О вреде самолечения

Нижнетагильский борец с наркоманией получил срок за похищение

Егор Бычков. Кадр "Первого канала"

В Нижнем Тагиле завершился скандальный процесс над главой местного фонда "Город без наркотиков" 23-летним Егором Бычковым. Суд признал его виновным в похищении наркоманов и их незаконном удержании в реабилитационном центре. Это решение вызвало бурные протесты общественности, представители которой в один голос заявляют, что Бычков стал жертвой коррумпированных чиновников.

Прокурор требовал для борца с наркоманией 12 лет лишения свободы. Суд дал только три с половиной года колонии, но строгого режима. Также были осуждены 28-летний Александр Васякин и 20-летний Виталий Пагин. Васякин, приговоренный к четырем годам лишения свободы, будет отбывать срок в колонии строгого режима, как и Бычков. Пагин на момент совершения преступления был несовершеннолетним, поэтому суд ограничился назначением ему условного наказания.

Итогом судебного процесса остались недовольны как прокуратура, так и подсудимые и их защита. Бычков и другие осужденные утверждают, что не совершали вменяемых им преступлений, и требуют оправдания. Защита уже обжаловала решение в Свердловском областном суде. Аналогичный шаг прокуратуры ожидается в ближайшее время.

Бычкову вменялись похищение и незаконное лишение свободы, совершенное группой по предварительному сговору. Также в деле фигурировали статьи "истязание" и "побои". Жертвами преступлений Бычкова следствие назвало семь человек, проходивших реабилитацию.

В материалах дела говорится, что подсудимые в ноябре 2007 года создали коммерческую фирму "Город без наркотиков", при которой открылся реабилитационный центр, оказывавший платные услуги по избавлению от пагубной зависимости. По данным прокуратуры, согласие на реабилитацию давали не сами наркоманы, а их родители, которые платили от 10 тысяч до 25 тысяч рублей. Будущих пациентов с ведома родителей похищали и доставляли в центр, в котором к ним применяли немедицинские методы для формирования "стойкой антинаркотической устойчивости".

Сам Бычков утверждает, что все было законно: с родителями наркомана заключался договор, также получалось согласие на пребывание в реабилитационном центре и от самого наркомана. Далее следовал трехнедельный карантин, во время которого пациент был прикован к постели наручниками, причем, по словам Бычкова, это делалось по собственному желанию. Карантин сопровождался ограничениями в питании, которое состояло только из воды, хлеба, лука и чеснока - такая диета, по мнению создателей центра, была необходима для скорейшего вывода наркотиков из организма.

Дальнейшее пребывание в центре, который, к слову, располагался в помещении православного прихода, должно было продолжаться от полугода до года. Пациенты могли свободно перемещаться в пределах заведения, заниматься спортом и работать, для чего их обучали необходимым профессиональным навыкам. Кроме того, православные священники проводили с ними духовно-воспитательную работу.

Уральские СМИ называют Бычкова человеком, бросившим вызов наркоторговцам. В интервью изданию ”ЕкатеринбургNews Бычков рассказывал, что в Нижнем Тагиле (всего в городе проживают более 370 тысяч человек) каждый 15-й житель наркоман, и дело против него инициировано коррумпированными чиновниками.

Всего через центр за время его работы, а это где-то около полугода, прошли примерно 30 человек. Со слов Бычкова, в мае 2008 года, после серии проверок центра прокуратурой и милицией, ему сказали, что заведение работает незаконно, пояснив, что вскоре это будет доказано в судебном порядке. При этом было выдвинуто требование о немедленном прекращении деятельности центра.

Бычков убежден, что пациенты центра подвергались давлению со стороны сотрудников правоохранительных органов и под этим давлением согласились оговорить его, заявив, что находились на реабилитации не по своей воле. Стоит отметить, что ни один из потерпевших в суд не явился.

На сторону борцов с наркоманией встала Общественная палата Свердловской области, которая требует провести дополнительное расследование. Ее поддержали популярные деятели культуры, такие как лидер группы "Чайф" Владимир Шахрин, который передал материалы о деле Бычкова президенту России Дмитрию Медведеву.

Также большую поддержку Бычкову оказал и оказывает Евгений Ройзман, основатель первого фонда "Город без наркотиков", который был образован в Екатеринбурге в 1999 году. Нижнетагильский "Город без наркотиков" является самостоятельным юридическим лицом и структурно никак не связан с екатеринбургским фондом. То же самое касается и аналогичных организаций в других городах России.

Самодеятельные борцы с наркоманией, хотя и заслужили одобрение значительной части населения в регионах с большим количеством наркозависимых жителей, периодически подвергаются критике за незаконные действия, в том числе и такие, из-за которых был осужден Бычков.

Также внимание привлекали и акции, направленные против предполагаемых наркоторговцев. Если в одних случаях активисты только собирали информацию о торговле наркотиками и передавали ее правоохранительным органам, то в других случаях дело доходило до насильственной расправы над подозреваемыми в наркоторговле. Кроме того, ряд публичных мероприятий был направлен в целом против цыган и таджиков, которых активисты считают ответственными за одурманивание населения в российской глубинке.

Несмотря на то, что действия Бычкова и его единомышленников зачастую находятся на грани закона, а то и за этой гранью, подобные инциденты являются сигналом о том, что власти и правоохранительные органы не справляются с таким общественным злом, как наркомания. И неудивительно, что люди пытаются справиться с преступностью самостоятельно.

Доступность тяжелых и вызывающих быстрое привыкание наркотиков, таких как героин; этнические преступные группировки, деятельность которых не могут или не желают пресечь компетентные органы - это только часть проблемы, которую пытаются решить Ройзман, Бычков и их сторонники. Но с социальными причинами героиновой наркомании - а это прежде всего бич депрессивных регионов - усилиями одной лишь общественности не совладать. Тут нужна воля государства. Иначе, причем совсем скоро, будет поздно.

Обсудить
«Религиозность нашего социума сильно переоценена»
Почему передача Исаакиевского собора РПЦ стала проблемой для церкви и общества
Олег МихеевБанкрот-фронт
Как политики задолжали миллионы и вынуждены жить на 10 тысяч рублей в месяц
«У молодых вообще нет собственной позиции»
Почему современные студенты инфантильны, аполитичны и боятся протестов
Казус Чудновец
Чем закончится дело жительницы Катайска, осужденной за репост. Репортаж
Детские деньги
Как открыть частный детсад и сэкономить
Леонид Хазанов: Налоговая блокада
Или как облегчить экспорт металлургам
Большая перемена
Частные инвесторы заинтересовались школами и детсадами
Кислая ситуация
Почему российский рынок еще долго не избавится от дефицита молока
Без ствола
Российские власти сокращают число владельцев гражданского оружия
Поколение пять
Истребители XXI века вступают в права
Недостаток ресурсов при избытке амбиций
Что не так с индийской системой закупок оружия
Мне хардбольно
Как играют в самую травмоопасную военно-спортивную игру
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
После большевистской попытки захвата власти 3-4 июля 1917 года в Петрограде«События в столице застали Ильича врасплох»
Как Сталин, Ленин и Троцкий провели «жаркий» июль 1917 года
Ястреб сбит, ястреб сбит!
Пушка-ловушка, орлы и другие неожиданные способы уничтожить беспилотник
Стрелять, Карл!
Подстреленный Гитлер и отпуск в фашистской Италии: обзор Sniper Elite 4
Говоря «да»
Молодые и красивые обитатели Бруклина на снимках вундеркинда Гарольда Файнстайна
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
twen, Nr. 6, 1969, Фотография: Гвидо Мангольд, графика: Вилли Флекхаус«Опаснее тысячи порножурналов»
Король книжного и журнального дизайна Вилли Флекхаус
Смерть вождя
Роли, по которым мы запомним Алексея Петренко
A view of the cathedral in Naumburg/Saale, Germany, 21 Janaury 2016. After the first application in summer 0215 failed, a second attempt is being made to register Naumburg Cathedral as a UNESCO world heritage site. Саксония с замками и вином
«Лента.ру» открывает неизвестные россиянам уголки Германии
Страна оленья
Почему Якутия — главное направление для путешествий в этом году
В отпуск с кошкой
Как правильно организовать путешествие с домашними животными
Руины господского дома в усадьбе Ольгово. Дмитровский район, Московская область
Призрак Пиковой дамы
Где в Подмосковье можно встретить привидение
Мимимиметр сломался
Азиатский бум на умилительных собак пришел в Instagram
Я не знаю, как она это делает
Личный опыт: быть фитнес-звездой Instagram и многодетной матерью одновременно
Натянуть уши на нос
Шесть необычных поводов для обращения к пластическому хирургу
Фильтр «зависть»
Звезда Instagram из Нью-Йорка показала изнанку интернет-славы
Ружье и палатка: уникальные автомобильные опции
Инструменты, ружье, пылесос и другие необычные вещи в комплекте с машиной
Ferrari для чемпиона
На аукционе продадут Ferrari Майка Тайсона
Летают, но низенько-низенько
11 машин, способные ехать по любой поверхности. Точнее, даже не ехать
20 роскошных авто. В камуфляже
Маскировка, которая нужна, чтобы стать заметным
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды