Новости партнеров

Туркменчай

Верховный лидер Ирана то ли жив, то ли умер, то ли находится в коме

Слухи о смерти верховного лидера Ирана Али Хаменеи, как и положено слухам, появились на базаре. В течение пары дней они проникли в блоги и информационные бюллетени иранских оппозиционеров, оттуда - в западные блоги и прессу. Если эти слухи правдивы, то Иран ожидают интересные времена. Во-первых, верховный лидер - фигура для Ирана несравненно более важная, чем президент. Во-вторых, процедура замещения этой должности витиевата и совершенно непрозрачна. В-третьих, кланы, на которые поделена иранская элита, вполне способны в борьбе за власть пойти дальше подковерных интриг, и кровопролитие не исключено.

13 октября популярный и авторитетный американский консервативный блог Pajamas Media сообщил со ссылкой на некоего "человека, который в силу своего положения осведомлен о таких вещах", что аятолла Али Хаменеи пребывает в коме. Согласно этому сообщению, Хаменеи потерял сознание и был экстренно госпитализирован днем 12-го октября. Врачи не допускают к нему никого, кроме его сына. Которого из двух - не уточняется, но скорее всего имеется в виду младший - Моджтаба, которого аятолла наметил на роль своего преемника.

Источник Pajamas Media особо подчеркивает, что Хаменеи впал в кому без посторонней "помощи": несмотря на то, что в иранской элите хватает людей, желающих ускорить встречу великого аятоллы с 72 райскими девственницами, он не был отравлен. Отмечается его нервное истощение в последние месяцы: он чуть было не потерял контроль над ситуацией, когда летом 2009 года тысячи иранцев вышли на улицы, протестуя против переизбрания Махмуда Ахмадинеджада на пост президента. И дело было не только и не столько в уличных протестах, сколько в том, что недовольство действиями Хаменеи выразили многие влиятельные священнослужители.

14 октября другой американский консервативный блог с говорящим названием AntiMullah сообщил, что Хаменеи уже мертв. Иранская оппозиция утверждала, что по Тегеранскому базару циркулируют слухи о смерти верховного лидера страны. Надо заметить, что многие тегеранские "базари" (рыночные торговцы) обладают не только несметными богатствами, но и обширными политическими связями и влиянием. Они еще до 1979 года были надежной опорой фундаменталистов, и в значительной степени именно их деньги в сочетании с их же религиозным консерватизмом предопределили поворот революции в исламское русло. Так что базарными слухами в Иране стоит как минимум интересоваться. Хотя они, конечно, остаются лишь слухами.

AntiMullah и другие источники отмечают "необычную активность" на городских улицах: полицейских, басиджей (ополченцев-исламистов) и агентов в штатском там больше, чем обычно. Согласно данным израильской газеты "Гаарец", дом Хаменеи окружен некими "силами безопасности" (хотя ранее сообщалось, что великий аятолла находится не дома, а в клинике). По неподтвержденным данным, в четверг, 15 октября, Тегеранский базар оказался закрыт. Это весьма странно: в нормальных условиях базар закрывается только в пятницу, единственный в Иране выходной. Пишут, кроме того, что телевизионные дикторы появляются на экране исключительно в черной одежде, похожей на траурную, и даже что правительственные здания драпируют в черный цвет. Что касается последнего утверждения, ссылка на "многочисленные сообщения в Twitter" делает его сомнительным: Twitter в Иране заблокирован.

ИТАР-ТАСС приводит слова своего источника в Тегеране: "Это слухи. По нашим данным, ничего такого нет". Посольство Ирана в России ситуацию не комментирует. Единственным официальным иранским органом, как-то отреагировавшим на слухи, остается посольство этой страны в Армении: там журналистам Panorama.am заявили: "Эти слухи являются клеветой и не соответствуют действительности".

Слухи о смерти Али Хаменеи появляются не в первый раз. Известно, что 70-летний великий аятолла нездоров, хотя его медицинской карты никто, конечно, не видел. Он довольно часто пропадает из публичной сферы, а возвращается через несколько дней или даже недель заметно ослабевшим. Так что даже если в этот раз слухи в очередной раз окажутся ложными, вопрос о его преемнике и о раскладе сил в иранской элите приобретает все большую актуальность.

Верховного лидера Ирана, согласно Конституции, избирает (чтобы потом надзирать за его деятельностью) Совет мудрецов (он же - Ассамблея экспертов), который на Западе иногда для наглядности называют "шиитской коллегией кардиналов". В него входят 86 священнослужителей, богословов и специалистов по мусульманскому праву. Они избираются всенародно на восемь лет, но списки кандидатов (как и в случае с президентскими и парламентскими выборами) предварительно утверждаются религиозными властями, так что появление в совете "не тех" людей практически исключено.

Последние два года в совете председательствует Али Акбар Хашеми Рафсанджани, бывший президентом с 1989 по 1997 год и пытавшийся вернуться на этот пост в 2005 году, но проигравший выборы Ахмадинеджаду. Рафсанджани считается самым богатым человеком в Иране (а по мнению иранских оппозиционеров - и в мире) и имеет репутацию реформатора, поскольку во время своего президентства пытался построить в Иране свободный рынок (ныне в экономике доминирует забюрократизированный и коррумпированный госсектор). Это один из самых влиятельных людей в стране, с которым связывают свои надежды на "оттепель" многие оппозиционеры и которого очень многие ненавидят: одни - за коррупцию, другие - за невыполненные обещания в социальной, экономической, да и политической сфере. В случае смерти Хаменеи Рафсанджани - вполне вероятный претендент на его место.

Еще, как уже было сказано, есть 40-летний Моджтаба Хаменеи, сын великого аятоллы, которому он хотел бы завещать свой пост. Поговаривают, что на самом деле в последнее время именно Моджтаба правит от имени своего больного отца. Но против него как минимум два фактора. Во-первых, он, хоть и является священнослужителем, не пользуется сколько-нибудь серьезным авторитетом в вопросах вероисповедания и мусульманского права, как того требует Конституция от кандидата на пост верховного лидера. Во-вторых, Хаменеи, при всем его могуществе, все-таки не имам Хомейни, чье слово было законом, обязательным к безусловному исполнению. Так что его последней волей в части определения преемника Совет мудрецов может совершенно спокойно пренебречь.

Третий вероятный претендент на пост великого аятоллы - 75-летний Мохаммад Таги Месба Язди, лидер консерваторов в Совете мудрецов и духовный наставник президента Махмуда Ахмадинеджада. Его кандидатура вызывает особую обеспокоенность на Западе и в Израиле, поскольку сторонники Язди высказывались в пользу разработки Ираном собственного ядерного оружия. Даже в консервативной религиозной элите Ирана он имеет репутацию мракобеса. После президентских выборов 2009 года ходили слухи, будто он выпустил фетву с призывом убить оппозиционного кандидата Мир-Хосейна Мусави.

Еще две крупные политические силы, которые могут оказать влияние на определение следующего верховного лидера Ирана - бывший президент Мохаммад Хатами и набирающий могущество клан Лариджани. Первый, как и Рафсанджани, считается реформатором, тогда как Али Лариджани (ныне спикер парламента, а раньше - главный иранский "ядерный переговорщик") и четверо его братьев, занимающих серьезные посты в государственных и религиозных властных структурах, тяготеют к консерваторам.

Учитывая, что вся деятельность Совета мудрецов засекречена, можно не сомневаться, что избрание преемника Хаменеи будет сопровождаться (а может, уже сопровождается) такими интригами, что вся западная политика по сравнению с ними покажется детской возней в песочнице. Впрочем, если дело ограничится только этим, можно будет считать, что иранцам повезло. Ведь в стране действует несколько военизированных группировок, вроде "Басидж" и "Ансаре Хизбалла" (не путать с ливанской "Хизбаллой"). Некоторые из них теоретически подчиняются Корпусу стражей Исламской революции. Но практически почти все они представляют собой ассоциации слабо связанных между собой местных вооруженных отрядов, каждый из которых слушается только своего командира. Командиры, в свою очередь, нередко соперничают друг с другом и тяготеют к тому или иному политику или религиозному деятелю. Эти группировки, состоящие в основном из молодежи, но имеющие в своих рядах и ветеранов ирано-иракской войны 1980-88 годов, принимали самое деятельное участие в разгоне демонстраций протеста после июньских президентских выборов.

Критически важно, кого поддержит сам Корпус стражей Исламской революции. Это ведь не только самая многочисленная и боеспособная часть иранских вооруженных сил, но еще и гигантский бизнес-конгломерат, контролирующий целые отрасли иранской экономики. Эта организация по своему положению в государстве сродни преторианской гвардии в Римской империи или корпусу янычар в Османской: стражи давно уже заняты защитой главным образом своих собственных экономических и политических интересов. И именно исходя из этих интересов они могут при желании выдвинуть или сместить любого верховного лидера, как преторианцы выдвигали и смещали императоров, а янычары - султанов.

Еще в 1989 году, после смерти основателя Исламской республики имама Хомейни, в Совете мудрецов звучали предложения о замене единоличного верховного лидера на некий коллегиальный орган, состоящий, к примеру, из трех аятолл. Летом 2009-го, когда облеченные властью священнослужители заметили слабость Хаменеи, эти разговоры возобновились. Но в высших эшелонах иранской власти фанатики, непримиримые по религиозным соображениям, борются с циниками, столь же непримиримыми по соображениям прагматическим и прикрывающимися теми же религиозными лозунгами. Так что такой компромисс едва ли устроит кого-либо на сколько-нибудь продолжительное время.

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли