Страна временного хранения

Дерипаска может вернуть "Русснефть" Гуцериеву

Михаил Гуцериев, вынужденный в 2007 году перебраться в Великобританию, вот-вот вернется в Россию. При этом бизнесмену, похоже, удастся заполучить назад "Русснефть", которую он был вынужден продать Олегу Дерипаске. Последний за несколько лет так и не смог оформить нефтяную компанию на себя. Теперь история с возвращением Гуцериева разворачивается ровно по тому же сценарию, что и история его бегства, только с точностью до наоборот.

Нефтяник Михаил Гуцериев создал "Русснефть", скупая маленькие нефтяные компании и развивая их. За пять лет оборот компании вырос в тысячу раз, а сама "Русснефть" вошла в десятку крупнейших нефтяных компаний России. Однако в 2007 году Гуцериев за считанные дни потерял свой бизнес и был вынужден уехать из страны.

Гуцериев, личное состояние которого оценивается в 3 миллиарда долларов, уволился с должности главы "Русснефти" и заявил о намерении продать компанию. Заявку на приобретение его активов подали структуры холдинга "Базэл" Олега Дерипаски. От уголовного преследования Гуцериев скрылся в Великобритании, влившись в теплую компанию беглецов, которых лондонские туманы скрывают от российской фемиды. В гостеприимной стране Гуцериев тихо просидел два года.

Перед уходом Гуцериев опубликовал в корпоративной газете "Время "Русснефти" письмо к сотрудникам компании, где объяснил причины своего ухода. В письме говорилось, что бизнесмену предлагали "по-хорошему" уйти из нефтяного бизнеса. После того, как Гуцериев отказался от этого шага, компания подверглась "беспрецедентной травле". В результате Гуцериев принял решение покинуть компанию, чтобы ее спасти, так как, по его мнению, действия властей направлены против него лично.

Правоохранительные органы России обвинили его в незаконном предпринимательстве, а с августа 2007 года бизнесмен находился в международном розыске по делу об уклонении "Русснефти" от уплаты налогов. Несмотря на продажу "Русснефти", у Гуцериева в России все еще оставался бизнес: это компания "Русский уголь", а также ряд строительных активов.

Осенью 2009 года случилось юридическое чудо: Гуцериева неожиданно простили. Хотя и не полностью.

В октябре 2009 года следственный комитет при МВД России смягчил уголовное преследование Гуцериева, изменив ему меру пресечения с заочного ареста на подписку о невыезде. Интерпол исключил предпринимателя из международного розыска. Теперь Гуцериев теоретически может вернуться в Россию, поскольку мера пресечения в виде ареста отменена. Лондонский суд, который должен был рассматривать дело об экстрадиции бизнесмена в Россию, уже аннулировал ордер на арест Гуцериева.

Пока с Гуцериева не снято только обвинение в недобросовестном предпринимательстве, однако это не помешало бизнесмену вступить в переговоры о возврате проданной Дерипаске "Русснефти". Более того, по сведениям газеты "Ведомости", "Русснефть" то ли уже вернулась в собственность Гуцериева, то ли вот-вот будет передана ему. Партнером Гуцериева по сделке может выступить АФК "Система" Владимира Евтушенкова.

Сейчас до конца не ясно, действительно ли Дерипаска готов вернуть Гуцериеву "Русснефть", однако такой вариант развития событий не выглядит фантастическим. Покупка Дерипаской "Русснефти" выглядела довольно странно. "Базэл" не занимается нефтяным бизнесом и, соответственно, никакой синергии от приобретения "Русснефти" получить не смог. Для Дерипаски нефтяная компания стала непрофильным активом, да еще и с обременением.

Сделка Дерипаски и Гуцериева до сих пор не закрыта, хотя с Гуцериевым Дерипаска уже расплатился. Антимонопольная служба долго не давала по сделке заключение, а затем в России, совсем некстати для "Базэла", изменилось законодательство.

"Русснефти" принадлежит стратегическое Варьеганское нефтегазовое месторождение. По российскому законодательству, в случае, если инвестор претендует на покупку компании, которой принадлежат стратегические активы в РФ, то он должен получить разрешение на это от правительства России. "Базэл" же покупает "Русснефть" не напрямую, а через структуры, зарегистрированные за рубежом. Правительственная комиссия, возглавляемая премьер-министром Владимиром Путиным, собиралась уже трижды, но так и не рассмотрела заявку "Базэл": то ли специально откладывая рассмотрение сделки, то ли просто руки не дошли. Очередное заседание комиссии должно было состояться до конца 2009 года.

Дерипаска же не оставлял надежды избавиться от "Русснефти". Известно, что покупкой нефтяной компании интересовалась "Газпром нефть", однако сделка сорвалась, поскольку покупатели хотели заплатить за обремененную долгами нефтяную компанию символическую цену. В ноябре стало известно, что холдинг АФК "Система" также заинтересовался возможностью покупки "Русснефти". "Системе" принадлежат предприятия башкирского ТЭКа, а покупка "Русснефти", по данным "Коммерсанта", могла бы полностью компенсировать холдингу дефицит нефтедобычи.

Как бы то ни было, вариант, когда Гуцериев и Евтушенков приобретают "Русснефть" в связке, выглядит вполне приемлемым для всех сторон сделки. Бизнесмены делят риски, а Гуцериев возвращает себе бизнес, сохраняя при этом часть состояния. Дерипаска же избавится от проблемного актива, который пролежал на его балансе мертвым грузом в течение двух лет. Короче говоря, Гуцериев может вернуться в Россию на белом коне. Оставшимся в Лондоне беглецам остается только завидовать.

Только вот есть ли тут чему завидовать? Абсурдное возвращение блудного сына в объятья Российской Федерации, если и состоится, то состоится на каких-то условиях, о которых вероятно ведут переговоры Гуцериев и российские власти. Ни цели предполагаемого возвращения, ни эти самые условия достоверно не известны. Да и не в этом дело.

Бегство Гуцериева и его возвращение не отменяют того факта, что права собственности в России по-прежнему остаются самым слабым звеном юридического поля. Президент Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин в последнее время пытаются опровергнуть мнение о плохом инвестиционном климате в стране в попытке привлечь прямые иностранные инвестиции, однако истории, подобные той, что случилась с Гуцериевым, играют против них. Силовики, как и другие административные органы, обладают в России столь высокой властью над рынком, что даже российские собственники капитала выводят его в офшоры, поскольку не чувствуют себя в безопасности. Стоит ли ждать в таком случае иностранцев?