Новости партнеров

Встретились, поговорили

В ФРГ прошла предвыборная теледуэль между Меркель и Штайнмайером

В ФРГ за две недели до выборов в бундестаг прошли теледебаты между двумя главными кандидатами на высший государственный пост - действующим канцлером Ангелой Меркель, представляющей консервативный блок ХДС/ХСС, и министром иностранных дел в ее правительстве Франком-Вальтером Штайнмайером, который выдвигается от социал-демократов (СДПГ). Теледуэль должна была стать узловым моментом всей предвыборной кампании - по крайней мере, о намерении посмотреть трансляцию накануне заявлял каждый второй немец. Однако вместо дуэли получился стройный дуэт: противники воздержались от резких выпадов, заявив о согласии по многим ключевым вопросам. Что, в принципе, не менее показательно, чем самая острая дискуссия.

Стоит сразу оговориться, что ожидать по-настоящему бурных дебатов не приходилось: Меркель и Штайнмайер входят в правительство большой коалиции ХДС/ХСС и СДПГ, которое, несмотря на пессимистичные прогнозы, стабильно проработало четыре года, а в период финансового кризиса 2008-2009 годов не только не развалилось, но и действовало весьма слаженно. И Меркель, и Штайнмайер несут ответственность за действия кабинета. Таким образом, поле для политических маневров у главных оппонентов, читай - коллег по кабинету, было ограниченно, а взаимная критика не выходила за рамки противоречий, давно существующих внутри большой коалиции. Сложилась немного парадоксальная ситуация: обвинения в адрес оппонента грозили обернуться против самого обвиняющего, а подчеркивание собственных заслуг означало одобрение существующего порядка вещей, то есть действий всех членов правительства большой коалиции.

Многие, впрочем, ждали, что в ходе дебатов противники все же не побоятся акцентировать противоречия и, может быть, поведут дело к разрыву, однако Меркель и Штайнмайер предпочли не обострять ситуацию. У каждого для этого были свои причины: Ангела Меркель, которой опросы пока отдают предпочтение, была, судя по всему, озабочена тем, чтобы не "расплескать" лидерства из-за резких высказываний, до которых наверняка бы дошло, случись острая дискуссия. Согласно существующему раскладу сил, все идет к тому, что после выборов 27 сентября блоку ХДС/ХСС удастся избавиться от СДПГ и получить более сговорчивого, привычного партнера по коалиции - либералов из СвДП, чтобы править черно-желтым составом, как в благословенные времена Гельмута Коля. Слишком живые дебаты могли спугнуть ожидаемую победу.

Что касается социал-демократов вообще и Франка-Вальтера Штайнмайера в частности, то здесь все несколько сложней. СДПГ, может, и рада была бы порвать с большой коалицией, но, в отличие от ХДС, который может рассчитывать на либералов из СвДП, у социал-демократов нет партнера, с которым они могли бы создать будущее правительство. Перспективы "зеленых", которые при Шредере были главным партнером социал-демократов по правительственной коалиции, весьма туманны - опросы отдают им не более 11 процентов. Популярность самих социал-демократов откатилась до нового исторического минимума в 23 процента. Правда, есть еще "Левые", возглавляемые Оскаром Лафонтеном, которые набирают силу. Так, на прошедших 30 августа земельных выборах в Тюрингии и Сааре, которые рассматривались как прелюдия к выборам в бундестаг, они показали неожиданно высокий результат (21,3 и 27,4 процента), обойдя тех же социал-демократов.

Но "Левые" для социал-демократов - не вариант. Франк-Вальтер Штайнмайер в ходе дебатов еще раз категорически отверг возможность союза с Лафонтеном. Что, в принципе, не удивительно. В 1998-1999 годах, еще будучи одним из руководителей СДПГ, Оскар Лафонтен занимал пост министра финансов в первом кабинете Герхарда Шредера, однако порвал с ним и вышел из партии после того, как Шредер сделал ставку на либерализацию экономики. Вместе с Лафонтеном из партии ушли многие социал-демократы левого толка. Внутрипартийный кризис едва не привел к поражению СДПГ на выборах 2002 года. Эти события еще слишком свежи в памяти, а кроме того, расстояние, разделяющее СДПГ и "Левых", куда больше, чем дистанция между социал-демократами и консерваторами. Иными словами, Штайнмайер не мог себе позволить резко критиковать Меркель еще и потому, что вне большой коалиции социал-демократы практически лишаются возможности остаться у власти.

Итак, с одной стороны - Ангела Меркель, которая не была настроена на острую дискуссию, с другой - кандидат от социал-демократов, озабоченный не столько тем, чтобы победить, сколько тем, чтобы уцелеть и хоть как-то упрочить свои позиции и позиции партии накануне выборов. В таком ключе и развивалась бы вся эта "дуэль", навевавшая зевоту, если бы ее время от времени не оживляли провокационные выпады четырех телеведущих. Штайнмайер, по общему признанию, выглядел при этом более активно. Но, как отмечает Frankfurter Allgemeiner Zeitung, ему по сценарию теледебатов и было определено вести себя активно - социал-демократ выступал в роли "соискателя". Меркель, наоборот, действовала от обороны, вела себя более сдержанно: как-никак, а звание канцлера обязывает. Живость Штайнмайера, которого не считают ни хорошим оратором, ни особо харизматичным политиком, приятно удивила не только оппонентов, но даже его соратников. Однако, по сути, вся эта энергия была направлена на то, чтобы обеспечить социал-демократам местечко в большой коалиции.

К примеру, когда обсуждался вопрос о спасении "Опеля", и Меркель, и Штайнмайер высказали единодушное удовлетворение продажей автоконцерна консорциуму из канадской Magna и российских Сбербанка и ГАЗа, однако при этом Штайнмайер не преминул отметить, что если бы социал-демократы, входящие в правительство, не сдерживали хищнических, рыночных инстинктов ХДС/ХСС, "Опель" просто бы обанкротился. "Представьте себе, если бы сейчас у руля стояли черно-желтые (коалиция из ХДС/ХСС и либералов из СвДП - Lenta.ru), "Опель" уже давно был бы мертв", - заявил Штайнмайер. В ходе дебатов он еще не раз возвращался к идее о том, что именно СДПГ является своеобразной страховкой, гарантирующей соблюдение консерваторами социальных обязательств, и что смена коалиционного партнера с социалистов на либералов может иметь негативные последствия.

"Черно-желтое правительство означает, что "ножницы" между доходами богатых и бедных будут только расти", - отметил кандидат от социал-демократов. И еще: "В правительстве большой коалиции СДПГ удерживала ХДС в центре". Франк-Вальтер Штайнмайер сделал, кажется, все возможное, чтобы доказать избирателям: уход социал-демократов из правительства и крен кабинета вправо будут губительны. На этом фоне высказанное им в самом начале дискуссии пожелание, чтобы Меркель оставила пост канцлера, поскольку есть куда лучшая альтернатива, а именно он сам, выглядит бравадой и никого не может обмануть. Тем более, что чем он лучше Меркель, Штайнмайер так и не рассказал. Оба политика продемонстрировали единодушие по многим вопросам: не стали спешить с обозначением конкретных сроков вывода войск из Афганистана, осудили высокие зарплаты и "золотые парашюты" топ-менеджеров. Возникли традиционные для большой коалиции разногласия по поводу атомной энергетики, понижения налогов на прибыль и введения минимальной заработной платы, но говорить о какой-то серьезной альтернативе политическому курсу, проводимому нынешним кабинетом, не приходится.

Опросы, проведенные среди телезрителей четырех ведущих немецких телеканалов после дебатов, также свидетельствуют о весьма противоречивых результатах. По данным опроса телеканала ARD, зрители не смогли решить, кто из двух политиков был убедительнее (Меркель - 42 процента, Штайнмайер - 43) или симпатичнее (Меркель - 39, Штайнмайер - 40). Штайнмайер оказался лучше, чем от него ожидали (об этом заявили 64 процента опрошенных), а Меркель, наоборот, выступила хуже (так считают 39 процентов). По мнению телезрителей, Штайнмайер оказался более энергичным и задиристым, более понятным, у него были лучшие аргументы, но все это разбивается о то, что он внушает меньшее доверия, чем Меркель (37 против 42 процентов) и кажется куда менее компетентным (31 против 51 процента). Опрос телеканала ZDF также отдал победу Меркель, хотя 51 процент зрителей заявили, что Штайнмайер оказался лучше, чем они ожидали.

Наконец, большинству немцев "дуэль" показалась не острой политической дискуссией, а скорее "деловым обсуждением" текущих вопросов. Что впрочем, не лишает предстоящие 27 сентября выборы интриги. В конце концов, телепередача с участием политиков это одно, а голосование - совсем другое.

Мир00:01Сегодня

Корейский мясник

Он предал американцев и жестоко казнил всех несогласных
Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился