Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Отлучение от государства

Российские журналы об агрессии, Толстом, милиции и пробках

На прошедшей неделе в России отмечали сразу несколько юбилеев, каждый из которых значим для ныне живущих в ней граждан. Это и 100 лет со дня смерти Льва Толстого, и год – со дня смерти Сергея Магнитского. Полезные даты для людей, желающих поглядеть на себя и общество, в котором они живут, со стороны.

На страницах "Профиля" 100-летие со дня смерти Льва Толстого отмечает писатель Дмитрий Быков, указывая, что оно прошло в России "оскорбительно незамеченным". В Европе и Америке могут ни черта не понимать Толстого, но хотя бы читают его. В России о графе и его мучениях предпочитают не вспоминать. Ведь это напоминание о масштабе, величии и человечности, тогда как единственный способ для россиянина примириться с сегодняшней Россией - все это забыть, став равнодушным к своему культурному наследию и своей же судьбе. По своему вспоминает о юбилее Толстого "Огонек", публикуя репортаж 100-летней давности с похорон великого писателя. Авторы "Огонька", провожавшие Толстого в последний путь, остались неизвестными - в 1910 году журналисты свои материалы не подписывали. Здесь же "10 образов Толстого" - инвентаризация популярных мифов о писателе.

The New Times посвятил главную тему номера другой годовщине. Журнал напоминает, что год назад в московском СИЗО скончался Сергей Магнитский, юрист, работавший с фондом Hermitage Capital. От чего и почему он умер - ответов на эти вопросы нет до сих пор, но некоторые итоги нашумевшего дела уже есть. The New Times напоминает читателям о том, кто понес наказание за смерть юриста, а кто, напротив, пошел на повышение.

В "Огоньке" политолог Дмитрий Орешкин, размышляя об избиении Олега Кашина, задается вопросом: "Кто уведет Россию от внутренней злобы?". И, похоже, не находит ответа. Он отмечает, что правила поведения для народа формирует элита, которая потакает самым низменным инстинктам толпы. Нынешняя российская элита грамотнее и мягче, чем, к примеру, северокорейская, но при этом осознанно пытается использовать те же механизмы доминирования. Надежная опричнина и бессловесные лохи под прикрытием громогласной пропаганды. Орешкин пишет, что "ренессанс культуры ненависти" приводит к "подъему и накоплению в государственной системе людей, главным качеством которых является цинизм и готовность на все ради карьерного роста". И скоро они станут новой элитой.

Эту тему журнал развивает в интервью с директором "Левада-центра" Львом Гудковым. Социолог отмечает, что в России существуют огромные зоны общественной жизни, в которых сохраняется очень высокий уровень государственного насилия. Речь идет не столько о физических территориях, сколько об экономической и идеологической сферах. Беды внутренней политики, увеличивающие агрессию среди населения, дополняются противоречивой внешней политикой ("мы в кольце врагов"). Все вместе это работает на воспитание авторитарного, агрессивного типа личности. Гудков уверен, что агрессивные общества не способны дать ничего хорошего - ни в интеллектуальной, ни в культурной сферах.

В номере "Коммерсант - Власть" об избиении Кашина в материале "Прутократия" пишет Дмитрий Камышев, отмечая, что пропагандируемый в России культ насилия, благодаря которому во многом и стало возможным это преступление, со временем способен создать проблемы и самому российскому руководству. Дело в том, что такие же методы берут на вооружение и некоторые противники власти, что выливается в инциденты вроде погрома химкинской администрации или регулярных битв с милиционерами.

Сразу два российских журнала пишут о реформе МВД, прощаясь с последним Днем милиции (10 ноября). "Итоги" представили репортаж о буднях двух самых "близких" обычному россиянину милицейских служб - участковых и патрульно-постовой. О том, что участковым (будущие универсальные квартирные инспектора) зачастую мешают исполнять свои обязанности неукомплектованность, бесконечная бумажная работа, необходимость "рубить палки", а также их собственные коллеги. О том, что работа ППС самая "взяткоемкая", а сотрудники этой службы самые "неквалифицированные".

Видимо, поэтому будущим ППСникам в полицейской форме будут оснащать машины ГЛОНАСС, а МВД наймет PR-агентство, "улучшившее имидж одной из крупнейших государственных корпораций". Вот и "Профилю" заместитель министра внутренних дел Сергей Булавин, выходец из правового управления президента РФ, обещает, что все сотрудники МВД пройдут переаттестацию, по итогам которой милиционеры, не соответствующие "требованиям, предъявляемым к сотрудникам полиции", будут уволены.

Журнал "Огонек" вспоминает министра МВД Николая Щелокова, который, в числе прочего, занимался реформой милиции. Писатель Сергей Кредов напоминает читателям, что в середине 1960-х ситуация в органах была во многом схожей с тем, что мы наблюдаем сегодня. За 16 лет во главе МВД Щелокову удалось построить современную структуру МВД, создать институт профилактики преступлений, открыть 17 вузов и академию МВД. В конце концов, поднять престиж профессии. Ну а далее рассказ о том, как отплатили реформатору его советские товарищи по партийной верхушке.

Во "Власти" Григорий Ревзин пишет в статье "Метод пробок и ошибок", что действия Сергея Собянина слишком скоро стали напоминать действия его предшественника. Ревзин пишет, что план борьбы с пробками, опубликованный на сайте мэрии, должен был показаться Собянину, опытному управленцу, омерзительным. Ведь в нем нарушаются первичные принципы управления: программа свидетельствует об отсутствии понимания у составителей того, как устроено движение в Москве. "Как материал для исследования лоббистов программа интересна, а как метод борьбы с пробками, пожалуй, нет", - заключает обозреватель журнала.

Интернет и СМИ00:0116 октября

«Думал, хуже уже ничего не может быть»

Новый «Форт Боярд» в эпоху хайпа: мат рекой, общение с богом и истошные вопли Бузовой