Парадная утечка

Прокол Пентагона совпал с демонстрацией силы Тегераном

Пока Европа задыхалась в облаке вулканического пепла, другую сторону Атлантики будоражили неразрешенные политические вопросы мирового масштаба. На конец прошедшей недели пришлась целая череда событий, подозрительно удачно дополнивших друг друга. Все началось с того, что журналистам газеты The New York Times загадочным образом стало известно содержание секретной служебной записки за авторством министра обороны США Роберта Гейтса.

По версии издания, в адресованном администрации Барака Обамы трехстраничном письме на тему иранской ядерной проблемы Гейтс сетует на то, что США до сих пор не выработали единой стратегии в отношении режима Махмуда Ахмадинеджада. Бдительные журналисты отметили, что беспокойство Гейтса вполне подтверждают и заявления представителей американских властей, которые в иранском вопросе отделываются общими словами. Все говорят о неизбежных жестких санкциях, но в чем именно будут заключаться меры по сдерживанию Ирана, точно якобы не может сказать даже президент Обама.

Потаенное беспокойство Гейтса, явившись миру в трактовке The New York Times, вызвало серьезный переполох в международной прессе. Причем к самому факту утечки секретной информации вскоре стали примешиваться подлившие масла в огонь комментарии официальных лиц. Так, один из анонимных экспертов все той же нью-йоркской газеты назвал записку Гейтса, датированную январем 2010 года, "тревожным звонком" для администрации Обамы.

В числе первых на утечку отреагировал и тот, кому письмо было адресовано - советник президента США по безопасности генерал Джеймс Джонс. Подробно содержание послания Джонс комментировать отказался, но заявил, что утверждение об отсутствии у США четкой программы действий в отношении Ирана является абсолютно беспочвенным. "Если мы не афишируем свои стратегические планы, то это еще не значит, что этих планов нет", - заявил Джонс. Судя по всему, поверили генералу не все, потому что бурные обсуждения разоблачительной утечки выступлением Джонса отнюдь не ограничились.

Немалый резонанс имело заявление, сделанное в воскресенье, 18 апреля, другим высокопоставленным военным чиновником - адмиралом Майком Малленом, возглавляющим Объединенный комитет начальников штабов. Забавно, что различные СМИ совершенно по-разному подавали слова адмирала, сказанные во время общения со студентами Университета Коламбия.

Так, например, британская газета The Times сделала акцент на том, что, по мнению Маллена, в свете всего вышесказанного вероятность начала военной операции против Ирана с каждым днем возрастает. Тем более что в тот же день на военном параде в Тегеране иранская армия продемонстрировала всему миру ракеты, которые при необходимости могут быть использованы для поражения целей на территории Израиля и США.

Однако же странно, что видавших виды журналистов The Times впечатлили дежурные заявления иранской стороны о том, что всякий, кто пытается воздействовать на Иран силой, "играет с огнем". Для Ахмадинеджада и его единомышленников вообще свойственны выкрики вроде "Кровью умоетесь!", так что очередная порция подобной риторики серьезного ажиотажа вызвать была не должна.

Тем более что помимо стандартного набора грозных предостережений в адрес потенциальных противников Иран сделал и небольшой шажок навстречу мирному процессу. Министр иностранных дел страны Манушер Моттаки заявил о том, что в самое ближайшее время Тегеран обсудит возможный обмен низкообогащенного урана на готовое ядерное топливо со всеми 15 странами, входящими в Совет безопасности ООН. С 14 из них планируется провести прямые переговоры, а США, с которыми у Ирана нет дипломатических отношений, получат предложения по обмену через посредников. Срок проведения переговоров - ближайшие две недели.

Вообще же, если не стараться растащить воскресную речь адмирала Маллена на громкие заголовки, смысл его выступления перед студентами скорее сводится к тому, что удар по Ирану - самая последняя мера, на которую пойдет Вашингтон в нынешней ситуации. В подобном, более умиротворяющем контексте, рассматривает слова представителя Пентагона, например, израильское издание Haaretz. Хотя вообще израильтянам свойственно предельно жестко реагировать на все, связанное с Ираном.

В воскресенье с опровержением разоблачительной версии The New York Times выступил и сам Роберт Гейтс. Он заявил, что источник газеты трактовал его послание вне контекста, исказив содержание документа и его первоначальный смысл. По словам министра обороны, это был никакой не "тревожный звонок", а плановая служебная записка, содержавшая ряд соображений по силовым вариантам давления на Иран, если такие варианты потребуются.

В общем же американскую позицию по иранскому вопросу, видимо, следует трактовать как умеренно оптимистичную. Вашингтон явно не форсирует проведение военной операции. Слухи о переброске войск и боеприпасов в соседние с Ираном регионы периодически проскакивают, но их вполне можно списать на те самые, до поры не афишируемые Пентагоном, силовые варианты.

Настораживает другое - в Америке, да и в остальном мире, явно имеют влияние некие силы, направленные на дестабилизацию общественного мнения, которая в свою очередь непосредственно ведет к развязыванию войны между Ираном и США. Можно, конечно, считать подобные утверждения конспирологической паранойей, но, кто знает, так ли случайно хронологическое совпадение утечки в Пентагоне и показательного ракетного парада в Тегеране? Президент Обама наверняка задумывался на этот счет.