Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Несмотря ни на что

Киргизские власти отказались отложить референдум

После того как погромы на юге Киргизии прекратились, обстановка в регионе остается сложной. Некоторые села и городские кварталы по-прежнему окружены баррикадами. Живущие там люди, опасаясь возвращения погромщиков, не пускают на свою территорию ни силовиков, ни чиновников, ни даже тех, кто доставляет гуманитарную помощь (учитывая, что были случаи, когда бандиты попадали в осажденные кварталы под видом военных и даже врачей).

Некоторые из этнических узбеков, бежавших из зоны конфликта, стали возвращаться в свои дома. Многим возвращаться некуда, так как их жилища были разграблены и сожжены. По словам бывшего главы МЧС Камчибека Ташиева (который во время беспорядков находился в Джалалабадской области и вместе с местными аксакалами сдерживал людей, намеревавшихся устроить новую волну погромов), от пожаров и погромов пострадала примерно пятая часть Джалалабада. В Оше, по данным мэрии города, были сожжены 70 процентов домов.

Гуманитарная помощь в пострадавший регион поступает бесперебойно (ее собирают по всей стране и доставляют из-за рубежа, в том числе и из России). С ее распределением ситуация сложнее, учитывая, что жители некоторых заблокированных кварталов и сел по-прежнему не пускают к себе посторонних. Тем временем поступают сообщения о том, что часть гуманитарной помощи стали присваивать чиновники (для последующей перепродажи). А представители некоторых партий, участвующие в раздаче продуктов, стали совмещать это с политической агитацией (в свою пользу).

Для референдума по новой конституции, который новые власти Киргизии решили провести после апрельского переворота, сейчас (да и в ближайшие месяцы тоже), безусловно, неподходящее время. "Люди на юге думают о своей безопасности и мире, а не о референдуме", - подчеркивает вернувшийся из Джалалабада Камчибек Ташиев. Плебисцитом, по его словам, сейчас озабочены только "политики, которые хотели бы подделать его (голосования) результаты".

Между тем даже отложить голосование, назначенное на 27 июня, временное правительство отказалось. Власти, напомним, утверждают, что погромы на юге страны были спровоцированы сторонниками свергнутого президента Курманбека Бакиева, которые хотели сорвать референдум и свергнуть новое руководство Киргизии. Объяснение вполне правдоподобное (хотя и не единственное), однако в своем стремлении отстаивать эту версию новая власть заходит слишком далеко. Теперь она заявляет, что провести голосование в срок - дело принципа (мол, отложить референдум значило бы пойти на поводу у "бандитов и террористов").

Когда на юге начались погромы, власть проиграла бандитам (тем, кто устроил резню, стравливая между собой узбеков и киргизов). Проиграла уже потому, что не смогла защитить своих граждан, не смогла предотвратить столкновений такого масштаба (позднее во временном правительстве заявили, что знали о готовящихся беспорядках, но ожидали их позднее). Теперь никакой референдум эту власть не реабилитирует. Временный вице-премьер Омурбек Текебаев заявил, что плебисцит - это "ответ провокаторам" и "вклад в борьбу против терроризма". Возможно, но какова цена этому "ответу" после убийства сотен (по неофициальным данным, тысяч) людей в Оше и Джалалабаде?

Временное правительство не отступает. Временный вице-премьер Алмаз Атамбаев, курирующий экономический сектор, заявил: "Мы проведем референдум несмотря ни на что". Без комментариев. Временный президент Роза Отунбаева говорит о том, что "референдум необходимо провести достойно". "Хочу заметить, что не все районы в Джалалабадской и Ошской областях были вовлечены в конфликты, - рассуждает она. - Что им мешает проголосовать?" Кроме неверия в новую власть и нежелания участвовать в ее политических проектах в то время, когда страна приходит в себя после событий на юге, наверное, ничего.

После того как в Оше начались беспорядки, подготовка к референдуму вообще-то была приостановлена. ЦИК, в частности, приостановил формирование областных избиркомов и рассылку бюллетеней в регионы. Однако затем, когда беспорядки пошли на спад и временное правительство объявило, что дата голосования переноситься не будет, подготовку возобновили. Был даже подписан специальный декрет. В нем говорится, что хотя референдум и нельзя проводить в условиях чрезвычайного положения, но это только в том случае, если режим ЧП действует на всей территории страны. А если лишь в "отдельных местностях" - то можно (при условии, если количество избирателей, проживающих на данных территориях, составляет меньше половины от общего числа людей, включенных в списки для голосования).

Ранее временное правительство уже снизило порог явки (до 30 процентов), а затем отменило этот показатель вообще (власти тогда признали, что опасаются низкой активности избирателей). Нынешние поправки, как отмечает "Фергана.Ру", вероятно, означают, что голоса южан (в том числе и сотен тысяч беженцев и перемещенных лиц) "решили просто не учитывать". Конечно, власти до конца июня могут вообще отменить режим ЧП в Джалалабадской и Ошской областях. Но очевидно, наученные горьким опытом (когда вскоре после отмены чрезвычайного положения в Джалалабаде этот режим пришлось вводить вновь), они решили подстраховаться.

На референдум выносится не только конституция, посредством которой власти обещают превратить Киргизию из президентской республики в парламентскую. Гражданам также предлагается утвердить "Закон о введении в действие конституции" и (посредством этого закона) декрет "О президенте переходного периода". Первый, в частности, узаконивает роспуск Конституционного суда (он был разогнан новой властью вскоре после переворота). А второй утверждает Розу Отунбаеву в статусе временного президента (до конца 2011 года). Плебисцит при этом организован таким образом, что голосовать люди должны за все сразу. То есть, поддерживаете конституцию? Значит, голосуйте и за президентство Отунбаевой.

Во временном правительстве не скрывают, что референдум позволит его представителям упрочить свое положение. "Граждане Кыргызстана должны принять активное участие в референдуме, чтобы быстрее легитимизировать власть", - заявляет временный вице-премьер Азимбек Бекназаров. Плебисцит, по его словам, будет способствовать тому, что соседние государства станут считаться с новой киргизской властью. Аргументы такого рода до недавних пор поддерживали даже те, кто не является убежденным сторонником временного правительства. Предполагалось, что временное правительство со всеми его недостатками все же может улучшить жизнь в стране и надо дать ему шанс. После событий на юге подобные доводы, наверное, могут убедить немногих.

Помимо прочего референдум, как отмечает политолог Нур Омаров, настоящей легитимности временному правительству придать не может. Законный путь - это президентские и парламентские выборы, уже по итогам которых будет сформировано правительство. В определенной степени назначение Отунбаевой путем референдума можно считать аналогом выборов (в конце концов, за нее будет голосовать народ). Хотя эти "выборы" получаются безальтернативными (других кандидатов нет) и назначается Отунбаева не полноценным президентом, а временным.

Есть еще одно обстоятельство. На юге референдум с достаточно большой вероятностью может быть сорван. "Однозначно, жители юга на сто процентов будут против референдума, - отмечает политолог Марс Сариев, - и сейчас этот вопрос вызывает только раздражение и негатив". "Плебисцит может быть сорван на юге, и тогда непростая политическая ситуация еще более усугубится", - соглашается политолог Карыбек Байбосунов. А если в голосовании по ключевым вопросам государственного устройства не будет участвовать значительная часть узбекской общины (с юга Киргизии в Узбекистан, спасаясь от погромов, бежали около 100 тысяч человек), о каком тогда восстановлении согласия в стране может идти речь?

Временному правительству теперь предлагают отложить референдум. Или вообще отказаться от этой идеи и провести, к примеру, вместо него народный курултай, чтобы "обсудить все проблемы". "Нельзя проводить общенациональный референдум в то время, как сотни тысяч наших граждан непонятно где, другие живут в лагерях для беженцев, третьи не могут выйти из своих квартир, - подчеркивает бывший руководитель аппарата временного правительства Эдиль Байсалов. - Давайте подождем, давайте похороним, накормим, утрем слезы - и тогда давайте двигаться дальше. Не надо спешить".

Бывший СССР00:0211 октября

Украинский тупик

Как США используют Зеленского в предвыборной гонке и чем это грозит Киеву