Новости партнеров

По-новому?

Киргизские власти ответили на беспорядки референдумом

27 июня власти Киргизии провели референдум, вынеся на него новую конституцию, а также вопрос о статусе временного президента. Голосование состоялось менее чем через месяц после погромов на юге страны, жертвами которых стали сотни людей. После этих событий правозащитники, политики и простые граждане призывали отложить референдум, отмечая, что для него сейчас неподходящее время. Однако руководство Киргизии менять свои планы отказалось. Вскоре после закрытия участков для голосования временный президент Киргизии Роза Отунбаева объявила, что народ принял конституцию и подтвердил ее (Отунбаевой) полномочия.

Говоря о происходящем на юге страны, "президент на переходный период" (так называется ее должность) заявила, что обстановка там спокойная. Правда, в пострадавших от погромов областях - Джалалабадской и Ошской - был вновь введен режим чрезвычайного положения, отмененный на время в связи с референдумом. В Киргизию вернулись почти все беженцы (которые ранее, спасаясь от погромов, перешли на территорию соседнего Узбекистана), но многие из них в ходе беспорядков лишились жилья. Восстановление сожженных кварталов еще только в планах властей. Окончательное число погибших неизвестно до сих пор.

Предложения отложить референдум (хотя бы на несколько недель) высказывались неоднократно. Но всякий раз руководство Киргизии отвечало отказом. При этом плебисцит, необходимый самому временному правительству для упрочения его власти (члены ВП этого, в общем, не скрывали) преподносился как "ответ народа провокаторам и террористам". "Благодаря референдуму, - ораторствовал временный вице-премьер Алмазбек Атамбаев, - мы выбьем последние козыри у недовольных сил и заложим фундамент сильного и стабильного государства".

Беженцы

Подготовку к референдуму осложнял целый ряд факторов, одним из которых стала ситуация с беженцами. Речь идет о сотне тысяч этнических узбеков, которые, спасаясь от погромов, бежали из Киргизии в Узбекистан. Позднее они стали постепенно возвращаться на родину, однако еще за неделю до референдума в лагерях для беженцев на территории Узбекистана оставались тысячи людей. Многие возвращаться боялись. "Беженцы, поддерживающие связь с оставшимися в Кыргызстане родственниками, - сообщало агентство "Фергана.Ру", - звонят им, но те отговаривают их от возвращения, рассказывая, что на юге страны по-прежнему неспокойно, местные власти проводят зачистки, люди продолжают погибать и исчезать".

В Бишкеке, безусловно, отдавали себе отчет в том, что проводить референдум без этих людей (тем более, что речь идет о представителях национального меньшинства, более всего пострадавших от беспорядков) нежелательно. "Временное правительство понимает: для большей легитимности и чтобы граждане смогли реализовать свое право, необходимо возвращение беженцев", - отмечала временный министр юстиции Аида Салянова.

Намерение было исполнено. За день до референдума спецпредставитель временного правительства на юге страны Исмаил Исаков отрапортовал, что в Киргизию вернулись почти все беженцы из Узбекистана (за исключением ста человек, которые не смогли выехать по состоянию здоровья).

Картину испортило известие о том, что возвращение последних групп беженцев не было добровольным. Узбекские власти, по информации "Ферганы.Ру", организовали их депортацию, прибегнув к обману. По сведениям агентства, в Пахтаабадском районе Андижанской области, где нашли приют около 15-20 тысяч узбеков из Киргизии, беженцам было объявлено, что их перевезут на новое место. Якобы на узбекской территории был создан специальный лагерь для тех, кто боится возвращаться в Киргизию. Людей погрузили в автобусы, а затем... отвезли их к границе. Там, как сообщает узбекское издание Uznews.net, их перевели в массовом порядке через КПП "и отпустили на все четыре стороны". Известие о депортации подтвердил один из лидеров узбекской общины Джалалабада Мухаммадкадыр Карабаев.

Действовали ли узбекские власти по собственной инициативе? Возможно, нет. По версии источников "Ферганы.Ру", решение о депортации "было принято при полном согласовании с киргизским правительством, которое стремится создать видимость благополучия и отсутствия массы беженцев во время референдума". А часть беженцев, как сообщает Uznews.net, уже пытается вернуться обратно в Узбекистан. В тот день, когда в Киргизии проходил референдум, у границы (с киргизской стороны), по информации издания, собрались около тысячи человек из тех, кто был ранее депортирован. После изгнания из лагерей для беженцев они надеются получить приют у друзей и родственников, живущих в Узбекистане.

Конституция

Новую конституцию киргизские власти преподносят как одно из главных своих достижений. Ее принятие Роза Отунбаева назвала "важнейшей победой на пути к установлению подлинного народовластия". "Многие наши соратники положили за этот проект жизнь, - вторил ее заместитель Омурбек Текебаев. - Благодаря их подвигу, Кыргызстан получил шанс кардинально изменить свою судьбу".

Конституция в теории должна изменить в Киргизии форму правления: с президентской республики на парламентскую. Глава государства лишается значительной части полномочий (они переходят к парламенту и правительству). Так, например, формировать новое правительство представленные в парламенте партии могут теперь почти без участия президента. Президент более не считается гарантом конституции, не может определять направления внешней и внутренней политики, не обладает неприкосновенностью (впрочем, неприкосновенности новая конституция лишает и депутатов).

Президент, как выразился временный вице-премьер Омурбек Текебаев, становится как бы "главным нотариусом страны" - человеком, который подписывает указы о назначении тех или иных чиновников и удостоверяет, что эти люди действительно обладают государственной властью.

В парламенте, по словам Текебаева, теперь вводится "принудительная конкуренция". Это означает, что по итогам выборов победившая партия сможет получить лишь немногим более половины мандатов (65 из 120). То есть как бы ни был высок ее результат на выборах, ее депутаты получат максимум 65 мест. Таким образом потенциальная партия власти ослабляется, а роль оппозиции усиливается. По крайней мере, в теории.

Примечательно, что в политической системе, которую выбрали для себя новые власти Киргизии, не нашлось места Конституционному суду. Этот орган, напомним, был ликвидирован сразу же после апрельского переворота (заодно пришедшие к власти политики распустили парламент). В свое оправдание новая власть заявила, что КС, мол, "был пособником диктаторов".

Едва ли, конечно, это можно считать главной причиной. Конституционный суд и парламент были легитимными органами власти, которым временное правительство (с его полулегальными "декретами") проигрывало по статусу. Они могли официально объявить новую власть незаконной и окончательно похоронить ее претензии на легитимность. Временное правительство эту угрозу устранило, избавившись и от суда, и от парламента. В целом это осложнило переход новой власти на легальное положение. Зато самой власти, избавившейся от лишнего контроля, работать стало проще.

Формально функции КС передадут специальной палате Верховного суда. При этом последняя, как следует из новой редакции основного закона, уже не будет обязательным участником конституционных реформ. В статье 97 сказано, что "Конституционная палата дает заключение к проекту закона об изменениях в настоящую Конституцию". Но при этом не уточняется, что это заключение для реформы необходимо. В прежней редакции процедура проверки конституционных поправок в КС была прописана подробно. А новая редакция раздела "Порядок внесения изменений в конституцию" (статья 114) не упоминает о такой проверке вообще. То есть парламент (точнее сказать, две трети депутатов - представляющие, к примеру, партию власти и ее сателлитов) может менять конституцию по своему усмотрению.

Промежуточное правительство

Агитируя за референдум, временное правительство заявляло, что он придаст власти легитимность. Непонятно было только, откуда возьмется эта легитимность. Законная власть - это избранный президент, избранный парламент и сформированное этим парламентом правительство. Ни первого, ни второго, ни третьего у "революционеров" нет. "Члены временного правительства полагают, что референдум легитимизирует их действия. На самом деле они либо не понимают ситуацию, либо сознательно фальсифицируют ее, - отмечал политолог Нур Омаров. - Поскольку единственное законное руководство страны появится только после избрания парламента и правительства".

Референдум фактически закрепляет временный статус власти в Киргизии. Во главе государства до 2011 года остается "президент на переходный период" Роза Отунбаева (кстати, вопрос о ее утверждении на этом посту организаторы референдума замаскировали: избирателям предложили только утвердить конституцию и закон о введении конституции в действие, а этот закон содержит ссылку на третий документ - декрет временного правительства, в котором и содержится положение о временном президенте).

Что касается временного правительства, то оно, как сообщила после референдума Отунбаева, будет расформировано. На смену ему придет "промежуточное техническое правительство". Причина замены, как оказалось, состоит в том, что члены действовавшего до сих пор временного правительства решили начать подготовку к парламентским выборам. О готовности уйти в отставку уже заявили временный вице-премьер (лидер партии "Ата Мекен") Омурбек Текебаев, его соратник по партии, временный глава МВД Болот Шер, а также временный министр финансов (лидер партии "Ак Шумкар") Темир Сариев. При этом они утверждают, что хотят, мол, продемонстрировать прозрачность своей избирательной кампании.

На это стоит обратить внимание. Люди, обвинявшие Курманбека Бакиева в узурпации власти и утверждающие, что не держатся за свои должности, теперь уходят. Но не потому, что решили взять на себя ответственность за провалы в своей работе, а потому, что идут на выборы (чтобы вскоре снова оказаться у власти).

Впрочем, совсем отдаляться от власти "временные министры" не собираются. Для них в Киргизии создается временный парламент (на то время, пока не появится постоянный) - так называемая "законодательная ассамблея". Роза Отунбаева уже рассказала, чем эта ассамблея будет заниматься: "собираться время от времени для принятия декретов, чтобы не сходить с сегодняшнего курса". Иными словами, принятие новой конституции киргизские власти решили отметить созданием ЕЩЕ ОДНОГО неконституционного органа. Именно так, очевидно, они представляют себе "путь к подлинному народовластию".

Бывший СССР00:0214 сентября

«В украинские батальоны шел всякий сброд»

Посланцы Кадырова и дикие ополченцы: воспоминания военкора о начале войны в Донбассе
Бывший СССР00:0331 августа

Вся королевская рать

Зеленский полностью подчинил себе власть на Украине. Кто будет править вместе с ним?