Хамовнические откровения

Помощница судьи сделала сенсационные заявления о деле Ходорковского

Тема приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, будоражившая медиапространство на рубеже 2010-2011 годов, после теракта в "Домодедово" отошла на второй план. Однако долго оставаться там ей не пришлось - благодаря откровениям помощницы судьи, приговорившего опальных бизнесменов к новым срокам. Она не только раскрыла подробности самого громкого судебного процесса в истории современной России, но и обвинила своего начальника в том, что приговор был продиктован ему "сверху".

Скандальное интервью помощницы судьи Виктора Данилкина и пресс-секретаря Хамовнического суда Натальи Васильевой появилось на сайте "Газеты.Ру" и в эфире телеканала "Дождь" утром в понедельник и сразу же стало хитом в Рунете. Даже по нынешним временам, когда прежде безгласные работники системы то и дело проявляют завидную любовь к правде (выливающуюся в разоблачительные ролики на YouTube), подобное интервью стало событием из ряда вон выходящим.

Естественно, не будь Васильева действующим сотрудником Хамовнического суда, где слушалось второе дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, ценность ее откровений была бы намного меньше. О том, что приговор бизнесменам вышел, мягко говоря, странным и местами нелогичным, говорилось не раз и до нее. Однако когда о прямом нарушении закона при вынесении этого приговора говорит помощница того самого судьи, который его зачитывал, это значит уже несколько больше, чем полунамеки журналистов и лозунги соратников Ходорковского.

Как рассказала Васильева, контроль над Виктором Данилкиным со стороны Мосгорсуда во время вынесения приговора был постоянным. По ее словам, приговор он начинал писать сам, но "вышестоящую инстанцию" в нем якобы что-то не устроило, и судья получил другой текст приговора. От некоего не названного по имени человека, близкого к Данилкину, Васильевой стало известно, что приговор писался в Мосгорсуде, причем отдельные фрагменты приговора привозились в Хамовнический суд даже во время его оглашения.

За два дня до начала оглашения приговора Данилкин, по словам Васильевой, совершил таинственный визит в Мосгорсуд, где встретился с какой-то "высокой личностью" ("высоту" личности помощница судьи не уточнила, сказав лишь, что она была выше председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой). После этого Данилкин - несмотря на выходной день - приехал в Хамовнический суд. "Он был подавленный, и состояние его было не очень хорошее", - добавила Васильева.

Психологическое состояние судьи, если верить его помощнице, во время процесса вообще оставляло желать лучшего. Если до этого он был "веселым, уравновешенным и контактным", то сейчас это "очень угрюмый, постоянно подавленный, грустный" человек. По словам Васильевой, Данилкину "очень не нравились" установки сверху, и однажды он даже бросил фразу: "Я не знаю, где я завтра буду и что со мной будет". А в самом начале оглашения приговора Данилкину стало плохо с сердцем - в его кабинете, куда пришла Васильева, сильно пахло корвалолом и валерьянкой.

По версии Васильевой, карьера Данилкина на этом фактически закончена - "судя по разговорам, которые ходят в суде", его либо уволят под каким-нибудь благовидным предлогом, либо отправят на пенсию - возможно, через краткосрочное назначение в Мосгорсуд. В то, что ее откровения сыграют против судьи, Васильева не верит - по ее мнению, "ему и так и так было бы плохо".

Что будет с ней самой, Васильева тоже пока не знает. Очевидно, что на ее карьере также можно поставить крест, однако идя на это интервью, она не могла не понимать, что реакция со стороны судейского сообщества (и тем более Мосгорсуда) будет самой негативной. Тем не менее, даже несмотря на волнение, которое Васильева не могла скрыть во время интервью, желание рассказать о "закулисье" громкого процесса и поделиться с миром "всей правдой" о российской судебной системе в ней перевесило.

Главной причиной, толкнувшей ее на такой неожиданный поступок, помощница Данилкина назвала разочарование в этой самой системе, частью которой она планировала стать и сама. "Я хотела стать судьей. И когда увидела это внутреннее содержание, как все это происходит, то сказка о том, что судьи подчиняются только закону и больше никому, растаяла", - сказала Васильева, обреченно добавив, что готова к увольнению из Хамовнического суда.

Ответ из вышестоящей инстанции не заставил себя ждать - спустя пару часов на Васильеву обрушилась пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева. По ее словам, это провокация и "четко спланированная кем-то пиар-акция" перед рассмотрением кассации на приговор, поданной защитой Ходорковского и Лебедева.

"Сразу видно, что девушка не знакома с основами процессуального закона. Судья Данилкин слушал дело в течение двух лет и написать приговор мог только сам. Никому из других судей, в том числе и судьям Мосгорсуда, не известны подробности, имеющиеся в деле, а написать приговор, не рассматривая дело, просто невозможно", - заявила Усачева РИА Новости, выразив уверенность, что Васильева от своих слов еще откажется. Та, впрочем, еще в интервью "Газете.Ру" заявила, что опровергать сказанное не намерена: "Я не могу от этого отказаться. Я это все видела".

В беседе с "Интерфаксом" Усачева добавила, что Данилкин может обратиться в правоохранительные органы в связи с заявлениями Васильевой, которые, по мнению пресс-секретаря Мосгорсуда, попадают под статью о клевете.

В том, что это клевета, уверен и сам Данилкин, чьи слова также цитировали агентства. Слов, этих, впрочем, было не много - судья лишь отметил, что эту клевету можно опровергнуть "только в установленном законом порядке, то есть путем подачи соответствующего иска в суд". Что именно Данилкин считает клеветой и будет ли он подавать на свою помощницу в суд, судья уточнять не стал, вообще закрывшись для СМИ. В связи с этим "Радио Свобода" даже засомневалось, действительно ли сам Данилкин говорил с журналистами, или комментарий судьи был прислан им из Мосгорсуда.

В пользу этой версии говорит тот факт, что другая его помощница - Мила Капусткина - заявила радиостанции, что Виктор Данилкин может общаться с журналистами только с санкции пресс-службы Мосгорсуда. Конечно, это всего лишь версия, однако даже она многое говорит о самостоятельности председателя Хамовнического суда.

Реакция Мосгорсуда на интервью Натальи Васильевой вполне предсказуема, однако если отбросить эмоции, единственная возможность для судейской системы сохранить лицо в этой ситуации - довести дело до конца и доказать свою чистоту и невиновность. Самое печальное для Мосгорсуда - это то, что по его репутации нанесен ощутимый удар изнутри. Неважно, что в юриспруденцию Васильева подалась совсем недавно, переквалифицировавшись в помощники судьи из повара, - важно, что в судебных коридорах есть люди, готовые к показательным разоблачениям. Тем более на примере таких громких дел, как в случае с Ходорковским.

Пока же система затаилась, выпустив по Васильевой первый залп в виде угрозы судебного преследования. Возможно, в ближайшее время историю с Васильевой попытаются замять, списав ее на происки Ходорковского, Лебедева, Госдепа США или еще кого-нибудь. По крайней мере, попытки уже делаются - анонимный чиновник в Кремле, например, заявил "Ведомостям", что Васильеву либо коррумпировал ЮКОС, либо она таким образом пытается придать своему увольнению героический оттенок.

Мотивы сотрудницы Хамовнического суда и ее готовность поставить на карту свою карьеру (и это в лучшем случае) действительно не совсем понятны, однако самое главное не это. Гораздо важнее то, что ее обвинения слишком серьезны, чтобы раствориться в других новостях и событиях. Даже если судебный процесс "Мосгорсуд и Виктор Данилкин против Натальи Васильевой" не начнется, здравый смысл подсказывает необходимость проведения в Хамовническом суде служебной проверки, которая чисто теоретически может привести к пересмотру дела.

Впрочем, это только теоретически. Как объяснил "Независимой газете" адвокат Генрих Падва, даже если будет назначено служебное расследование, что-либо проверить в ходе него будет сложно. "Нужно, чтобы все это подтвердил председатель Хамовнического суда, чтобы это признали судьи, которые писали приговор, чтобы это признал кто-то еще, кто возил документы. А ведь все они будут отрицать причастность к делу", - заявил Падва. Об этом же говорила и сама Васильева: "Никто не пойдет на это. Судьи на это не пойдут, чтобы не лишиться должности. А аппарату, наверное, это ни к чему - лишние проблемы".

Но даже несмотря на это, спустить историю с Васильевой на тормозах будет трудно. Самого упоминаемого в СМИ российского судью обвинили - прямо или косвенно - в нарушении по крайней мере двух статей уголовного законодательства: 298 УПК РФ ("Тайна совещания судей") и 305 УК РФ ("Вынесение заведомо неправосудного приговора"). Как Данилкину будет работаться с таким "ножом в спине" - вопрос немаловажный, причем отвечать на него должно не только профессиональное сообщество, но и следственные органы, в чьей компетенции лежит выяснение, нарушил человек закон или нет.

А иначе слова "Басманное правосудие" и "Хамсуд" так и останутся символами разложения российской судебной системы. Разложения, о котором говорят уже не только за пределами залов заседаний, но и внутри них.