Новости партнеров

Откуда у милиционера кабриолет

Дело Магнитского превратилось в войну компроматов

Спустя восемь месяцев после загадочной смерти юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского в прессе и интернете развернулась битва между разоблачителями и защитниками российской правоохранительной системы. Первые утверждают, что милиционеры, занимавшиеся делом Магнитского, на самом деле являются преступниками, укравшими у государства огромные деньги. Вторые настаивают на том, что вся эта история выгодна руководителям Hermitage, которые, очерняя сотрудников МВД, пытаются спасти самих себя.

Пытаться разобраться, кто в сложившейся ситуации прав, а кто нет - наивно. В информационное пространство пока попала дай бог если пятая часть всех материалов, имеющихся в "деле Магнитского" (которое на самом деле уже давно переросло личность несчастного юриста). Если добавить к этому то, что некоторое время назад в СМИ началась настоящая война компроматов, связанная с главными действующими лицами этой истории, картина получится еще более запутанная. Тем не менее, если упорядочить имеющиеся на сегодняшний день факты, то хоть какой-то свет на происходящее все же проливается.

За отправную точку можно взять 22 июня, когда на сайте "Остановить неприкасаемых", созданном друзьями и соратниками Магнитского, появился 10-минутный видеоролик, разоблачающий подполковника Артема Кузнецова - милиционера, который инициировал дело против умершего юриста. Содержание ролика сводится к следующему. В 2007 году Кузнецов вместе с коллегами проводил в московских офисах Hermitage Capital обыски, после которых фонд недосчитался печатей и важных документов. Вскоре после этого несколько компаний Hermitage без ведома руководства фонда оказались перерегистрированы на некоего Виктора Маркелова, ранее судимого за убийство.

Об этом узнали юристы Hermitage (в том числе и Магнитский), которым все это очень не понравилось. Но куда больше им не понравилось то, что вскоре все перерегистрированные компании потребовали возврата налогов на сумму 5,4 миллиарда рублей, причем деньги из федерального бюджета им были выплачены поразительно быстро - всего за несколько дней. Все это навело адвокатов фонда на мысль, что дело тут, мягко говоря, нечистое. После чего они потребовали возбудить по факту хищения компаний уголовное дело.

Причастность Кузнецова к этой афере, а также то, что Магнитский умер не без его участия, не вызывает у Hermitage никаких сомнений, о чем прямо говорится в видеоролике. Коллега Магнитского, глава аудиторской компании Firestone Dunken Джеймисон Файерстоун даже направил в Департамент собственной безопасности МВД РФ заявление о том, что простой милиционер жил явно не по средствам, что могло быть связано с хитрой схемой отчуждения компаний Hermitage, за которую поплатился жизнью Магнитский.

В частности, по данным Файерстоуна, у матери Кузнецова неожиданно появилась квартира в элитном жилом комплексе; то же самое произошло и с его отцом. Кроме того, мать милиционера якобы купила огромный кусок земли в Подмосковье и Land Rover Freelander, а жена Кузнецова - роскошный кабриолет и внедорожник. Если учесть еще и все путешествия, которые они совершили за последние три года, то сумма трат выходит фантастическая - более 3 миллионов долларов.

После того как вся эта информация появилась в видеоролике, размещенном на сайте "Остановить неприкасаемых", ДСБ МВД начал внутреннюю проверку. Параллельно с этим СКП отказал в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников МВД, занимавшихся делом умершего юриста, - среди которых был и Кузнецов. Впрочем, уже на следующий день глава СКП это постановление отменил, назначив дополнительную проверку.

Примерно через неделю после этого в прессе появилась информация об угрозах, которые начали поступать в адрес одного из сотрудников Hermitage Capital. По данным британских журналистов, угрозы были напрямую связаны с публикацией компромата на Кузнецова, причем звонки якобы поступали с номера, похожего на те, что используют российские спецслужбы. Это не на шутку встревожило сотрудников фонда, однако от планов по разоблачению российской системы правоохранительных органов в Hermitage отказываться явно не стали.

12 июля все на том же сайте "Остановить неприкасаемых" был опубликован новый видеоролик - на сей раз посвященный следователю Павлу Карпову, который также занимался делом Магнитского. По заявлению руководства Hermitage, он был среди тех, кто изымал документы и печати фонда, после чего российский бюджет недосчитался 5,4 миллиарда рублей. Дальнейшая история практически повторяет все, что было сказано про Кузецова: мать-пенсионерка купила дорогую квартиру, 30 соток в Подмосковье, новую Audi A3 и Porsche 911 (правда, подержанную), а сам следователь - люксовый Mercedes и Porsche Cayenne.

Связь между этими событиями (обыски, рейдерский захват фирм и обогащение сотрудников МВД) соратниками Магнитского ничем не доказывается, однако в какой-то мере неизбежно прослеживается. Удивить кого-либо тем, что современный российский милиционер или следователь может купить на "честно заработанные" деньги шикарную квартиру или машину по заоблачной цене, довольно сложно. По общему мнению, это происходит сплошь и рядом. Тем не менее, когда дело касается каких-то громких событий (а таковым смерть Магнитского, безусловно, являлась) темная сторона жизни "оборотней" вылезает наружу и приводит к вполне объяснимой волне общественного негодования. Впрочем, эта волна не всегда идет в ту сторону, куда ее запустили изначально.

Контрудар по людям из Hermitage Capital, инициировавшим наступление на тех, кто так или иначе связан со смертью Магнитского, неожиданно нанес известный и уважаемый журналист "Московского комсомольца" Вадим Речкалов. 12 июля за его подписью вышла статья, разительно отличающаяся от всего, что было сказано про дело Магнитского за все это время. Речкалов попытался доказать, что смерть 37-летнего юриста не могла быть выгодна следователям и милиционерам, отправившим его в тюрьму. Наоборот, Магнитский мог стать ценным свидетелем по делу об уклонении от уплаты налогов, которое расследуется в отношении главы Hermitage Capital Уильяма Браудера. Пристрастность, с которой пишет Речкалов об этом человеке, заставляет задуматься об искренности автора статьи, однако и ее весьма странный тон весьма интересен с точки зрения изучения иной стороны этого дела.

По мнению Речкалова, Браудер и Файерстоун (глава аудиторской компании Firestone Dunken) проводят масштабную PR-кампанию против России, чтобы скрыть свои грехи. А грехов, по данным журналиста, за одним только Браудером на несколько томов - мало того, что он спекулировал на российском рынке, так еще и якобы направо и налево раздавал взятки, чтобы замять свои уголовные дела. Вывод, к которому приходит Речкалов, прост: Браудер вор, который находится на свободе и из-за которого погиб Магнитский - потенциальный разоблачитель незаконных схем, практиковавшихся Hermitage Capital.

На следующий день после выхода публикации Речкалова стало известно, что один из героев этой наметившейся войны добра со злом - Павел Карпов - также решил пойти в наступление против Браудера и Файерстоуна. Следователь подал на имя генпрокурора РФ заявление, в котором потребовал возбудить в отношении них уголовное дело по факту ложного доноса и клеветы. Карпов заявил, что Браудер и Файерстоун развернули против него и других милиционеров клеветническую кампанию с целью избежать уголовной ответственности за налоговые преступления.

Кроме того, как пишет "Коммерсант", Карпов заявил, что никогда не имел в производстве уголовное дело Магнитского. Более того, он опроверг информацию, на которой строилось все обвинение, выдвинутое Файерстоуном - по словам Карпова, оттиски печатей, использовавшихся при перерегистрации фирм Hermitage Capital, не соответствуют тем, что были изъяты при обыске. Следователь также добавил, что сам Магнитский на одном из допросов рассказал о существовании дубликатов печатей, которые пропали и которые Браудер вполне мог использовать сам.

Интересно, что, по данным "РБК Daily", Карпов вылил эти обвинения не по своей воле. Источник издания утверждает, что за этим стоит Генпрокуратура РФ и администрация президента РФ, недовольные тем, как "российскую правоохранительную систему безответно и безнаказанно поливают грязью из Лондона". Впрочем, во что-то большее эта информация не переросла, как не стали известны и имена людей, звонивших из Кремля на Большую Дмитровку.

Однако на этом поток контркомпромата не иссяк. Вскоре Вадим Речкалов опубликовал вторую часть своей статьи, в которой встал на защиту Кузнецова и Карпова как людей, заинтересованных в расследовании дела Браудера. Как пишет журналист "МК", они не только не изымали те пресловутые печати, но даже и не фигурировали в допросах Магнитского. По его мнению, Кузнецов с Карповым просто попали под PR-пресс Hermitage Capital, с помощью которого общественность отвлекают от уголовного дела самого Браудера.

Чересчур эмоциональные статьи Речкалова, конечно же, не остались незамеченными. В частности, на них ответил Джеймисон Файерстоун, написавший по такому случаю в редакцию сайта Compromat.Ru письмо. Письмо малосодержательное (Файерстоун лишь критикует Речкалова за цинизм и повторяет все то, что уже было сказано выше) однако интересен сам факт его появления.

Очевидно, что ни одна из противоборствующих сторон не собирается отступать и будет реагировать на любой маневр соперника. На стороне руководства Hermitage Capital - общественность, которая скорее готова сочувствовать замученному тюремщиками Магнитскому, чем разбираться в хитросплетениях бизнес-интересов иностранцев в России. В то же время на стороне непонятно как обогатившихся следователей - презумпция невиновности и власть, которая дарована в нашей стране счастливым обладателям красивых погон и мундиров. Кто победит - предсказать невозможно. Зато имя единственного проигравшего, к сожалению, известно уже давно.

Россия00:0219 сентября

«Гомосексуалисты размножаются с помощью пропаганды»

Они воюют с геями и либералами по всему миру: репортаж «Ленты.ру» из пасти безумия