Новости партнеров

За бракованные минометы

В Казахстане посадили израильского торговца оружием

В Казахстане завершился суд по громкому делу о поставках израильского оружия. Подсудимыми были бывший замминистра обороны Казахстана Кажимурат Маерманов и предприниматель, гражданин Израиля Борис Шейнкман, выступавший посредником в сделках по продаже вооружения. По версии следствия, оружие (минометы, гаубицы и реактивные системы залпового огня) было поставлено в Казахстан по завышенной цене (за "откаты") и при этом оказалось некачественным. Оба фигуранта были признаны виновными (первый - в превышении полномочий, второй - в мошенничестве) и получили по 11 лет тюрьмы.

Поводом для судебного разбирательства стали поставки вооружения по контрактам, заключенным за последние несколько лет. Казахстан, в частности, договорился о покупке дивизиона реактивных систем залпового огня "Найза" у концерна IMI (Israel Military Industries). Был также заключен договор с израильской компанией Soltam о модернизации 122-миллиметровых самоходных гаубиц "Семсер" и минометных систем "Айбат". Кроме того, Soltam совместно с компанией Elbit разработала автоматическую систему управления, которая объединила все три упомянутые системы вооружения ("Айбат", "Семсер" и "Найза"). Стоимость контрактов составила сотни миллионов долларов.

Весной 2008 года новое вооружение было продемонстрировано президенту республики Нурсултану Назарбаеву. Презентация вроде бы прошла успешно. В Астане уже строили планы по продаже артиллерийских систем в страны ближнего зарубежья (в качестве возможных клиентов в прессе были названы Азербайджан и Киргизия). Представители израильского ВПК, со своей стороны, заявляли, что Казахстан теперь располагает "современным вооружением, которого нет ни у России, ни у США".

Между тем уже в декабре 2008 года казахстанская газета "Время" написала, что обстоятельства сделок, касающихся упомянутых систем вооружения, изучает Комитет национальной безопасности республики (КНБ). "Спецслужбы, - говорилось в публикации, - выясняют, кто все это провернул и какой при этом ущерб нанес государству".

Газета утверждала, что некое засекреченное конструкторское бюро в Казахстане уже оценило "Айбат", "Семсер" и "Найзу" и вынесло неблагоприятное заключение. Ссылаясь на это заключение, издание писало, что артиллерийские системы "Семсер" и "Айбат" оказались слишком тяжелыми (у последней, в частности, "после показательных стрельб оказалось деформировано днище корпуса гусеничного тягача, на котором она базируется"), на приведение в боевое состояние гаубицы "Семсер" уходит слишком много времени, а ракетная установка "Найза" "вообще небезопасна для боевого расчета".

В статье было упомянуто имя Кажимурата Маерманова - тогда еще заместителя министра обороны. "Время" писало, что сделку по покупке модернизированного вооружения у Израиля пролоббировал именно он, воспользовавшись помощью "давнего приятеля" (очевидно, имелся в виду Борис Шейнкман - выходец из СССР, который до репатриации в Израиль служил в советской армии под командованием Маерманова). Не обвиняя чиновника в коррупции напрямую, газета отмечала, что стоимость модернизированного оружия была завышена в два или три раза.

Само по себе появление такого рода публикации еще не означало, что за этим последует серьезный разбор полетов. В казахстанскую прессу постоянно поступает компромат на чиновников самого разного уровня, но только по некоторым из этих материалов возбуждаются уголовные дела и выносятся приговоры. Если же уличенного в коррупции чиновника все-таки наказывают, это считается, скорее, свидетельством того, что у провинившегося не оказалось достаточно влиятельного покровителя, или же того, что клан, к которому относится коррупционер, проиграл другому клану в борьбе за влияние.

В данном случае делу был дан ход. В марте 2009 года, спустя несколько месяцев после публикации в газете "Время", казахстанские силовики задержали Бориса Шейнкмана, выступавшего посредником в сделках между министерством обороны Казахстана и предприятиями израильского ВПК. Вслед за этим был задержан и Кажимурат Маерманов, который на посту заместителя министра обороны отвечал за организацию научно исследовательских и опытно-конструкторских работ. Шейнкмана обвинили в мошенничестве и даче взятки, Маерманова - в получении взятки и превышении должностных полномочий.

Силовики фактически присоединились к критике, высказанной ранее от имени анонимных сотрудников секретного КБ. По итогам экспертизы, которую организовал Комитет национальной безопасности, было сказано, что РСЗО "Найза", гаубицы "Семсер" и минометные системы "Айбат", закупленные министерством обороны Казахстана, "не соответствуют государственным стандартам и имеют недоработки". В заключении отмечалось, что после первых же стрельб из упомянутого вооружения "почти 80 процентов поворотных и иных механизмов орудий вышли из строя". По словам пресс-секретаря КНБ Кенжеболата Бекназарова, из строя после нескольких залпов вышли четыре из шести орудий "Айбат".

Бекназаров добавил, что цена оружия была завышена. Ущерб, нанесенный Казахстану, официально был оценен в 82 миллиона долларов.

Дело между тем могло обернуться международным скандалом. В том, например, случае, если бы Израиль встал на сторону Шейнкмана и потребовал освобождения своего гражданина. Но этого не произошло.

Сам Шейнкман, кстати, после ареста обратился в Верховный суд Израиля и попросил сделать все возможное для того, чтобы его освободили из-под стражи. Себя он при этом назвал "жертвой заговора". Предприниматель заявил, что на переговорах с Казахстаном он фактически был официальным лицом, представлявшим израильские интересы, и поэтому заслуживает поддержки. В связи с этим, кстати, издание NEWSru.co.il, ссылаясь на информированный источник, отмечало, что ни одна из упомянутых сделок по продаже оружия в Казахстан "не могла быть осуществлена без согласия министерства обороны Израиля".

Судьба Шейнкмана обсуждалась на высшем уровне. Сообщалось, что эта тема поднималась в ходе визитов в Казахстан президента Израиля Шимона Переса и министра иностранных дел Авигдора Либермана. В июле 2009 года в прессе появилась даже информация, что казахстанский президент Нурсултан Назарбаев согласился отпустить арестованного (по неофициальным данным, Шейнкман должен был выйти на свободу в течение трех месяцев). Слухи не подтвердились. А по итогам визита Либермана в республику в октябре 2009 года стало ясно, что "вытаскивать Шейнкмана из Казахстана" израильские власти не собираются. Глава МИДа заявил, что за делом Шейнкмана следит израильское посольство, и этого, по его словам, вполне достаточно. "Не думаю, что нужно вмешиваться в юридический процесс", - добавил он.

Не исключено, впрочем, что впоследствии казахстанские власти все же позволят осужденному Шейнкману вернуться в Израиль (например, выпустят его по амнистии).

В прессе дело о поставках израильского оружия в Казахстан рассматривалось в нескольких плоскостях. Некоторые усматривали в нем (точнее, в том, что дело было раскручено и привело к громким отставкам в военном ведомстве) результат очередного витка клановой борьбы: например, борьбы между кланами в КНБ и министерстве обороны. Казахстанская газета "Республика", в частности, писала, что целью силовиков ("независимо от того, были ли хищения и злоупотребления") был даже не Маерманов, а его шеф - министр обороны Даниал Ахметов.

Ахметов вскоре после того, как разгорелся оружейный скандал, был отправлен в отставку. Покинув министерство обороны, как отмечает "Республика", он стал избегать появления на публике и общения с прессой. "Вообще такое ощущение, - писала газета, - что он замер где-то в ожидании, когда Назарбаев опустит ладонь с большим пальцем вниз, давая отмашку силовикам взять его, надеясь, однако, что этого не случится и его помилуют".

Другие видят в произошедшем результат конкурентной борьбы на рынке вооружений. При этом, отвечая на вопрос, кому выгоден скандал вокруг поставок израильского оружия в Казахстан, ряд наблюдателей указывали на Россию. По версии конспирологов, Шейнкман привлек внимание российской стороны, когда стал организовывать контракты на сотни миллионов долларов: Москва, соответственно, решила избавиться от него, воспользовавшись помощью своих лоббистов в Астане. "Это сделали русские, - уверял коллега Шейнкмана, бывший руководитель отдела по связям с СНГ в израильской авиационной корпорации Леонид Токарский. - Главная цель - остановить этот бизнес (присутствие Израиля на казахстанском рынке вооружений). Для того чтобы остановить, надо с чего-то начать, построить дело. А ведь нет ни одного человека, к которому невозможно было бы придраться персонально". Токарский даже предположил, что в России на это была дана отмашка на высшем уровне: "Я абсолютно уверен, что на это было дано согласие президента. Один президент позвонил другому: Ты что творишь? У нас же Байконур общий. Ты что, забыл?".

По другой версии, впрочем, решающую роль в раздувании скандала сыграла не Москва, а ее лоббисты в Казахстане, лично заинтересованные в поставках оружия из России. Такое мнение высказал израильский политолог и востоковед Эхуд Яари. По его словам, Шейнкман и Маерманов поплатились за то, что перешли дорогу одному из кланов, "имевшему хорошие проценты от закупок российских вооружений".

Михаил Тишенко