Новости партнеров

Разброс мнений

Польские чиновники не сошлись во взглядах на отчет МАК

Польше понадобились сутки с лишним, чтобы выступить с официальной и взвешенной реакцией по поводу отчета Межгосударственного авиационного комитета о катастрофе под Смоленском, фактически обезглавившей страну. Этих суток оказалось вполне достаточно, чтобы чиновники рангом пониже президента и премьера навыступались чуть ли не на международный скандал.

Все заинтересованные государственные органы Польши были хорошо осведомлены и о сути материалов отчета МАК, и о форме их подачи задолго до того, как состоялась теперь уже историческая пресс-конференция в Москве. Несмотря на это, 12 января единственной реакцией премьер-министра Польши Дональда Туска стало его решение немедленно прервать отпуск.

Именно Туск являлся человеком, которому по логике следовало говорить от лица нации и озвучивать официальную позицию по поводу неутешительных для Польши результатов расследования крушения Ту-154 под Смоленском (в отчете МАК однозначно сказано, что к авиакатастрофе привели действия польского экипажа). Президент страны - лицо более высокопоставленное, но если учесть обстоятельства внеочередных выборов в Польше, то Брониславу Коморовскому следовало сделать лишь то, что он совершил днем позже, то есть полностью согласиться со вторым лицом в государстве.

Вместо премьера вдоволь наговорились другие. Среди них, в частности, оказался министр внутренних дел Польши Ежи Миллер. В первую очередь, он переложил ответственность за катастрофу на российских диспетчеров, которые должны были, по мнению министра, запретить польскому борту номер один садиться в аэропорту "Смоленск-Северный". Также он рассказал, что располагает некоей записью переговоров смоленских диспетчеров с Москвой, которой нет в отчете МАК, и заявил, что Польша подготовит собственное расследование. В схожем тоне высказывались и другие чиновники. Позднее Миллер поправился и объяснил, что лишь хочет добиться справедливости, то есть признания, что вина лежит не только на поляках, но и частично на российских специалистах.

Отдельно стоит отметить реакцию Ярослава Качиньского, брата-близнеца погибшего польского президента. Ознакомившись с итогами работы МАК, он заявил, что отчет содержит бездоказательные выводы и в одностороннем порядке возлагает всю вину за произошедшее на поляков. Впрочем, Ярослав и ранее отличался не слишком любезными выпадами в адрес России, периодически выступая с крайне спорными заявлениями, и даже поставил под сомнение подлинность останков Леха Качиньского.

Чтобы понять, насколько обоснованны претензии Польши, необходимо разобраться в сути и характере отчета МАК. Этот орган, ответственный за расследования авиакатастроф на части постсоветского пространства, не является ни судебным, ни следственным органом, а лишь восстанавливает ход событий на основе технических данных и дает экспертную оценку, что, в какой последовательности и почему произошло. Польша направила в МАК объемистый документ с множеством замечаний к проекту отчета, но практически все они не имели отношения к тому, чем занимается комитет, и касались юридических или даже скорее политических вопросов, таких как разделение ответственности между странами. К технической части относились лишь 20-25 пунктов, и все они были экспертами учтены.

Вопросы ответственности специалисты МАК оставили на усмотрение следователей из российского Следственного комитета, не забыв приложить к отчету полный текст польских претензий. Стоит отметить, что этот документ не был переведен на английский и, соответственно, был труднодоступен для читателей из англоязычных стран, тогда как английский перевод основной части отчета размещен на сайте МАК.

Общая суть доклада хорошо видна в видеореконструкции событий, подготовленной и прокомментированной экспертами МАК. В частности, специалисты обращают внимание на то, что была нарушена "стерильность" кабины (то есть в ней присутствовал посторонний), что пилоты изрядно нервничали, что российские диспетчеры предупреждали их об опасности и что у них была возможность уйти на второй круг, а то и сесть в другом аэропорту. Посторонним, кстати, оказался главком ВВС Польши Анджей Бласик, который при этом, судя по данным экспертизы, находился в состоянии алкогольного опьянения.

История с алкоголем привлекла особенно пристальное внимание польской прессы. Впрочем, не только польской - такой любопытный факт, как пребывание нетрезвого чиновника в кабине самолета, выполняющего рейс особой важности, заинтересовал весь мир. Тон публикаций в польских СМИ был очевиден - в основном они транслировали мнения, осуждавшие отчет. Среди них были и высказывания Ярослава Качиньского, и заявление главы государственной комиссии Польши по расследованию авиационных происшествий Эдмунда Клиха, который нашел в материалах МАК ошибки. Позднее, впрочем, можно было обнаружить и материалы, признающие достоверность выводов экспертов комитета.

На все претензии Варшавы на следующий день после публикации отчета ответил министр транспорта России Игорь Левитин. Он, как и глава МАК Татьяна Анодина, объяснил, что российские диспетчеры не имели никакого права запрещать посадку - в соответствии с международными правилами полетов, иностранный рейс в подобной ситуации принимает решения на свой страх и риск. Также он рассказал, что выводы о давлении постороннего человека на экипаж польского Ту-154 были без колебаний сделаны экспертами обеих стран.

И только лишь вечером 13 января возросшее напряжение между странами разрядил наконец Дональд Туск. На специальной пресс-конференции он объяснил суть претензий Польши - по его словам, отчет нельзя считать полным, так как тот самый 150-страничный список претензий учтен в нем не был. В то же время он подчеркнул, что к самим выводам МАК Варшава не имеет никаких претензий и не собирается их оспаривать, и призвал Россию и Польшу не ухудшать отношения, которые только-только начали налаживаться, из-за недопониманий.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров воспринял долгожданное заявление польского политика позитивно и особенно отметил фразу про отношения. Президент Польши Коморовский тоже не стал ничего выдумывать и целиком и полностью поддержал Туска.

Ярослав Качиньский, проигравший недавно президентские выборы, Туска не только не поддержал, но и напротив, жестко раскритиковал. Правда, сделал это в совершенно ином тоне, по сравнению со своими предыдущими выступлениями на ту же тему. Качиньский, кажется, учел призыв Туска не нагнетать обстановку и сконцентрировался не на том, что именно сказал премьер, а на времени его выступления. По мнению брата погибшего президента, всех этих неприятных для семей жертв катастрофы разговоров можно было бы избежать, если бы Туск выступил сразу же после пресс-конференции МАК и тем самым сгладил бы послевкусие от горькой пилюли.

Между тем вопрос обсуждения теперь уже исторического отчета лежит не только в эмоциональной, но и в политической плоскости. Симпатии нации, потерявшей своего лидера, будут явно не на стороне тех, кто возлагает вину за случившееся на Польшу, поэтому нетрудно сделать вывод о том, какой эффект произведет на электорат то или иное высказывание польских политиков. В 2011 году в стране пройдут парламентские выборы, в ходе которых развернется ожесточенная борьба между либеральной "Гражданской платформой" (лидер - Дональд Туск) и "Правом и справедливостью" Ярослава Качинского. На войне, как известно, все средства хороши, да и антироссийскую карту политики стран бывшего соцлагеря разыгрывали уже не раз.

Изложенные экспертами МАК факты говорят не в пользу Польши, но такое деликатное дело, как расследование беспрецедентной авиакатастрофы, существенно отличается от, к примеру, шпионских игр или других гораздо более позитивных поводов для перебранки между дипломатическими ведомствами. Кто виноват - дело десятое, важно лишь то, почему такое событие вообще могло произойти. На этот вопрос МАК, кажется, дал довольно ясный ответ.

Мир00:02Сегодня

Завтра война

Они утопили Корею в крови на деньги американцев. Такова цена демократии