Правда, в таком случае придется на время забыть о повышении цен на нефть, ведь если нет нехватки углеводородов на рынке, то у цен нет причин для роста. Однако на протяжении уже нескольких месяцев стоимость барреля нефти в мире находится в районе 70 долларов за баррель. Эти цены, конечно, несравнимы с 140 долларами, которые давали за баррель летом 2008 года, но для России все равно являются относительно комфортными. Бюджет 2009 года сверстан из расчета стоимости нефти в 41 доллар за баррель. Кроме того, в июне 2009 года вице-премьер Игорь Сечин заявлял, что России для развития нужны цены в 75 долларов за баррель. Так что 65-70 долларов, которые дают за баррель Urals, вряд ли сейчас являются уровнем катастрофическим.

Согласно официальной статистике Федеральной таможенной службы, за первые семь месяцев 2009 года экспорт нефти из России уменьшился на 0,1 процента, а нефтепродуктов – даже увеличился на 4,7 процента. Если учесть, что спрос на углеводороды в условиях кризиса в целом в мире значительно сократился, получится, что нефтяная отрасль оказалась весьма защищенной от кризиса. Для сравнения, экспорт газа, который продается по фиксированным, а не рыночным ценам, упал за семь месяцев на 37,7 процента.

Есть лидерству России на экспортном рынке и другие объяснения. Дело в том, что в 2009 году в стране было запущено сразу несколько месторождений. Останавливать производство на них практически невозможно: это стоило бы компаниям огромных денег и могло привести к срыву лицензионных соглашений. Так что даже в условиях кризиса нефтяники предпочитают работать, а углеводороды с новых месторождений могут идти только на нефтеперерабатывающие заводы или на экспорт – нефтехранилищ в России не так много, чтобы сохранять уже добытую нефть для того, чтобы продать ее позже при улучшении конъюнктуры.

Так что по всему выходит, что увеличение экспорта выгодно как самим нефтяникам, так и государству. Нефтяникам – потому что они продают свой товар за доллары и евро, которые позволили им получить дополнительную прибыль в условиях девальвации рубля. Государству – потому что от экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты в значительной степени зависят доходы бюджета России.

Правда, в среднесрочной и долгосрочной перспективе такая практика может оказаться губительной. Ведь при восстановлении мировой экономики и, как следствие, росте цен на нефть члены ОПЕК без труда смогут увеличить добычу и опередить Россию по этому показателю, но получать за углеводороды уже гораздо большие суммы. Если же рецессия продлится, то цены могут снизиться, однако России, запустившей новые месторождения и не построившей больших хранилищ, все равно придется продавать большие объемы сырья за рубеж. Что, в свою очередь, еще больше усложнит отношения с ОПЕК, партнерство с которой России бы пригодилось.

Экономика00:0221 июля

Шальной куш

На этих людей свалилось богатство. На что они его спустили?
Экономика20:09Сегодня

Требуются решительные

«Русал» привлекает молодых специалистов с помощью программы «Новое поколение»