Парад названий

В России останется только один президент

На минувшей неделе Рамзан Кадыров выступил с неожиданным предложением - переименовать должность президента Чечни во что-нибудь другое, не содержащее слово "президент". Побеседовав с руководителями других северокавказских республик, Кадыров убедил в необходимости переименования и их, после чего пошли разговоры о том, что президентства лишат вообще всех глав субъектов федерации, в которых используется это название.

Строго говоря, идея, брошенная Рамзаном Кадыровым перед отпуском, не нова. Разговоры о том, что в России может быть только один президент, с переменным успехом шли еще во времена Бориса Ельцина. С приходом к власти Владимира Путина эти разговоры возникли вновь, однако в переходный период президентов решили не трогать, ограничившись приведением местных законодательств в соответствие с федеральным. Что помогло избежать лишней шумихи вокруг не самого важного, но весьма заметного вопроса (особенно в специфических условиях российского федерализма).

На несколько лет об институте регионального президентства забыли. Небольшие информационные всплески по этому поводу случились дважды в 2005 году, когда от должности президента своих республик отказались Таймураз Мамсуров и Кирсан Илюмжинов, ставшие соответственно главами Северной Осетии и Калмыкии. Однако во что-то большее это так и не вылилось. К тому же и до этого в России то тут, то там появлялись свои "главы" - республикой Коми, например, такой глава руководит с 1994 года, а в Мордовии пост президента в пользу главы республики упразднили еще в 1993 году.

Идея массового переименования президентов долгое время не стояла на повестке дня, поскольку эта тема могла оказаться болезненной для некоторых глав национальных республик - в первую очередь, приволжских. Самостоятельность и амбиции президентов Татарстана Минтимера Шаймиева и Башкирии Муртазы Рахимова, с которыми в полной мере столкнулся Ельцин и о которых никогда не забывал его преемник, в случае лишения их гордого звания грозили обострить с таким трудом налаженные отношения между этими республиками и федеральным центром.

Однако времена меняются и на смену политическим зубрам приходят новые герои новой политики, которые сами, без "сигналов" сверху умеют определить направление ветра, а определив, принять правильное решение. И если вспомнить события, которые произошли на Кавказе на минувшей неделе, то предложение Кадырова о переименовании его должности уже не кажется таким внезапным. А произошло вот что: президент России (которого пока переименовывать вроде бы не собираются) Дмитрий Медведев жестко раскритиковал своего полпреда на Кавказе Александра Хлопонина и руководство Дагестана, которые не могут ничего поделать с тонущей экономикой региона. Именно после этого Кадыров и сыграл на опережение - в очередной раз расписавшись в лояльности Кремлю и отведя внимание от своей родной республики, в которой дела идут, мягко говоря, тоже не очень.

Сам Рамзан Ахмадович дал своему предложению очень трогательное объяснение. "Весной этого года мы с президентом Кабардино-Балкарии, моим другом Арсеном Каноковым в составе возглавляемой Дмитрием Медведевым делегации посетили Сирию, затем делегация совершила поездку в Турцию. На мероприятиях представляют: президент России, президент Кабардино-Балкарии, президент Чеченской Республики... Я чувствовал себя неловко. Присутствующие могли подумать: сколько у вас там президентов?" - написал Кадыров в своем блоге.

Нельзя не признать, что вопрос, сколько "у нас там президентов", далеко не праздный. Если говорить именно о президентах республик, то их 13, а если считать Туву, в которой совсем недавно решили ввести президентский пост, то уже 14. Однако именно Кадыров положил начало широкому обсуждению вопроса об их переименовании, причем, возможно, столь широким оно получилось именно из-за фигуры самого чеченского руководителя.

Дело в том, что Кадыров является самым влиятельным из всех президентов северокавказских республик, умеющим убедить своих коллег в правильности того или иного решения. В случае с переименованием все вышло именно так: Кадыров позвонил президентам Кабардино-Балкарии Канокову, Ингушетии Юнус-Беку Евкурову и Дагестана Магомедсаламу Магомедову, которые согласились сменить название своих должностей на что-нибудь менее громкое.

Еще один президент - глава Карачаево-Черкесии Борис Эбзеев - успел поддержать идею Кадырова чуть раньше этих телефонных звонков. Он заявил, что "сама по себе идея является очень своевременной и очень правильной, и связано это с тем, что слово 'президент', означающее в переводе на русский 'сидящий впереди' на самом деле и в русском языке, и в нашей политической системе приобрело некоторое сакральное значение".

Магомедсалам Магомедов пошел дальше и рассказал, что, оказывается, этот вопрос возникал у глав республик Северного Кавказа и раньше. "Мы с коллегами не раз обсуждали данную тему и приходили к солидарному мнению о необходимости внесения изменений в название высшего должностного лица субъектов Российской Федерации. В одной стране должен быть один президент, одна Государственная Дума, один Госсовет", - заявил президент Дагестана, цитату которого распространило РИА Новости. Отметив при этом, что пост президента появился в Дагестане лишь в 2006 году, а до этого республикой руководил председатель Госсовета. Последним из которых, кстати, был отец Магомедсалама Магомедова - Магомедали.

Вполне резонно, что после такого массового одобрения со стороны пока еще президентов возник вопрос: а как их, собственно, теперь называть? Пресс-служба Кадырова, которую спросили об этом, допустила досадный промах, озвучив слово "имам". На нее сразу же накинулись блюстители чистоты российской конституции, которые указали Кадырову на недопустимо религиозные корни этого названия. Сам Кадыров, кстати, с самого начала заявлял, что ему не принципиально, как будет называться его должность - лишь бы в названии не фигурировало слово "президент" (он, кстати, уже отказался от звания президента шахматной федерации Северо-Кавказского федерального округа и ФК "Терек"). После этого в СМИ зазвучали варианты "глава республики", "глава региона" и просто "руководитель".

Чеченский парламент довольно быстро остановился на "главе республики", однако раньше сентября принять это название не получится - у депутатов законный отпуск. Такое же изменение, похоже, придется принимать и отдохнувшим депутатам других северокавказских парламентов - причем, по всей видимости, от Чечни они отбиваться не будут и тоже назовут своих руководителей главами.

Впрочем, уже звучат разговоры о том, что волна переименований шагнет за пределы Северного Кавказа. Как заявил секретарь президиума генсовета "Единой России" Вячеслав Володин, партия предлагает внести изменения в законодательство, запретив главам вообще всех регионов называться президентами. А заодно и именовать местные парламенты государственными думами.

Уже подсчитано, что переименование президентской должности будет стоить региональным бюджетам от 3 до 10 миллионов рублей. Однако была бы политическая воля, а деньги под нее всегда найдутся. В этой ситуации Рамзан Кадыров может праздновать свой успех - его идею поддержали все, кто должен был, от соседей по Кавказу до партийных функционеров в Москве (а значит, и сам Кремль). Тем не менее, предложенное Кадыровым переименование от этого не станет менее декоративным и не будет хоть сколько-нибудь влиять на политические процессы, в том числе на Северном Кавказе. Тут ведь как с полицией - дело не в названии, а в сути. Которую порой стараются спрятать за сменой вывесок.

Россия00:10Сегодня

«Она просто перестала дышать — и все»

Россияне борются за право выбрать смерть вместо страданий