Время собирать стулья

Россияне пытаются поддержать арестованных оппозиционеров

31 декабря 2010 года на Триумфальной площади в Москве прошла очередная акция оппозиции в поддержку 31-й статьи Конституции РФ, гарантирующей свободу собраний. Прошлый митинг 31 октября стал первой акцией в истории "Стратегии-31", обошедшейся без массовых задержаний. На этот раз были задержаны несколько знаковых для оппозиции фигур - члены президиума движения "Солидарность" Борис Немцов и Илья Яшин, член совета и исполкома "Левого Фронта" Константин Косякин. Председателя "Другой России" Эдуарда Лимонова задержали еще до акции у подъезда дома.

Суды над задержанными состоялись практически незамедлительно, 2 января 2011 года. Немцов и Лимонов получили по 15 суток административного ареста за сопротивление милиции и мелкое хулиганство соответственно, Косякин был арестован на 10 дней, Яшин - на пять.

Особое возмущение общественности вызвал арест Немцова - он, как и Яшин, принимал участие в согласованной с властями акции, которая завершилась к 19:00 31 декабря. Затем милиция начала задерживать участников несанкционированной акции, в которой в числе прочих участвовал и Косякин. Согласно заявлению МВД, Немцова и Яшина задержали в тот момент, когда они попытались, минуя милицейское оцепление, присоединиться к несанкционированной акции. Руководитель управления информации ГУВД Москвы Виктор Бирюков отметил, что милиция действовала в рамках закона, а задержанные вели себя агрессивно и провоцировали на противоправные действия других граждан.

В свою очередь Немцов заявил, что не нарушал закона. Он также отметил пренебрежение суда по отношению к некоторым имеющимся в распоряжении материалам. "Судья отказался приложить к материалам дела видеозапись задержания, не только сделанную журналистами, но и самими правоохранительными органами" - заявил Немцов.

Отдельную волну возмущения вызвали условия, в которых Немцов провел двое суток после своего задержания в канун Нового года. Оппозиционера держали в камере без окон с тусклым освещением. Там не было даже нар, на которые он мог бы лечь, не говоря уже о положенных по закону матрасе, белье, индивидуальном спальном месте и горячем питании. Фотографии скромного тюремного быта были опубликованы на сайте радиостанции "Эхо Москвы".

3 и 4 января у спецприемника ГУВД на Симферопольском бульваре прошли пикеты в поддержку Бориса Немцова. По всей видимости, организаторы планировали провести серию не подлежащих разгону одиночных пикетов, подобно тем, что устраивали несколько недель назад журналисты в поддержку избитого Олега Кашина. Однако, похоже, в планы оппозиции вмешались внешние силы, что выразилось в появлении на месте акции группы молодых людей с плакатами. По некоторым данным, неожиданную "поддержку" Немцову оказали представители прокремлевских молодежных движений.

С увеличением числа участников, а также с появлением плакатов пикеты потеряли статус одиночных. Расценив происходящее как несанкционированный митинг, милиция получила право приступить к задержаниям. 3 января на Симферопольском бульваре были задержаны 20 человек, а 4-го - уже от 25 до 40. Та же судьба постигла и одиночный пикет "Левого фронта" на Старой площади 5 января, первым участником которого был Сергей Удальцов.

По словам Удальцова, он специально предупредил сотрудников милиции, что пикет будет одиночным, и любые попытки сторонних лиц присоединиться к нему можно считать провокацией. "Тем не менее, повторилась ситуация, имевшая место вчера на Симферопольском бульваре: не прошло и пяти минут, как на площади появилось порядка десяти представителей молодежных движений. Некоторых из них я видел вчера и возле спецприемника. После этого милиция задержала меня, несколько молодых людей и еще двоих наших соратников, стоявших поодаль для смены в одиночном пикете", - рассказал лидер "Левого фронта".

Также 5 января у здания столичной мэрии был задержан ответственный секретарь движения "Солидарность" Михаил Шнейдер, проводивший одиночный пикет. Еще несколько человек попали в милицию, попытавшись начать очередную акцию на Симферопольском бульваре. К моменту написания этого материала большинство задержанных во время пикетов сторонников Немцова уже отпущены на свободу.

Некоторый резонанс арест Немцова имел и на государственном уровне. 4 января пресс-атташе Госдепартамента США Филип Кроули выступил с заявлением, в котором выразил сожаление по поводу задержания оппозиционных лидеров. "Несколько месяцев назад нас обрадовало решение московских властей разрешить мирные демонстрации... Так что мы сожалеем об арестах в Москве и Санкт-Петербурге", - сказал Кроули. Кроме того, он отметил, что подобные действия идут вразрез с курсом модернизации и "некоторыми" заявлениями президента Дмитрия Медведева. Выступила в поддержку Немцова и международная правозащитная организация Amnesty International, объявившая арестованных оппозиционеров узниками совести.

На шпильку Госдепа ответил заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Александр Козловский, обративший внимание на скорость реакции американской стороны. Эта оперативность, по мнению Козловского, говорит о хорошей координации действий между российской оппозицией и властями США. "С одной стороны, любыми способами, в том числе провокационными, создается повод для реакции, после чего эта реакция следует", - сказал Козловский.

Тем временем, сам Немцов через свой блог выразил благодарность всем, кто поддерживает его в трудную минуту - и тем, кто участвовал в пикетах, и тем, кто не боялся публично высказаться в его защиту. В число общественных деятелей, удостоившихся благодарности, попали Анатолий Чубайс, Виктор Шендерович, Гарри Каспаров, Сергей Митрохин и другие.

Самый же необычный способ поддержки Немцова предложил в своем ЖЖ драматург Михаил Угаров: "Судья Ольга Боровкова из Тверского суда (опять беззаконный Тверской суд!) не давала Немцову стул в течение пяти часов. Давайте сделаем из этого художественную акцию! Давайте соберем все старые стулья по Москве и принесем их к Тверскому суду. Пускай они их разгребают, люди преступающие закон".

Россия00:0816 июля

Брожение умов

Почему россияне верят в смертельные дрожжи Гитлера и боятся хлеба