Свежая идея

Минск подал на Москву в суд

Белорусские власти, поняв, что договариваться с Россией по экономическим вопросам в двустороннем порядке нервно и утомительно, решили воспользоваться давно забытым на постсоветском пространстве механизмом и подали на РФ в Экономический суд СНГ. В России инициативу Минска восприняли без какого бы то ни было ажиотажа: в МИДе сразу же пояснили, что решение суда может носить только рекомендательный характер.

Экономический суд СНГ был создан в далеком 1992 году. С тех пор слышно о нем было крайне мало: суд мелькал в СМИ, только когда его финансирование решила прекратить Армения – это случилось в 2006 году. Никаких важных решений для постсоветского пространства суд не принимал.

Впрочем, какую-то деятельность судьи все же вели, но назвать ее активной не поворачивается язык. На сайте организации сказано, что за весь 2009 год суд вынес одно определение, одно постановление пленума и четыре консультативных заключения.

Министерство юстиции Белоруссии, подав иск к России, видимо, решило чуть-чуть оживить судебный орган, а заодно напомнить всем странам СНГ, что суд этот располагается не где-нибудь, а в Минске, причем здание в столице Белоруссии ему было подарено.

Минск атакует

О подаче иска Минюст Белоруссии сообщил утром 25 марта в специальном пресс-релизе. В суде этому документу были, по всей видимости, немало удивлены, так как заявили журналистам, что ничего от белорусских чиновников не получали. Дошел до суда иск только 26 марта, когда уже появились первые комментарии дела как со стороны России, так и со стороны Белоруссии. Впрочем, еще не разобравшись в сути конфликта, в суде заявили, что разбирательство продлится по крайней мере полгода. За это время в напряженных отношениях между Белоруссией и Россией все может перевернуться с ног на голову.

Жалоба Белоруссии сводится к следующему. С 1 января 2010 года Россия ввела экспортные пошлины на продукты переработки нефти и нефтехимическое сырье, которые идут в Белоруссию. Сделано это было во время конфликта между странами, касающегося экспортных пошлин на сырую нефть – Москва и Минск в течение нескольких месяцев не могли договориться, как им быть с таможенными сборами при образовании Таможенного союза.

Основной смысл Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана в том, чтобы не собирать пошлины на границах между странами. Однако Россия не могла пойти на экспорт сырой нефти в Белоруссию без пошлин, так как в таком случае нефть беспрепятственно доходила бы до границы Белоруссии с ЕС, где пошлины брал бы себе Минск, а Москва оставалась бы ни с чем.

Чиновники двух стран долго торговались, а потом договорились, что 6,3 миллиона тонн нефти, которые Белоруссия использует внутри страны, пошлиной облагаться не будут, а с остального Минск должен будет платить сто процентов тарифа. В Минске с таким решением в целом согласились, хотя и ворчали, что для Таможенного союза внутренние пошлины – это нонсенс.

Нонсенсом в Белоруссии считают и неожиданно введенные пошлины на нефтепродукты. Объем поставок этого товара не так значителен, как сырой нефти (у Белоруссии есть свой нефтеперерабатывающий завод), однако новый сбор все равно привел к убыткам многих компаний. "По сути это (введение пошлин – прим. Лента.Ру) означает угрозу полной остановки работы ряда крупнейших предприятий нефтехимического комплекса Республики Беларусь, имеющих тесные кооперационные связи в том числе и с аналогичными предприятиями Российской Федерации", - говорится в пресс-релизе Минюста.

Ответ Москвы

Вопреки обыкновению Россия не стала придумывать для Минска какой-нибудь "асимметричный" ответ, а ограничилась лишь несколькими комментариями.

25 марта, в день подачи иска, советник по экономическим вопросам посольства РФ в Минске Андрей Кузнецов заявил, что Россия ввела пошлины в соответствии с национальным законодательством и поэтому считает их легитимными.

На следующий день комментарий дали и в министерстве иностранных дел. Глава МИДа Сергей Лавров попросил не искать в иске политики, заявив, что спор является сугубо экономическим. А первый заместитель руководителя министерства Андрей Денисов добавил, что нагнетать страсти вокруг иска не стоит, так как решение суда будет в любом случае носить рекомендательный характер.

Действительно, в соглашении о статусе Экономического суда, которое было подписано в 1992 году, говорится, что после того как суд решает, что то или иное государство оказывается виновным в нарушении межправительственных соглашений, он определяет меры по устранению нарушений и потом "рекомендует" принять их. Иными словами, даже если суд и признает Россию виновной перед Белоруссией, она имеет право полностью проигнорировать решение суда.

Гораздо интереснее комментария со стороны МИДа оказались неофициальные заявления со стороны чиновников, полученные российской прессой. Так, источник газеты "Время новостей" в Кремле "похвалил" белорусов за обращение в суд, заявив, что наконец-то Минск пытается решить экономические споры "цивилизованным путем", а не методами "давления или пиара".

Другой источник издания, на этот раз в Белом доме, заявил, что в правительстве не понимают, зачем Белоруссия обратилась в Экономический суд, а не попыталась решить вопрос с помощью двусторонних переговоров.

На этот вопрос, впрочем, есть ответ в пресс-релизе Минюста, где говорится, что Белоруссия неоднократно обращалась к России по поводу отмены пошлин на нефтепродукты, но переговоры на разных уровнях так ни к чему не привели.

Формально министерство юстиции право: если интересы государства ущемляются, необходимо идти в суд. Но почему в таком случае Белоруссия не обращалась в суд ни во время разногласий по нефти и газу, ни во время "молочной войны", ни во время десятков других конфликтов? Неужели в течение последних лет официальный Минск просто не помнил о существовании Экономического суда СНГ, а в 2010 году вдруг вспомнил?

Непонятно и другое. Минск не хуже Москвы знает, что решения Экономического суда необязательны для исполнения. Таким образом, единственное наказание, которое может постичь Россию – репутационное. Следовательно, не прав был источник "Времени новостей" в Кремле: подача иска – и есть пиар-ход, которым решила воспользоваться Белоруссия. То ли от безысходности, то ли из любопытства: а вдруг российские чиновники испугаются международного скандала и отменят пошлины.