Хотите видеть только хорошие новости?

Князь Игорь и точка

Специалист по жизни на Марсе взялся определить автора "Слова о полку Игореве"

Титульный лист "Слова о полку Игореве" 1800-го года издания

В номере "НГ-Наука" (приложение к "Независимой газете") от 26 мая вышла статья "В начале было 'Слово'", посвященная "Слову о полку Игореве". Ее автор - Александр Портнов, доктор довольно неожиданных для такой темы наук - геолого-минералогических. Лента.Ру для примера разбирает этот характерный образчик гуманитарной лженауки.

До сих пор профессор Александр Портнов писал (если, конечно, считать только публицистические выступления для широкой публики) все больше об "урановой проблеме", о "трагедии уральской платины" и о жизни на Марсе. Однажды, например, он утверждал: "Гипотеза о недавней гибели жизни на Марсе, высказанная мной еще в 1992 году, получила реальное подтверждение сенсационными находками самоходного робота "Спирит" в кратере Гусева".

Теперь геолог-минералог Портнов обратился к "Слову о полку Игореве". Очень вероятно, он весьма квалифицированный геолог-минералог, автор этих строк не берется об этом судить, не имея профильного образования. Но вот о его исторических и филологических изысканиях автор судить берется. Статья, занимающая целую полосу в "Независимой газете", представляет собой пример вопиющего невежества и дилетантизма.

Портнов провозглашает автором величайшего и самого загадочного произведения древнерусской литературы его же главного героя - князя Игоря Святославича Новгород-Северского. Само по себе это еще не невежество и не дилетантизм, они - в доказательной части его статьи. Или в той, которую он считает доказательной.

Прежде всего - о самой этой теории. Она далеко не нова, и Портнов указывает имя ее автора. Это Николай Васильевич Шарлемань, высказавший свою гипотезу об авторстве "Слова" в 1952 году. Профессиональный зоолог Шарлемань в 1930-е годы на основании фресок Софии Киевской реконструировал животный мир Киевской Руси, а в 40-50-е годы подробно исследовал те многочисленные поэтические места "Слова о полку Игореве", в которых называются и описываются животные. На основании этих описаний он смог уточнить хронологию и географию похода Игоря Святославича (в частности, указал, что, судя по поведению птиц во время бегства князя из половецкого плена, дело происходило в начале лета, что подтверждается и другими источниками).

Открытие "Слова"
"Слово о полку Игореве" содержит описание неудачного похода новгород-северского князя Игоря Святославича против половцев в 1185 году. Написано, по всей вероятности, "по горячим следам", в конце XII века. Список (предположительно, XVI века) был обнаружен в библиотеке Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле. Этот монастырь был упразднен указом Екатерины II в 1787 году, после чего богатая монастырская библиотека осталась на попечении последнего его архимандрита Иоиля (Быковского). Находясь в стесненных финансовых обстоятельствах, Иоиль продал несколько древних рукописей, в том числе и список "Слова", знаменитому коллекционеру графу Алексею Мусину-Пушкину. Расшифровку и первое издание "Слова" (1800 год) готовили по просьбе Мусина-Пушкина крупнейшие знатоки древнерусской словесности и палеографии - Николай Бантыш-Каменский и Алексей Малиновский. Одним из первых исследователей "Слова" был Николай Карамзин (он же, по-видимому, составил первое сообщение в печати об открытии "Слова", датируемое 1797 годом). Оригинальный список погиб в московском пожаре 1812 года. Кроме издания 1800 года, сохранилась копия, сделанная в 1795 году для Екатерины II (впервые издана в 1864 году).

Однако зоолог Шарлемань не остановился на этих ценнейших замечаниях и решил раскрыть самую интригующую загадку "Слова" - загадку авторства. Его логика была проста: автор пишет о походе, битве с половцами, бегстве Игоря из плена как очевидец, а единственный персонаж "Слова", который участвует во всех описываемых событиях, - это сам Игорь Святославич.

Через тридцать с лишним лет после Шарлеманя аналогичную теорию высказал писатель и большой знаток "Слова" Владимир Алексеевич Чивилихин (ко всему прочему, большой патриот Черниговской земли, которой он и приписывает с излишней, по мнению многих исследователей, уверенностью честь быть родиной "Слова"). Особое внимание Чивилихин обратил на глубочайшие познания автора в ратном и охотничьем деле, в оружии и доспехах, а также его "братское" отношение к князьям. Развивая мысль академика Бориса Рыбакова о том, что автору "Слова" нужно было быть "социально неуязвимым", чтобы позволять себе в тексте столь откровенное язычество без признаков почтения к христианству, Чивилихин приходит к тому же выводу, что и Шарлемань: "Слово" написал сам Игорь Святославич. (Рыбаков помещал автора чуть ниже в социальной иерархии, отождествляя его с киевским летописцем боярином Петром Бориславичем. Впрочем, этот выдающийся историк, во многих других случаях склонный к горячности и безапелляционности, всячески подчеркивал исключительно гипотетический характер своих построений, касающихся авторства "Слова".)

На выступление Чивилихина обстоятельно ответил один из крупнейших специалистов по "Слову", ленинградский филолог Лев Александрович Дмитриев. Он отметил, что, во-первых, князь не стал бы называть других князей "князьями" или "господами", а во-вторых, не стал бы так лирически-эмоционально писать о самом себе. Указав на множество других ошибок и нестыковок в концепции Шарлеманя-Чивилихина, Дмитриев пришел к выводу, что версия о том, что "Слово" написал князь Игорь, несостоятельна.

А теперь вернемся к тому, с чего начали - к статье доктора геолого-минералогических наук Портнова в "Независимой газете". Выступления Николая Васильевича Шарлеманя и Владимира Алексеевича Чивилихина были основаны на многолетнем изучении "Слова" и блестящем знакомстве с весьма обширной литературой по теме. Они были проникнуты академической скромностью и если не сомнением в своей правоте, то, по меньшей мере, подчеркнутой корректностью по отношению к другим исследователям.

"Скептическая" версия происхождения "Слова"
Сразу после выхода первого издания "Слова" (1800 год) поползли слухи, что оно - подделка, созданная "кружком" Мусина-Пушкина (то есть теми же Бантыш-Каменским, Малиновским, а может, и Карамзиным как одним из первых "посвященных"). Это было бы вполне в духе времени, когда многие еще верили в подлинность поэм Оссиана (сочинений шотландца Джеймса Макферсона, изданных под видом переводов произведений легендарного кельтского барда III века). Уже в ХХ веке два знаменитых историка, Андре Мазон и Александр Зимин, выдвинули гипотезу, что фальсификатором был архимандрит Иоиль (Быковский), сумевший обмануть и Мусина-Пушкина, и Бантыш-Каменского, и Малиновского, и Карамзина. Фактологическим источником Иоиля Зимин считал Ипатьевскую летопись, а стилистическим - "Задонщину", написанную, вероятно священником боярского происхождения Софронием Рязанцем в конце XIV - первой половине XV века. По традиционной версии, более поздняя "Задонщина" является подражанием (причем не слишком удачным) более раннему "Слову о полку Игореве". Версию Мазона опроверг в 1948 году лингвист Роман Якобсон. Зимину же в 60-е годы попросту запретили публиковать свои соображения по политическим мотивам. Тему подлинности "Слова о полку Игорева" можно считать закрытой с 2004 года, когда лингвист Андрей Анатольевич Зализняк по итогам подробнейшего исследования пришел к выводу, что человек XVIII века просто не мог знать о древнерусской литературе и языке достаточно, чтобы создать столь качественную подделку. Кроме того, не теряет своей актуальности комментарий Александра Пушкина в защиту подлинности "Слова": "Кто из наших писателей в XVIII веке мог иметь на то довольно таланта?.."

У Портнова дураками и недотепами оказываются все предыдущие исследователи "Слова", начиная с Мусина-Пушкина и его "кружка". По мнению новоявленного археографа (и бывшего исследователя марсианской жизни), они были неправы, приняв за заглавие первые строки рукописи: "Слово о плъку Игоревѣ, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова". "Достаточно поставить всего лишь одну точку, чтобы смысл первых слов поэмы стал совершенно иным, - провозглашает Портнов, - в нем четко обозначились, во-первых, название произведения и, во-вторых, имя автора - в родительном падеже". То, что издатели вместо точки поставили запятую, Портнов в разных местах называет то "исторически сложившимся недоразумением", то "трагической ошибкой".

По утверждению Портнова, "именно так, в такой непреложной последовательности написаны многочисленные средневековые русские произведения". В пример, в частности, приводится "Хождение за три моря" Афанасия Никитина. Позвольте, невольно хочется тут сказать, но ведь рукопись "Хождения" начинается совсем иначе: "За молитву святыхъ отець наших, Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, раба своего грѣшнаго Афонасъя Микитина сына. Се написах свое грѣшное хожение за три моря...". Другой пример Портнова - "Поучение" Владимира Мономаха. Его зачин тоже построен совершенно иначе: "Азъ худый дѣдомъ своимъ Ярославомъ, благословленымъ, славнымъ, нареченый въ крещении Василий, русьскымь именемь Володимиръ, отцемь възлюбленымь и матерью своею Мьномахы... и хрестьяных людий дѣля, колико бо сблюдъ по милости своей и по отни молитвѣ от всѣх бѣдъ! Сѣдя на санех, помыслих в души своей и похвалих Бога, иже мя сихъ дневъ грѣшнаго допровади. Да дѣти мои, или инъ кто, слышавъ сю грамотицю, не посмѣйтеся, но емуже люба дѣтий моихъ, а приметь è в сердце свое, и не лѣнитися начнеть, такоже и тружатися". И это все не говоря о том, что мы, строго говоря, вообще не знаем, что было в оригинальной рукописи и не прибавлено ли заглавие позднейшим переписчиком.

Дальнейшая аргументация выдающегося тезиса о том, что автор "Слова" самолично подписался в заглавии, сводится у Портнова к двукратному восклицанию "совершенно очевидно", а прочие доказательства княжеского происхождения автора позаимствованы главным образом у Шарлеманя и Чивилихина (причем последний ни разу не назван по имени). И все это - с характерной безапелляционностью и захлебывающимся пафосом безнадежного дилетанта, не имеющего представления ни о стилистике, ни о синтаксисе, ни о других трудных лингвистических и филологических словах.

Особого восхищения достоин следующий пассаж из пятой главки статьи Портнова: "Странная закономерность, но в отличие от профессиональных ученых любители и знатоки поэмы интуитивно ощущали, что ни летописец, ни поп, ни боярин, ни дружинник, ни половецкий гений, ни даже представитель крестьянства как передового класса - никто, кроме князя, ответственного за гибель своей дружины, измученного совестью и чувством личного позора, не в силах создать подобный текст. Кстати, именно опера "Князь Игорь" точно передает дух поэмы, где вершина - ария князя Игоря, исполненная горечи, раскаяния и покаяния. Эти чувства как бы остаются за пределами мышления наших ученых, историков и филологов...

Конечно, по одному лишь тексту авторство точно установить трудно. Представьте, что в наше время на чердаке старинной усадьбы найдена старая грязная тетрадь, а в ней какая-то поэма без имени автора под названием "Пьснь про царя Ивана Васильевича, молодаго опричника и удалаго купца Калашникова". Какой филолог решится утверждать, что автор - Михаил Юрьевич Лермонтов? Нет аналогов этой поэмы в его творчестве!"

Пожалуй, непросто будет подыскать в нашей периодике за последние пару лет более чистый образец агрессивного невежества, да к тому же такого дилетантского презрения к профессионалам. К сведению геологов, минералогов и представителей других нефилологических специальностей: современные методики атрибуции текста позволили бы определить авторство гипотетической неподписанной "Песни про купца Калашникова" в весьма сжатые сроки (это вопрос дней, а не недель и не месяцев) с вероятностью, близкой к 100-процентной.

Можно понять молчание историков и филологов: отвечать на подобное хамство невежды и дилетанта - ниже достоинства ученого. Однако и оставлять подобные выходки вовсе без ответа тоже нельзя. Во-первых, авторитет науки и так достаточно подорван, чтобы и дальше спускать с рук невеждам и дилетантам их нападки на профессионалов. Во-вторых, подобные агрессивные дилетанты редко останавливаются на своих исторических "открытиях" - ни один из них, кажется, еще не удержался от того, чтобы сделать из них более или менее зловредные идеологические выводы (взять хоть тех же Валерия Чудинова и Анатолия Фоменко, при всем уважении к математическим заслугам последнего). И наконец в-третьих, кое-кто ведь может воспринять все эти построения всерьез.

Лента.Ру обратилась в редакцию "НГ-Наука" с вопросом, соответствует ли политике издания публикация материалов, содержащих, мягко говоря, спорные научные утверждения, без комментариев профессионалов. Мы ждали ответа пять дней. Не дождались.

Артем Ефимов

Обсудить
Осталось прикопать
Неуязвимые бактерии угрожают гибелью человечеству
Спиральная галактика NGC 3521Их взрывы
Найден источник инопланетных сигналов
Адский пепел
Что сотворило с человечеством мощнейшее в истории извержение вулкана
Лица не увидать
Пользовательницы Instagram посвящают аккаунты своим пятым точкам
«Этим парням не нужен от меня секс»
История феминистки из Абу-Даби, которая живет за счет мужчин
Дональд Трамп с женой Меланией и моделью Хайди Клум в 2008 годуБойкот по-голливудски
На инаугурации Трампа не будет звезд?
Хейтеры возненавидят
Обычные женщины, прославившиеся в Instagram благодаря лишнему весу
За сотку до центра?
Настоящие раритеты, заканчивающие жизнь в роли африканского такси
Тест-драйв самого красивого бюджетника
Длительный тест Renault Kaptur, симпатичнейшего из бюджетников: часть первая
Тест седана с динамикой суперкара
Тест Audi S8 Plus — представительского седана с максималкой 305 км/ч
5 уникальных суперкаров, погибших в авариях
Очень редкие автомобили, которые закончили жизнь в ДТП
«Теперь она бомж и живет в закутке под лестницей»
История преподавательницы, лишившейся трех квартир в Москве
«Мы начали решать свои проблемы, как в 90-х»
За потребительские кредиты смогут отбирать квартиры
Развели тут бордель
Экскурсия по самому большому публичному дому Южного полушария
Война дворцам
Каких домов лишились в 2016 году звезды Голливуда