О вреде самолечения

Нижнетагильский борец с наркоманией получил срок за похищение

Егор Бычков. Кадр "Первого канала"

В Нижнем Тагиле завершился скандальный процесс над главой местного фонда "Город без наркотиков" 23-летним Егором Бычковым. Суд признал его виновным в похищении наркоманов и их незаконном удержании в реабилитационном центре. Это решение вызвало бурные протесты общественности, представители которой в один голос заявляют, что Бычков стал жертвой коррумпированных чиновников.

Прокурор требовал для борца с наркоманией 12 лет лишения свободы. Суд дал только три с половиной года колонии, но строгого режима. Также были осуждены 28-летний Александр Васякин и 20-летний Виталий Пагин. Васякин, приговоренный к четырем годам лишения свободы, будет отбывать срок в колонии строгого режима, как и Бычков. Пагин на момент совершения преступления был несовершеннолетним, поэтому суд ограничился назначением ему условного наказания.

Итогом судебного процесса остались недовольны как прокуратура, так и подсудимые и их защита. Бычков и другие осужденные утверждают, что не совершали вменяемых им преступлений, и требуют оправдания. Защита уже обжаловала решение в Свердловском областном суде. Аналогичный шаг прокуратуры ожидается в ближайшее время.

Бычкову вменялись похищение и незаконное лишение свободы, совершенное группой по предварительному сговору. Также в деле фигурировали статьи "истязание" и "побои". Жертвами преступлений Бычкова следствие назвало семь человек, проходивших реабилитацию.

В материалах дела говорится, что подсудимые в ноябре 2007 года создали коммерческую фирму "Город без наркотиков", при которой открылся реабилитационный центр, оказывавший платные услуги по избавлению от пагубной зависимости. По данным прокуратуры, согласие на реабилитацию давали не сами наркоманы, а их родители, которые платили от 10 тысяч до 25 тысяч рублей. Будущих пациентов с ведома родителей похищали и доставляли в центр, в котором к ним применяли немедицинские методы для формирования "стойкой антинаркотической устойчивости".

Сам Бычков утверждает, что все было законно: с родителями наркомана заключался договор, также получалось согласие на пребывание в реабилитационном центре и от самого наркомана. Далее следовал трехнедельный карантин, во время которого пациент был прикован к постели наручниками, причем, по словам Бычкова, это делалось по собственному желанию. Карантин сопровождался ограничениями в питании, которое состояло только из воды, хлеба, лука и чеснока - такая диета, по мнению создателей центра, была необходима для скорейшего вывода наркотиков из организма.

Дальнейшее пребывание в центре, который, к слову, располагался в помещении православного прихода, должно было продолжаться от полугода до года. Пациенты могли свободно перемещаться в пределах заведения, заниматься спортом и работать, для чего их обучали необходимым профессиональным навыкам. Кроме того, православные священники проводили с ними духовно-воспитательную работу.

Уральские СМИ называют Бычкова человеком, бросившим вызов наркоторговцам. В интервью изданию ”ЕкатеринбургNews Бычков рассказывал, что в Нижнем Тагиле (всего в городе проживают более 370 тысяч человек) каждый 15-й житель наркоман, и дело против него инициировано коррумпированными чиновниками.

Всего через центр за время его работы, а это где-то около полугода, прошли примерно 30 человек. Со слов Бычкова, в мае 2008 года, после серии проверок центра прокуратурой и милицией, ему сказали, что заведение работает незаконно, пояснив, что вскоре это будет доказано в судебном порядке. При этом было выдвинуто требование о немедленном прекращении деятельности центра.

Бычков убежден, что пациенты центра подвергались давлению со стороны сотрудников правоохранительных органов и под этим давлением согласились оговорить его, заявив, что находились на реабилитации не по своей воле. Стоит отметить, что ни один из потерпевших в суд не явился.

На сторону борцов с наркоманией встала Общественная палата Свердловской области, которая требует провести дополнительное расследование. Ее поддержали популярные деятели культуры, такие как лидер группы "Чайф" Владимир Шахрин, который передал материалы о деле Бычкова президенту России Дмитрию Медведеву.

Также большую поддержку Бычкову оказал и оказывает Евгений Ройзман, основатель первого фонда "Город без наркотиков", который был образован в Екатеринбурге в 1999 году. Нижнетагильский "Город без наркотиков" является самостоятельным юридическим лицом и структурно никак не связан с екатеринбургским фондом. То же самое касается и аналогичных организаций в других городах России.

Самодеятельные борцы с наркоманией, хотя и заслужили одобрение значительной части населения в регионах с большим количеством наркозависимых жителей, периодически подвергаются критике за незаконные действия, в том числе и такие, из-за которых был осужден Бычков.

Также внимание привлекали и акции, направленные против предполагаемых наркоторговцев. Если в одних случаях активисты только собирали информацию о торговле наркотиками и передавали ее правоохранительным органам, то в других случаях дело доходило до насильственной расправы над подозреваемыми в наркоторговле. Кроме того, ряд публичных мероприятий был направлен в целом против цыган и таджиков, которых активисты считают ответственными за одурманивание населения в российской глубинке.

Несмотря на то, что действия Бычкова и его единомышленников зачастую находятся на грани закона, а то и за этой гранью, подобные инциденты являются сигналом о том, что власти и правоохранительные органы не справляются с таким общественным злом, как наркомания. И неудивительно, что люди пытаются справиться с преступностью самостоятельно.

Доступность тяжелых и вызывающих быстрое привыкание наркотиков, таких как героин; этнические преступные группировки, деятельность которых не могут или не желают пресечь компетентные органы - это только часть проблемы, которую пытаются решить Ройзман, Бычков и их сторонники. Но с социальными причинами героиновой наркомании - а это прежде всего бич депрессивных регионов - усилиями одной лишь общественности не совладать. Тут нужна воля государства. Иначе, причем совсем скоро, будет поздно.

Обсудить
Россия
 — 
00:04 Сегодня
Региональные политики изо всех сил стараются угнаться за самым модным среди опытных федеральных парламентариев — лидером ЛДПР Владимиром Жириновским

Тот еще шмот

От Louis Vuitton до костюма медведя — что кроется в шкафах российских политиков
Россия
 — 
01:30 20 апреля 2017

Бесплатные ублюдки

Почему внебрачные дети одиноких матерей мешают борьбе за семейные ценности
Неудачное начало
Чем запомнятся первые 100 дней правления Дональда Трампа
Каждое третье убийство
Центральную и Южную Америку захлестнула волна насильственных преступлений
Как живется Микки-Маусу в КНДР
Что представляет собой поп-культура Северной Кореи
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
«В отношениях с Китаем и Россией Трамп готов рискнуть»
Политолог из КНР о ситуации внутри страны и взаимодействии с соседями
Брить или не брить
Поклонницы натуральной красоты массово отказываются от эпиляции
Красота момента
Самые популярные снимки Instagram за апрель
«Американцы — радостный народ»
Рассказ москвича, переехавшего в Сан-Франциско
CULVER CITY, CA - NOVEMBER 12: Founder, Snapchat Evan Spiegel (L) and model Miranda Kerr attend the Fifth Annual Baby2Baby Gala, Presented By John Paul Mitchell Systems at 3LABS on November 12, 2016 in Culver City, California. (Photo by Tommaso Boddi/Getty Images for Baby2Baby)Триумф ботана
Самый престижный жених современности — IT-магнат
Очеловеченный фургон
Длительный тест стильно-пассажирского VW Multivan
ОСАГО надо?
Автомобильные аварии, превращенные в искусство
Самые крутые локомобили
Машины, которые ездят по рельсам
Самые выдающиеся французские машины
10 автомобилей из Франции, ставших культовыми
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности