Новости партнеров

С днем рождения, Чандра

Жизнь и смерть интернет-планшета CrunchPad

Проект бюджетного интернет-планшета Crunchpad, разработанного под руководством главного редактора блога TechCrunch Майкла Аррингтона, официально закрыт. Тем не менее, устройство все же появится на рынке под названием Joо-Joо. Причиной закрытия проекта послужил конфликт Аррингтона с сингапурскими разработчиками.

Все началось с того, что Майкл Аррингтон, главред TechCrunch, устал дожидаться, когда же Apple запустит в серию свой долгожданный интернет-планшет. Главное, чего хотелось Майклу – это полистывать свой любимый блог, не вставая с дивана. Ну, может быть, еще Skype не помешал бы. Все.

Для чтения и блуждания по Интернету пользователям не нужны все эти гигагерцы, рассудил он. Достаточно будет какого-нибудь маломощного процессора, немного флеш-памяти, хорошего БОЛЬШОГО сенсорного экрана, Wi-Fi и единственной кнопки, включающей устройство. Ну и еще браузер - допустим, это будет Firefox или какой-нибудь другой с открытыми исходниками, чтобы общественность потом сама могла развивать продукт.

Не может же все это действительно стоить тех денег, рассудил Аррингтон, которые наверняка запросит Apple за свое новое устройство, когда оно наконец выйдет.

Предположим, что 200 долларов должно хватить на покрытие стоимости использованного в планшете железа и скромные комиссионные посредникам. Браузер, допустим, равно как и всю программную начинку, можно самим допилить – ничего сложного тут нет. Построим же всем миром бюджетную интернет-читалку за 200 баксов, друзья, воззвал Майкл Аррингтон со страниц своего блога 21 июля 2008 года. И друзья не замедлили откликнуться.

Уже через месяц с помощью скотча и известных речевых оборотов команда TechCrunch собрала первый прототип устройства, впоследствии получившего известность под именем CrunchPad. Модель представляла из себя толстую алюминиевую коробку, в которую всеми правдами и неправдами запихали необходимое железо.

Еще через полгода, 19 января 2009 года, публике был представлен второй прототип устройства с 12-дюймовым ЖК-экраном, работавшего под управлением процессора VIA Nano (еще один вариант собрали на Intel Atom), операционной системы Ubuntu Linux и самопального интернет-браузера на базе Webkit. Вторую версию CrunchPad'а оснастили гигабайтом оперативной памяти и 4-гигабайтным флеш-накопителем. Недорогой дисплей не поддерживал разрешение выше 1024х768, так что в дальнейшем планировалось заменить его более качественным. Помимо всего перечисленного, в планшет встроили Wi-Fi и акселерометр – датчик, разворачивающий изображение в зависимости от положения планшета в руках пользователя.

Стоимость всей начинки по-прежнему ненамного превышала двухсотдолларовые рамки, даже с учетом замены дисплея на более качественный.

Сборку второго прототипа обеспечила специализирующаяся на подобных услугах нью-йоркская компания Dynacept. Что же до браузера, то за него взялась маленькая сингапурская фирма, в числе первых предложившая посильную помощь Майклу. Фирма называлась Fusion Garage, запомните это название.

Многим участникам проекта прототип показался настолько удачным, что на Аррингтона посыпались предложения о запуске устройства в серию. Однако тому все же хотелось лежать на диване с полноценным тачскрином в руках. Да и со стабильностью браузера было еще не все хорошо, так что идея эта показалась Майклу несколько преждевременной.

К тому времени вся возня с программным обеспечением легла на плечи дюжины сингапурцев из Fusion Garage, к которым присоединился Луи Монье, отец-основатель поисковика AltaVista, обладатель докторской степени по математике и информатике и вообще хороший человек.

9 апреля 2009 года, спустя три месяца с момента релиза второго прототипа, в Сеть просочились фотографии прототипа номер три – на этот раз с 12-дюймовым емкостным сенсорным дисплеем и процессором Intel Atom. Устройство выглядело уже настолько внушительно, что пресса усмотрела в нем серьезного конкурента грядущим планшетам Apple и Microsoft.

Еще через два месяца, 3 июня 2009 года, команда TechCrunch анонсировала финальный дизайн своего планшета. Правда, стоимость его подросла до 300 с мелочью долларов, однако по-прежнему держалась в бюджетных пределах. Пресса откликнулась целым ворохом хвалебных отзывов.

В начале июня большая часть сингапурского офиса Fusion Garage в рамках работы над ошибками браузера временно перебралась в Калифорнию. Там же 17 июня исполнительный директор Fusion Garage Чандрасекар Ратакришнан (в просторечии Чандра) отпраздновал свой день рождения, получил в подарок тортик и через какое-то время отбыл обратно в Сингапур. В июле он слетал в Китай, где провел два дня в компании инженеров Pegatron'а – тайваньского производителя комплектующих, о каковом событии благополучно отчитался Аррингтону.

К этому моменту в проекте оказались задействованы три независимые стороны:

- команда управленцев Аррингтона Crunchpad Inc., представительство которой с большой помпой было открыто в июле в Сингапуре;

- Fusion Garage, базирующаяся там же и по-прежнему воюющая с ошибками кода своего браузера;

- и тайваньский Pegatron, снабжающий обе стороны необходимым оборудованием.

В августе Pegatron вслед за Чандрой посетили представители TechCrunch, порешали там какие-то очередные железячные дела и отбыли в Сингапур, доделывать вместе с Fusion непокорный браузер.

Спустя несколько недель Pegatron разорвала отношения с Fusion Garage ввиду хронических неплатежей со стороны последних. Однако проделала это таким хитрым способом, что Аррингтон оставался в неведении относительно решения тайваньцев вплоть до выхода финального продукта. Не правда ли, странно?

Меж тем пресса продолжала неистовствовать, в то время как релиз планшета опять задержали на несколько месяцев. "Когда же мы увидим CrunchPad?", - вопрошал сентябрьский The Business Insider. Октябрьский Popular Mechanics торжественно включил планшет в десятку лучших продуктов года, а только продукта все не было, не было и не было - Майкл никуда не спешил.

Предполагаемый ценник за это время успел перешагнуть через 300-долларовый порог и вплотную подобрался к критическим четырем сотням, о чем 12 ноября Аррингтон проговорился в интервью подкастерам из Gillmor Gang. Впрочем, это уже детали, так как к концу ноября ожидалось, что долгожданный интернет-планшет таки поступит в серию. А там уж покупатели сами рассудят, стоит он таких деньжищ или нет.

В любом случае конкурентов у CrunchPad’а нашлось немного, да и все какие-то бледные. Слишком мелкий Archos 5, слишком дорогой (и опять же мелкий) Asus Touch Netbook, ну и, может быть, еще SmartQ 7.

На фоне 12-дюймового емкостного сенсорного экрана планшета TechCrunch достоинства всех этих устройств меркли.

17 ноября Аррингтон спохватился и зарегистрировал торговую марку Crunchpad.

На следующий день Майкл внезапно (как он утверждает) получил письмо от исполнительного директора Fusion Garage, в котором тот уведомил его о воле совладельцев сингапурской фирмы. Те, дескать, потребовали немедленно запустить планшет в производство, поставить во главе всего этого дела Fusion Garage, а Аррингтону отвести роль свадебного генерала. В ответ Майкл предложил Чандре обсудить все это лично. Что же до загадочного совладельца Fusion Garage (никто так до сих пор и не выяснил, кто же им был), то вести дела с человеком, позволяющим себе что-то от Аррингтона в подобном тоне требовать, Майкл отказался.

И на всякий случай напомнил Ратакришнану о своих авторских правах и недопустимости их нарушения.

Нет, ответил ему Чандра, я все понимаю, и это, наверное, прозвучит сейчас как гром среди ясного неба, однако с точки зрения моего инвестора предложение кажется мне вполне разумным, и осуждать его за это я не могу. Такие дела, в скором времени планирую с ним встретиться, потом перезвоню, пока, твой Чандра.

Неизвестно, состоялся ли у них телефонный разговор, однако на этом идиллия так или иначе оборвалась, уступив место суровой реальности.

30 ноября Майкл публично похоронил проект Crunchpad, а с декабря за дело уже взялись его адвокаты. 4 декабря Аррингтон подтвердил неотвратимость грядущей судебной тяжбы, а Fusion Garage тем временем удалила свой блог со страниц TechCrunch. Или их удалили? Впрочем, какая разница уже.

7 декабря исполнительный директор сингапурцев устроил видеоконференцию в ходе которой объявил о том, что ровно через 4 дня они назло кондуктору все равно выпустят злополучный планшет, однако уже под новой торговой маркой Joo-Joo и за 499 долларов. В ответ на посыпавшиеся от журналистов вопросы, а как же Аррингтон, Чандра ответил, что никаких письменных соглашений они никогда не подписывали, а на день рождения ему все же хотелось получить что-то повесомее тортика.

В планшете Fusion Garage за полтысячи долларов из средств связи остался один Wi-Fi. Заявлявшаяся ранее поддержка сетей 3G канула в небытие. Также в устройстве появились камера, микрофон и динамики, однако пропала возможность запускать обычные приложения. То есть вообще ничего, кроме браузера, пользователям уже не предлагалось. Ну, еще на Joo-Joo можно посмотреть видео, но только в онлайне.

Отличный емкостный экран диагональю 12,1 дюйма остался на месте. Однако анонсированный ранее мультитач на деле оказался неудачной пародией на iPhone, с трудом поддерживающей пару-тройку жестов.

Теперь же, пока интернет пухнет от догадок, каким же образом Аррингтону удалось так опростоволоситься, действительно ли Чандра является представителем расы клингонов или же это только внешнее сходство, а также кому охота выбрасывать полтысячи долларов на сомнительной ценности устройство, Майкл тихо горюет у себя в блоге.

По его словам, он никогда не думал об этом проекте как о денежном предприятии. Все, что ему нужно было, это получить удобный дешевый планшет для веб-серфинга.

Обидного в этой истории про двух лучших друзей много. И то, что создатели уникального продукта упустили возможность воспользоваться поддержкой крупнейших американских инвесторов, готовых первое время продавать CrunchPad без наценки, лишь бы удержать стоимость в заявленных пределах. И то, что ведущий производитель процессоров компания Intel предоставила проекту со своей стороны, помимо Atom'а, всю возможную и невозможную поддержку.

Но самое обидное - это то, что профессиональный юрист Аррингтон все эти полтора года никаких соглашений с сингапурцами действительно не подписывал.

Мало того, еще за год до трагического финала, как всегда в таких случаях, объявился неизвестный доброжелатель, прямым текстом предупредивший Аррингтона о возможном исходе всего этого предприятия.

Хотя, может быть, действительно во всем оказался виноват тортик. Разработчики – они ведь такие обидчивые.

Особенно клингонские.

Сергей Натапов

Повелитель батута

Раньше он топил такс, а теперь убивает «Роскосмос». На кону сотни миллиардов
Наука и техника00:0630 ноября 2017
Красноармейцы в финском плену. Лагерь в области Париккала

«Красноармейцы — голодные и нищие колхозники»

Сталин обрек тысячи солдат на мучительную смерть и подарил Финляндию Гитлеру
Наука и техника00:0315 августа

Выше некуда

Америка нашла мощный ответ гиперзвуковому оружию России