Пять гаечных ключей

Медведев подписал пакет законов о работе милиционеров

С наступлением лета накал страстей вокруг российской милиции немного спал. Нет, сотрудники МВД, конечно же, не перестали совершать преступления и ущемлять права граждан - просто к сообщениям об этом все уже давно привыкли и не обращают на них особого внимания. К тому же реформа МВД, с помпой запущенная президентом в конце прошлого года, постепенно перешла на вторые полосы газет, что заставило некоторые горячие головы говорить о ее тихом сворачивании. Однако 22 июля сам Дмитрий Медведев развеял эти домыслы, подписав пять законов, направленных на "закручивание гаек" в милиции. Никаких сенсаций, впрочем, не произошло.

Строго говоря, "закручивающих гайки" законов не пять, а всего три. Про два из них (о приеме на работу в милицию и увольнении с нее) говорилось давно и много - вокруг них в парламенте даже наметилась какая-то суета, вызванная процедурными неточностями. Тем не менее, после их устранения, законы были благополучно приняты и отправлены на подпись главе государства.

Суть этих законов в следующем. Поступить на работу в милицию станет сложнее - при приеме всех претендентов проверят на алкоголизм и наркоманию, а также прогонят на полиграфе. Работать тоже легче не станет: закон значительно расширяет основания, по которым милиционера можно будет уволить. В частности, сотрудник МВД поплатится "корочкой" за отсутствие на месте службы без уважительных причин в течение четырех часов, за работу в пьяном виде и потерю оружия. Кроме того, пристально будут следить и за финансовым благосостоянием милиционеров - они будут обязаны предоставлять сведения о своих доходах, имуществе, а также о доходах супруга и несовершеннолетних детей.

Непосредственное исполнение милиционерами служебных обязанностей также будет учитываться. По замыслу президента, если кто-то из них совершит действие, повлекшее за собой нарушение прав и свобод гражданина, то такого сотрудника уволят. То же произойдет и в случае его бездействия. С другой стороны, если сам гражданин будет предлагать милиционеру взятку, то тот будет обязан не только отказаться, но и сообщить об этом "куда следует". Там разберутся.

Одним из самых критикуемых документов из президентского пакета стал закон, касающийся обсуждения и неисполнения приказов начальства, которые теперь, как и в армии, запрещены. Как заявил на последнем совещании с главой МВД Рашидом Нургалиевым Дмитрий Медведев, теперь "невозможна ситуация, когда тот или иной сотрудник внутренних дел просто посылает своего начальника и говорит: 'Я это делать не буду!' Если этот приказ отдан в соответствии с законом, он должен быть исполнен. Если человек в погонах, он должен отвечать, вплоть до уголовной санкции".

Что делать в случае, если милиционер отказывается исполнять приказ, отданный не в соответствии с законом (что не редкость), Медведев не уточнил. По всей видимости, отныне сотрудник МВД сначала будет обязан выполнить любой приказ, а жаловаться и спорить сможет уже потом. Правда, недолго - за обсуждение деятельности госорганов в СМИ милиционерам опять-таки грозит увольнение.

Немаловажен еще один пункт этого закона, по которому служба в милиции стала отягчающим обстоятельством при совершении преступления. Вокруг этого положения в последние месяцы было сломано немало копий, однако Медведев устоял и довел свою идею до конца. Сложно сказать, возымеет ли эта мера желаемое действие, однако негативное отношение самих милиционеров к ней обеспечено заранее.

Еще один из "ужесточающих" законов довольно необычен с точки зрения здравого смысла - в том плане, что он должен был быть подписан еще пару десятилетий назад. Речь идет о запрете на работу в органах внутренних дел для людей, имеющих судимость, пусть даже и снятую. Отрадно, что идея о недопустимости работы в милиции бывших уголовников все-таки пришла к российским властям. И прискорбно, что власти сделали это так поздно - теперь им придется думать еще и о том, куда девать тех, кто имел судимость, но успел прийти на работу в милицию до вступления в силу этого закона.

Естественно, на фоне всех этих кнутов не забыл Дмитрий Медведев и о пряниках в виде социальных гарантий милиционерам. Всем, у кого есть дети в возрасте от шести с половиной до 15 лет, теперь положена выплата в размере до 10 тысяч 800 рублей на оплату путевок в детские лагеря и санатории. Планируется, что со временем эта сумма будет индексироваться.

Последний, пятый, закон, еще не упомянутый выше, чисто формален - он относит территориальные управления милиции к органам дознания. Как объясняет "Российская газета", это сделано для того, чтобы в ходе оптимизации структуры органов внутренних дел не нарушались сроки принятия процессуальных решений.

Принятие Дмитрием Медведевым этих законов прервало затянувшееся молчание по поводу реформы МВД, которая вроде как идет, а в то же время вроде бы как и не очень активно. То, что глава государства не потерял к ней интерес - очень важно, учитывая недавние высказывания министра внутренних дел Нургалиева. В конце июня тот заявил, что в МВД реформы никакой нет - есть лишь модернизация российской милиции. Можно предположить, что неудачное использование министром конъюнктурного термина вряд ли порадовало Медведева, иначе на встрече с Нургалиевым 22 июля он бы так настойчиво не повторил слово "реформа".

Однако главное, чего ждут от этой самой реформы, так это обновленного закона "О милиции", который, судя по всему, просто переписывается заново. Еще весной Нургалиев обещал, что проект концепции нового закона будет опубликован в начале апреля, однако это не произошло до сих пор. Единственное, что было - это изредка появляющиеся сообщения от милицейских начальников, пару раз приоткрывавших завесу секретности. Хотя даже эти небольшие информационные "сливы" весьма интересны.

Как заявил в середине июня заместитель Нургалиева Сергей Булавин, который был назначен на эту должность, чтобы специально заниматься новым законом "О милиции", в документе будут прописаны семь принципов деятельности милиции. Это: уважение прав и свобод человека; законность; беспристрастность при выполнении задач и обязанностей; публичность и открытость; обеспечение общественного доверия и поддержки населения; взаимодействие и сотрудничество с госорганами, институтами гражданского общества и гражданами; использование современных технологий и информационных систем.

Любопытно, что в действующем законе, принятом еще в 1991 году, таких принципов всего четыре: уважение прав и свобод человека и гражданина, законность, гуманизм и гласность. Таким образом, в XXI веке в российской милиции сохранится уважение прав человека (хотя бы на бумаге), однако гласность будет заменена на современные технологии и интернет.

Немаловажно, что новый закон, похоже, пишется с большим вниманием к гражданам. Отсюда и появление в нем пункта, обязывающего милиционеров извиняться перед ними в случае нарушения их прав. Для собственной защиты сотрудникам правоохранительных органов обещают разрешить записывать на видео свои контакты с гражданами, которые, как считают в МВД, не всегда правильно ведут себя с представителями закона. Будут ли записываться вообще все контакты милиционеров с россиянами, не уточняется, а жаль - куда как проще было бы привлекать к уголовной ответственности излишне старательных работников МВД.

Хотя, как всячески подчеркивают в официальных речах милицейские начальники, реформа министерства для того и проводится, чтобы исключить из его рядов хулиганствующие и преступные элементы. Очевидно, что принятием одно лишь красивого закона о милиции этого не решить, однако если уж с чего-то начинать, так именно с него. Весь вопрос в том, насколько беспрекословно он будет соблюдаться и как часто президенту придется собственноручно закручивать гайки в беспокойном министерстве.