Кому он теперь нужен?

Европа обзавелась отчетом о прошлогодней российско-грузинской войне

Комиссия Евросоюза, созданная для расследования обстоятельств российско-грузинской войны 2008 года, наконец завершила работу. Плодом ее трудов стал доклад объемом более 900 страниц, который уже роздан участникам конфликта и выложен в интернете. Как и ожидалось, для каждой из двух основных сторон - России и Грузии - отчет стал всего лишь материалом для интерпретаций. Поводом для того, чтобы еще раз озвучить собственную версию событий, освежив ее надерганными из доклада цитатами. Соглашаться хотя бы с частью обвинений в собственный адрес (обвинений, которые комиссия - и это тоже было ожидаемо, - адресовала обеим сторонам) ни в Москве, ни в Тбилиси не пожелали. А зачем? Юридической силы доклад (как заявил заместитель главы комисиии Уве Шрамм) не имеет. Тут же не суд, клясться "говорить правду и только правду" никто не заставляет. Кто же в такой ситуации станет наговаривать на самого себя - на радость пропагандистам из противоположного лагеря? Дураков нет.

Поведение сторон было предсказуемо. Отчет комиссии еще только готовился - а его интерпретации уже имелись. Запросы тех, кто не хотел ждать официальной публикации доклада, вполне удовлетворял немецкий журнал Spiegel - точнее, появлявшиеся там "утечки". Из которых следовало, что комиссия якобы намерена возложить основную вину на Грузию. Слабость подобных утверждений заключалась в том, что объемный доклад, готовившийся дипломатами, по своей природе был обречен на то, чтобы стать материалом для множества трактовок. Так что судить заранее о том, кто виноват больше, а кто меньше, не зная даже попавших в доклад формулировок, - не имело смысла. Впрочем, те, кто хотел встроить еще не готовый отчет в собственную версию, получили возможность это сделать. По сути, "сливы" о готовящемся докладе комиссии сами по себе стали интерпретацией итогов ее работы (в данном случае, интерпретацией, близкой к российской версии событий).

Президент Грузии, со своей стороны, не нуждался даже в такого рода подсказках. В июньском интервью Михаил Саакашвили без тени сомнения заявил, что никакое расследование не докажет, что он (Саакашвили) в августе 2008 года поступил неправильно. Тех, кто возлагает на него вину за авантюрную войну с Россией, президент назвал идиотами.

Между тем, собственно в докладе комиссии ЕС Москва и Тбилиси особо не нуждались. Каждая из сторон давно уже располагает собственной версией августовских событий, со всеми необходимыми оценками и указанием виновных. У Грузии, например, имелись отчеты правительства, а также специальной парламентской комиссии (оба подтверждали официальную версию властей, согласно которой Россия в начале августа 2008 года первой начала перебрасывать в Южную Осетию войска и технику, а грузинские подразделения уже в ответ на это перешли в наступление). Более того, в стране был принят специальный закон, в котором Абхазия и Южная Осетия были объявлены "оккупированными Россией грузинскими территориями". Россия, таким образом, официально была объявлена "оккупантом".

У Москвы, в свою очередь, имелись результаты расследования уголовного дела, которое в связи с августовской войной возбудил СКП РФ. Представителей Грузии в рамках этого дела обвиняют в массовых убийствах и "геноциде осетинского населения" (как писал "Коммерсант", организаторами "геноцида" следователи считают нескольких командиров бригад, атаковавших Цхинвали). Существовала (и существует до сих пор) также политическая позиция российских властей, которые обвинили в развязывании войны лично Михаила Саакашвили. И, разумеется, было заявление российского президента Дмитрия Медведева, сделанное в годовщину августовских событий. "Кто бы что ни говорил, но тем не менее, все прекрасно понимают - правда на нашей стороне! Россия права и с юридической, и с морально-нравственной точки зрения", - сказал Медведев. Если руководствоваться такой точкой зрения, то докладом комиссии ЕС (равно как и любым другим отчетом на эту тему) российская сторона могла бы заинтересоваться разве что из любопытства. К чему читать 900-страничный текст, если и так известно, что "правда на нашей стороне"?

Кому-то отчет комиссии ЕС (имеется в виду отчет целиком, а не надерганные из него куски), конечно, пригодится. Например, политологам и историкам, которые получили вполне авторитетный источник сведений об августовской войне. И, разумеется, доклад будет использован политическим руководством Евросоюза. Собственно, Европе, организовавшей расследование, отчет, возможно, и нужен больше всего. Спустя год после войны между Россией и Грузией Евросоюз наконец определился со своей точкой зрения на эти события. Или, вернее сказать, подвел базу под свою точку зрения. В целом позиция, изложенная в докладе, не грозит Брюсселю ни ссорой с Москвой, ни размолвкой с Тбилиси: хотя в отчете досталось и России и Грузии, обе стороны получили возможность истолковать документ в свою пользу (и этой возможностью они уже воспользовались), так что оснований всерьез обижаться на Европу ни у России, ни у Грузии нет.

Виноваты все

Российская пресса сразу выхватила из доклада утверждение о том, что "войну начала Грузия". Многие с удовлетворением цитировали фрагмент, в котором говорилось, что обстрел грузинскими войсками Цхинвали в ночь на 8 августа "обозначил начало широкомасштабного вооруженного конфликта". Вторую часть этой фразы (первая часть доклада, страница 11) приводили не все. А далее говорилось: "...но это было лишь кульминацией долгого процесса, который был отмечен растущей напряженностью и провокациями". Говоря о напряженности, эксперты вспомнили о вводе в Абхазию железнодорожных войск РФ в мае-июне 2008 года (переброска была осуществлена несмотря на протесты грузинских властей, расценивших ее как подготовку к военной интервенции), полетах грузинских беспилотников над Абхазией и перестрелках на границе Грузии и Южной Осетии в конце июля - начале августа.

Что касается собственно августовской войны (которая проходила сначала в Южной Осетии, а затем распространилась за пределы региона, на территорию Грузии), то вину за нарушение международного права, по мнению комиссии, разделяют все стороны: и грузинские войска, и российская армия, и подразделения Южной Осетии (часть первая, страница 26). По логике доклада, до тех пор, пока война шла на территории Южной Осетии, закон в целом был на стороне России (она имела право защитить своих миротворцев, попавших под огонь, — при этом версию о том, что грузинские солдаты, не имея на то оснований, намеренно атаковали российских миротворцев, комиссия не подтвердила). Грузия же, как заключают эксперты, не имела никакого права начинать артобстрел Цхинвали в ночь на 8 августа (часть первая, страница 22).

Доводы Тбилиси, настаивающего на том, что военная операция была ответом на переброску в Южную Осетию группировки российских войск, комиссия не приняла. В докладе отмечается, что веских доказательств в пользу версии о "масштабном вторжении российских войск" до 8 августа нет (часть первая, страница 20). Хотя эксперты и констатируют, что к началу войны на территории Южной Осетии находились российские военнослужащие, не входящие в миротворческий контингент, а также "добровольцы", прибывшие с российской территории.

Статус сторон, по мнению комиссии, изменился после того, как российские войска вышли за пределы Южной Осетии (которую они защищали) и вторглись в прилегающие районы Грузии. Теперь уже на грузинских солдат, как следует из отчета, распространялось право на защиту, гарантированное в том числе 51-й статьей Устава ООН. Россия же, атаковав объекты за пределами Южной Осетии и заняв часть грузинской территории, вышла "далеко за пределы" целесообразного ответа на действия Грузии. Действия российских войск вне Южной Осетии, как отмечают эксперты, даже с натяжкой не могут рассматриваться как соразмерные угрозе, которой подвергались российские миротворцы в зоне конфликта (часть первая, страница 24).

Право войск Южной Осетии на защиту комиссия не отрицает. В то же время она отмечает, что операции южноосетинских подразделений, не связанные с отражением грузинских атак (в частности, "операции против этнических грузин в Южной Осетии и за ее пределами"), выходят за пределы международного права (часть первая, страница 23). В отчете упомянуты и "зачистки" в грузинских селах региона, происходившие в августе 2008 года (часть первая, страница 27). Эти села, как констатирует комиссия, "систематически разграблялись и разрушались" (президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, напомним, в середине августа заявил, что на месте грузинских сел "мы практически все выровняли", и добавил, что беженцам из этих населенных пунктов в регион вернуться не позволят; позднее, правда, он все же согласился принять беженцев).

В отчете не получила однозначной поддержки позиция Грузии, из которой следует, что в Южной Осетии местные жители грузинской национальности подверглись "этническим чисткам". В то же время и обвинений в "геноциде" осетин, которые Грузии адресовали Россия и Южная Осетия, комиссия не подтвердила (часть первая, страницы 26-27).

Помимо прочего, выйдя за рамки августовской войны, комиссия ЕС констатировала, что отделение Южной Осетии и Абхазии от Грузии было "незаконным" (часть первая, страница 17). В равной степени, незаконным комиссия считает и решение третьей страны (то есть России) признать их независимость. Такое решение, по мнению экспертов, является покушением на суверенитет и территориальную целостность Грузии. Кстати, и имевшую место ранее раздачу российских паспортов жителям Абхазии и Южной Осетии комиссия также назвала незаконной (часть первая, страница 18).

Понеслась

То, что происходило после публикации отчета, напомнило старый анекдот о том, как США и Советский Союз по очереди перекрашивали Луну, чтобы доказать, что она "наша". Одним из первых выступил представитель России в ЕС Владимир Чижов. Ссылаясь на него, РИА Новости сообщило, что комиссия "назвала режим Саакашвили ответственным за развязывание конфликта".

Депутат Госдумы Константин Косачев пошел еще дальше. Он заявил, что действия Грузии в отчете квалифицированы как "несанкционированная агрессия", а действия России - "как абсолютно легитимные". В то же время, просто не замечать выдвинутых в адрес Москвы обвинений (а их оказалось не так уж мало) было нельзя, надо было на них как-то ответить. На помощь пришла тяжелая артиллерия: с заявлением выступил замначальника Генштаба РФ Анатолий Ноговицын. Все обвинения комиссии в "неадекватном применении силы" он отверг, заявив, что действия России в августе 2008 года были "абсолютно пропорциональны".

От Грузии выступил госминистр по реинтеграции Темур Якобашвили. Чиновник сразу пошел в контратаку, заявив, что "нигде в докладе не говорится, что Грузия начала войну". "Все интерпретации по этому поводу являются ложью", - сказал Якобашвили. По его словам, в целом докладом грузинские власти довольны (министр, в частности, обратил внимание на то, что комиссия не подтвердила обвинений Грузии в геноциде, а также признала претензии Абхазии и Южной Осетии на независимость несостоятельными).

Недовольство Якобашвили вызвало, прежде всего, то, что комиссия не подтвердила версию о масштабном вторжении российских войск в Южную Осетию до 8 августа. Он также отказался признать действия грузинских подразделений в начале войны неадекватными сложившейся ситуации. Глава МИДа Грузии Григол Вашадзе, со своей стороны, заявил, что комиссия поработала на совесть и только "из-за политкорректности" не решилась обвинить Россию в военной агрессии против его страны.

Но все эти заявления затмил комментарий российского МИДа. Приспособить отчет для нужд пропаганды пытались многие, но на Смоленской площади с этим справились лучше всего. "Усилия комиссии ЕС не прошли даром, - торжествующе заявляет МИД. - Любой думающий человек (sic!) извлечет из обнародованного доклада стержневой вывод о том, что агрессию против Южной Осетии в ночь на 8 августа 2008 года развязало нынешнее руководство Грузии. В конечном счете это главный итог работы комиссии Тальявини". От обвинений в адрес России МИД отмахнулся, назвав их "двусмысленностями". А в ответ на выводы комиссии, которая назвала незаконным решение РФ (как "третьей страны") признать независимость Абхазии и Южной Осетии, заявил, что после признания эти регионы стали "уверенно смотреть в будущее".

P.S.

Доклад комиссии Тальявини продемонстрировал, что в урегулировании российско-грузинского конфликта Европа по-прежнему готова участвовать, но сделать она может (и хочет) не очень много. Год назад европейские чиновники были настроены гораздо более воинственно. Глава МИДа Франции (председательствовавшей в ЕС) Бернар Кушнер тогда объявлял Россию вне закона и грозил международными санкциями.

До санкций в итоге дело так и не дошло. Расплачиваться за свою принципиальность серьезным ухудшением отношений с Россией Европейский Союз не стал. Дело ограничилось отправкой в приграничные районы Грузии наблюдателей ЕС (Абхазия и Южная Осетия пустить к себе этих наблюдателей отказались), гуманитарной помощью и теперь вот публикацией отчета.

Доклад получился запоздавшим. Со времени августовской войны прошло уже больше года. Выводы для себя заинтересованные стороны давно уже сделали и отказываться от них не собираются. А для того, чтобы выступить в качестве арбитра, которого бы (даже себе в ущерб) послушали конфликтующие стороны, Евросоюзу не хватает веса.

Впрочем, в Брюсселе, возможно, уже и не рассчитывают всерьез изменить ситуацию. "Евросоюз, - констатирует эксперт Европейского совета по международным отношениям Нику Попеску, - де-факто смирился с разделом Грузии, а также с тем фактом, что в ближайшие 20-30 лет с этим ничего невозможно поделать".