"Курна" заветная

"Лукойл" вернулся в Ирак победителем

В одну реку можно войти дважды. Доказано "Лукойлом". В минувшие выходные крупнейшая частная нефтяная компания России вернула себе право на разработку гигантского месторождения "Западная Курна-2", которое у нее отобрали в 2003 году. В течение месяца власти Ирака и "Лукойл", который в свое время уже вложил в проект около 4 миллиардов долларов, подпишут новое соглашение. Первое вступило в силу 12 лет назад.

Похищение "Курны"

"Лукойл" подписал соглашение о разработке месторождения "Западная Курна-2" в 1997 году. Это, несомненно, был успех: первый крупный контракт, заключенный иностранной компанией в Ираке после с 1991 года. Добычу на месторождении "Лукойл", однако, так и не начал, ссылаясь на режим санкций ООН, наложенных на Ирак после войны 1991 года. Багдад, напротив, неоднократно призывал российских нефтяников приступить к работе, намекая, что может аннулировать контракт.

Компании из России, Китая и Франции подписывали контракты с правительством Саддама Хусейна, в то время как американцы и британцы к иракской нефти допущены не были и в переговорах не участвовали из опасений нарушить санкции. Между тем, экспортировать нефть из Ирака действительно было затруднительно – дело в том, что Багдад мог экспортировать лишь около 2 миллионов баррелей нефти в день, да и то - в рамках печально известной программы ООН "Нефть в обмен на продовольствие".

В декабре 2002 года контракт между Ираком и "Лукойлом" действительно был разорван. Российское правительство бросилось на помощь нефтяной компании - в январе 2003 года в Ирак приезжала российская делегация во главе с замминистра иностранных дел России, которой вроде бы удалось разрешить конфликт. Было даже назначено новое заседание комиссии, которая должна была решить судьбу "Курны", но тут случилась война.

C ростом напряженности вокруг Ирака, когда уже стало понятно, что военной операции США в регионе не миновать, весь персонал российских организаций и фирм был эвакуирован из Ирака. "Лукойл" остался с носом.

Акционеры "Лукойла" почти сразу по завершению военной операции США в Ираке заговорили, что не смирятся, если новые власти начнут "выжимать" их из страны. Один из акционеров "Лукойла", Леонид Федун, например, заявил, что его компания готова идти в Международный арбитражный суд в Женеве. Этого так и не случилось.

Новая администрация Ирака, руководимая американцами, почти сразу подтвердила, что "Лукойл" утратил право на разработку месторождения "Западная Курна-2". Контракт был расторгнут в одностороннем порядке. Также были расторгнуты и ряд других контрактов, некоторые "по обоюдному согласию". В "Лукойле" узнали о решении иракской администрации из западных СМИ.

Спустя недолгое время свеженазначенный министр нефтяной промышленности Ирака заявил, что в скором времени иностранные компании получат контракты на добычу иракской нефти, причем фирмы из стран, выступавших против войны в Ираке (в частности Россия и Китай), не будут оставлены за бортом.

Тем не менее, "Лукойл", все это время пытавшийся вернуться в Ирак, добился своей цели лишь в 2009 году.

Долг платежом не красен

Когда в мае 2003 года бывший президент США Джордж Буш заявил, что "тиран пал", а Ирак стал свободным, в Москве как раз подсчитывали потери. Экономические.

Было понятно, что сильнее других пострадают нефтяные компании, ведущие бизнес в Ираке, но и государство тоже осталось с носом. Правительство Саддама Хусейна, например, на тот момент задолжало Москве, по различным оценкам, от 7 до 8 миллиардов долларов. Вместе с процентами эта сумма доходила до 11 миллиардов долларов.

Дело в том, что в 1970-80-е годы СССР поставлял дружественному иракскому режиму военную технику. Этот долг Хусейн признавал, но Россия истребовать его не могла, поскольку на тот момент в отношении Ирака действовали санкции. Сразу после американского вторжения эксперты предположили, что новое правительство Ирака, когда оно будет сформировано, постарается от этого долга отделаться - путем реструктуризации или даже аннулирования. Так и вышло - долг Багдада Москве "завис".

В 2007 году глава иракского МИДа Хошияр Зебари заявил, что его правительство будет радо видеть российские нефтяные компании в Ираке. Одновременно Зебари выразил надежду на то, что Россия спишет значительную часть иракского долга. Он также отметил, что в ходе переговоров по этому вопросу иракская сторона "увидела понимание" со стороны Москвы. К этому времени долг Ирака вырос до 12 миллиардов долларов.

Российские СМИ утверждали, что переговоры о доступе "Лукойла" к иракскому месторождению "Западная Курна-2" ведутся одновременно с переговорами о списании иракского долга перед Россией. Россия якобы изначально настаивала на подписании двустороннего соглашения, подразумевавшего, что она списала бы долг в обмен на доступ к "Западной Курне-2". Позиция России была понятна – вернуть деньги все равно бы не вышло, а с паршивой овцы – хоть шерсти клок.

Однако вскоре стало известно, что Москве не удалось уговорить Багдад открыть компании "Лукойл" доступ к месторождению "Западная Курна-2" в обмен на списание долгов Ирака перед Россией. Министр нефтяной промышленности Ирака Хусейн аль-Шахристани заявил, что Лукойл" сможет получить контроль над нефтяным месторождением в Ираке, только если выиграет соответствующий конкурс. Ситуация осложнялась и тем, что Парижский клуб кредиторов, членом которого является Россия, принял условие о безусловном списании 80 процентов всех долгов Ирака.

Москве, скрепя сердце, пришлось долг списать. При этом в феврале 2008 года было аннулировано почему-то не 80, а 93 процента долга. В марте того же года действующий президент России Владимир Путин направил премьер-министру Ирака Нури аль-Малики письмо, в котором указал, что странам пора бы наладить сотрудничество в нефтегазовой отрасли. В письме Путина акцент специально был сделан на контракте на разработку второй очереди нефтяного месторождения "Западная Курна".

Официально Багдад согласием на это письмо так никогда и не ответил, но полтора года спустя "Лукойл" все же вернул себе "Курну". При этом до сих пор не ясно, помог ли Путин российским нефтяникам, или нет.

12 лет спустя

Война в Ираке давно уже отгремела, но экономика страны по-прежнему пребывает в разрухе. Между тем, на долю Ирака приходится почти 11 процентов мировых разведанных запасов нефти. По этому показателю он уступает лишь Саудовской Аравии. Было ясно, что Багдад рано или поздно начнет распродажу лицензий на месторождения, попытавшись резко увеличить производство углеводородов с помощью привлечения иностранных компаний, которые бросятся в Ирак сломя голову.

Первый тендер с момента американского вторжения в 2003 году, на котором Ирак начал распределение своих месторождений, прошел летом 2009 года. На него было выставлено шесть нефтяных участков, а также два газовых. Всего на участие в тендерах претендовали сразу 35 компаний, среди которых был и "Лукойл". Тендер, однако, завершился оглушительным провалом. По его итогам, лишь одно месторождение получило оператора. Контракт на крупнейший из выставлявшихся участок "Румейла" с доказанными запасами в 17 миллиардов баррелей нефти выиграли британская BP и китайская CNPC. Разработку остальных участков на условиях Ирака принявшие участие в конкурсе нефтяники сочли нерентабельной.

Стараясь не наступить на те же грабли Ирак 11 декабря начал очередную серию аукционов на местные недра. "Западная Курна-2", еще до начала аукционов, считалась самым привлекательным активом из числа тех, что были выставлены на торги. Запасы данного месторождения оцениваются почти в 13 миллиардов баррелей (по данным BP, все доказанные в РФ запасы на конец 2008 года составляли 80 миллиардов баррелей).

В субботу, 12 декабря, в "Лукойле" наверняка пили шампанское. Консорциум во главе с российской нефтяной компанией победил в тендере на разработку месторождения "Западная Курна-2".

Консорциум, в который помимо "Лукойла" входит норвежская Statoil, предложил самые выгодные Ираку условия: государство отдает компаниям в качестве вознаграждения 1,15 доллара за каждый добытый баррель сверх установленного объема, а консорциум обязуется нарастить добычу до 1,8 миллиона баррелей в сутки. Впрочем, "Лукойл" не исключает, что сможет реализовывать часть нефти через профильное иракское министерство.

"Лукойл", который получит 63,75 процента в консорциуме (Statoil - 11,25 процента, остальное принадлежит Ираку), планирует начать работы на "Западной Курне-2" сразу после вступления контракта в силу и получить первую нефть через 3-4 года, утверждает вице-президент компании Леонид Федун. В интервью Reuters он также добавил, что окончательный контракт "Лукойл" планирует подписать с правительством Ирака в течение месяца.

По условиям всех выставляемых на тендеры соглашений, Ирак оставляет себе 25 процентов в лицензии, а остальное делится между компаниями. В отличие от соглашений о разделе продукции, данные контракты предполагают фиксированное вознаграждение за каждый добытый сверх минимально установленного объема баррель, а нефтяные компании не получают долю добытого сырья. Определенный объем, оговоренный в контракте, они обязаны передать Ираку бесплатно. Таким образом, нефтяные компании не смогут заработать на повышении цен на нефть.

Если мировые нефтяные компании выполнят условия контрактов, уже подписанных и находящихся в стадии переговоров, Ирак сможет добывать 12 миллионов баррелей нефти в день (сейчас – 2,5 миллиона) - больше, чем нынешние лидеры Россия и Саудовская Аравия.

Федун утверждает, что после того как Ирак увеличит поставки на мировой рынок, предложение нефти в мире вырастет на 20 процентов. "Потребление к этому времени так не вырастет. Скорее всего, чтобы этого не произошло (падения цены на нефть – прим. Reuters), компании начнут закрывать те проекты, которые имеют высокую себестоимость", - сказал топ-менеджер "Лукойла", которому принадлежит почти 10 процентов в компании.

Нефтяные месторождения в Ираке - одни из последних в мире, разработка которых не требует от компаний титанических усилий и многомиллиардных инвестиций. С завершением нефтяных тендеров в Ираке эпоха легкодоступной, а соответственно - "дешевой нефти", возможно, будет закончена. И российский "Лукойл" поставил в конце нее жирную точку.