Скандал большого стиля

Музеи Кремля рискуют остаться без депозитария из-за культурно-политического конфликта

Музей-заповедник "Московский Кремль" стал заложником крайне неприятной ситуации. Ему жизненно необходимы новые помещения под запасники, реставрационные помещения и другие службы. Давно запланированное строительство депозитария было остановлено, не успев даже начаться: проект оказался неприемлемым ни эстетически, ни политически.

Директор музея-заповедника Елена Гагарина на пресс-конференции 28 сентября объясняла: "Наша главная задача - освободить кремлевские памятники от не свойственных им функций: вывести отсюда все запасники, все реставрационные мастерские, все офисы, которые еще продолжают находиться здесь. И перенести их за кремлевскую стену".

На "катастрофическую" нехватку помещений сетовала еще бывший директор музея-заповедника Ирина Родимцева, возглавлявшая его с 1986 по 2001 год. Внутри Кремля, кроме музея, располагаются резиденция президента, казармы Кремлевского полка, концертный зал. В такой тесноте невозможно было должным образом разместить реставрационные мастерские, запасники для огромной музейной коллекции и другие необходимые службы.

Музею была обещана лужайка на Боровицкой площади, между Александровским садом и Пашковым домом, известная как "Лужайка Никсона". До 1972 года она была застроена домами XVIII-XIX веков - их снесли к визиту в Москву американского президента Ричарда Никсона, чтобы открыть эффектный вид на Кремль. Там по соседству располагаются усадьба Гедеоновых, куда уже перемещены некоторые музейные службы, и усадьба Шаховских, занимаемая Центром восточной литературы Российской государственной библиотеки. В 1997 году даже провели архитектурный конкурс, у которого был победитель (группа академика Евгения Розанова), но денег на строительство не нашлось, и "Лужайка Никсона" так и осталась пустой.

Новый конкурс состоялся в 2003 году. На нем победил тот же самый проект. Поскольку академик Розанов уже умер, главным архитектором теперь числится академик Владимир Колосницын. Институт "Моспроект-2", который разрабатывал проект, называли "придворной мастерской" теперь уже бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, а Колосницын был одним из наиболее почитаемых опальным градоначальником мастеров культуры, наряду со скульптором Зурабом Церетели и художником Александром Шиловым. Среди прежних свершений этого института и этого архитектора - новый "Военторг" на Воздвиженке и новая гостиница "Москва" на Манежной площади, благодаря которым Колосницын снискал славу "самого плохого архитектора Москвы". Формально ни Лужков, ни музей-заповедник "Московский Кремль" не имели отношения к конкурсу проектов депозитария. Однако его итог, несомненно, стал очередным торжеством лужковского градостроительства.

В 2006 году сотрудники музея, празднуя 200-летие своего места работы, увлеченно рассказывали о том, как им не хватает помещений и как здорово будет, когда в 2010 году будут построены новые здания, в том числе и комплекс на "Лужайке Никсона". Но деньги на строительство (100 миллионов рублей) были выделены лишь в конце 2009 года. Работы на "Лужайке Никсона" начались в сентябре 2010 года.

Разразился оглушительный скандал. Начало строительства очередного шедевра "таджикского барокко", очередной жемчужины "лужковского стиля", безошибочно узнаваемого в каждой линии будущего здания, состоялось в разгар информационной кампании против Юрия Лужкова, который, повторимся, формально к проекту не имеет никакого отношения. Движение защитников старой Москвы "Архнадзор" обратилось к президенту России Дмитрию Медведеву с призывом приостановить строительство и провести новые общественные слушания. Организация напомнила главе государства о недавнем прецеденте, когда он, по просьбам возмущенной общественности, приостановил вырубку Химкинского леса.

Вкусовые претензии к проекту не могут быть аргументом в пользу его замораживания. Однако, как указывали противники колосницынского депозитария, здание 24-метровой высоты закроет вид на Кремль с Боровицкой площади. Кремль внесен в Список мирового культурного наследия ЮНЕСКО, и виды на него охраняются так же, как и его строения. В 2008 году Российский комитет по делам ЮНЕСКО согласовал проект депозитария, однако это был не совсем тот проект, который взялись реализовывать два года спустя. Специалистам ЮНЕСКО показывали эскизы здания меньшей высоты и без купола, и они сочли, что вид на Кремль не будет испорчен. Купол был добавлен в проект уже после согласования.

Когда поднялся шум, директор Музеев Кремля Елена Гагарина дала понять, что ей самой не нравится проект, - ей бы хотелось, чтобы было "больше стекла, больше воздуха и облаков, которые бы в нем отражались". Однако, напомнила Гагарина, конкурс проводил не музей, так что ее мнение не было учтено.

27 сентября член Общественной палаты Марат Гельман пожаловался на стройку на Боровицкой в прокуратуру Москвы, перечислив все нарушения, которые, по мнению противников проекта, были допущены при его утверждении. Гельман отметил, что нарушение охранной зоны Кремля чревато исключением памятника из списка ЮНЕСКО.

На следующий день, 28 сентября, мэр Москвы Юрий Лужков был отправлен в отставку с формулировкой "в связи с утратой доверия президента". Исполнять обязанности градоначальника было поручено главе столичного стройкомплекса Владимиру Ресину, который едва ли не в большей степени, чем Лужков, заслужил, чтобы чудовищный архитектурный стиль, сложившийся в Москве за последние два десятилетия, назывался в его честь. 29-го на пресс-конференции, посвященной градостроительным планам московских властей, Ресин сообщил, что одним из первых его решений в качестве и.о. мэра стала приостановка строительства на Боровицкой. Он отозвал формальное согласие московского правительства, необходимое для строительства.

Елена Гагарина не преминула заметить, что Ресин не имеет полномочий замораживать федеральный проект. Для этого нужно решение Министерства культуры или правительства. Минкульт категорически заявил, что раньше понедельника, 4 октября, свою позицию по спорному вопросу озвучивать не будет. Однако и.о. мэра получил полную поддержку администрации президента России. Это ведомство, строго говоря, тоже не имеет никакого отношения к проекту, поэтому поддержку Ресину и высказал вездесущий "неназванный источник в Кремле", чье имя, отчество и фамилия вообще-то известны любому человеку, сколько-нибудь интересующемуся отечественными общественно-политическими новостями. Цель заявления "источника в Кремле" вполне ясна: Минкульту и всем прочим заинтересованным сторонам дан недвусмысленный сигнал, какую позицию занимает "самый верх", не желающий пока вмешиваться в конфликт официально.

"На выходе" остаются два важнейших вопроса. Первый: относится ли этот сигнал только к одному конкретному одиозному проекту или же ко всему "лужковскому стилю" - архитектурному, градостроительному, управленческому, политическому? И второй: когда же, наконец, музей-заповедник "Московский Кремль" получит столь нужный ему депозитарно-реставрационный комплекс?