Обама промахнулся

В США обсуждают провал олимпийской заявки Чикаго

В пятницу, 2 октября, Международный олимпийский комитет выбрал город, в котором состоятся летние игры 2016 года: Рио-де-Жанейро. Чикаго выбыл в первом раунде голосования, Токио - во втором, в финале со значительной разницей голосов проиграл Мадрид. Для некоторых американцев поражение Чикаго - это, прежде всего, поражение Барака Обамы, взявшегося лично агитировать за город, где начиналась его политическая карьера. Неслучайно решение МОК некоторые консерваторы в США встретили овациями: президент-демократ не справился, не смог очаровать олимпийских чиновников, силы его не безграничны.

Крупнейший город штата Иллинойс формально вступил в олимпийскую гонку в 2007 году, после того как его кандидатуру утвердил национальный олимпийский комитет. Чикаго обошел другие американские города-претенденты - Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Филадельфию и Хьюстон. Обама, обосновавшийся в "Городе ветров" в 1985 году, изначально поддерживал чикагскую заявку и не забыл про олимпийские амбиции города после своей победы на президентских выборах-2008: в частности, он говорил о будущей Олимпиаде в победной речи в чикагском Грант-Парке. Помимо президента, агитацией в пользу города занимались Майкл Джордан, Майкл Фелпс, Опра Уинфри и другие знаменитости первой величины.

Предполагалось, что на судьбоносное голосование в Копенгаген отправится первая леди Мишель Обама, но в начале минувшей недели было официально подтверждено - вместе с женой полетит и президент. Уже тогда стало ясно, что Обама идет на политический риск, и критики принялись потихоньку возмущаться. Как же так? В стране кризис, безработица, солдаты гибнут в Афганистане, политики изо всех сил спорят о реформе здравоохранения, а глава государства летает по заграницам и занимается Олимпиадой. Конечно, в случае успеха Обама мог бы надеяться на прощение, но неудача, напротив, дала бы критикам новый мощный стимул. Однако президент решил рискнуть.

Выступив в Копенгагене с запланированной презентацией, Мишель Обама уступила трибуну мужу, и американский президент начал рассказывать о городе, "где он наконец обрел дом". Выступление было традиционно "обамовским": воспоминания о светлых мечтах отца-кенийца, рассуждения о расово-культурном многообразии и духовном единстве Чикаго, вдохновении, надеждах и прочих трогательных материях. Трудно сказать, как в действительности оценивал Обама шансы Чикаго, независимым исследователям казавшиеся сомнительными, но внешне он уверенность в чудесной силе своего красноречия просто-таки источал. Ему поаплодировали, но - исход мы знаем.

Формально провал кампании - на совести чикагского заявочного комитета, который должен был доказать мировому олимпийскому движению, что игры надо провести на берегу озера Мичиган. Именно глава комитета Патрик Райан (Patrick Ryan) и чикагский мэр Ричард Дейли (Richard J. Daley) взялись за проект мирового масштаба, который оказался им "не по зубам". Но немедленно начавшиеся поиски виноватых, естественно, клином сошлись на самом главном покровителе города - Обаме. Критики взялись проводить далеко идущие параллели: если Обаме не по силам убедить МОК, то как же он станет, например, отговаривать Иран от ядерной программы, да и вообще - влиять на международное сообщество? А кто-то с готовностью добавлял, что в этом, дескать, весь Обама - много красивых слов, всеобщая любовь и симпатии, а осязаемых результатов маловато.

Интересно здравое замечание политического аналитика Fox News Такера Карлсона (Tucker Carlson): "Это показывает, как по-детски наивно наше представление о международных делах. Идея о том, что государства из личной симпатии к президенту переменят свои основополагающие позиции, абсурдна". Впрочем, не менее наивно - хотя и вполне понятно - ликование, охватившее республиканцев из-за провала чикагской заявки. Вопреки предостережениям своих более сдержанных единомышленников, эмоциональные сторонники "Великой старой партии" подводят себя под обвинения в непатриотичности и антиамериканизме, которыми во времена Джорджа Буша они сами активно клеймили демократов.

А между тем, факторы поражения Чикаго на поверхности. В поддержку Токио сплотились представители азиатских государств, за Мадрид агитировал бывший глава МОК Хуан Антонио Самаранч, а Рио-де-Жанейро просто-таки должен был стать первым в Южной Америке городом, где пройдет Олимпиада: бразильцы славятся любовью не только к красочным карнавалам, но и к спорту. А американцам, скорее всего, пока еще не простили скандальной зимней Олимпиады-2002 в Солт-Лейк-Сити. Кроме того, Чикаго - настоящий рассадник преступности в самых разных ее видах, от всепроникающей политической коррупции до стреляющих друг по другу школьных банд.

В общем, слабых мест у американской заявки хватало с лихвой, и Обама - даже в компании своей жены и самой Опры - исправить положение не мог. Только вот противники что угодно пустят в дело, чтобы подкормить поселившийся в американском обществе дух разочарования.