Новости партнеров

Пойдет свидетелем

К сыну генпрокурора появились вопросы по поводу подпольных казино

Участники скандала вокруг подпольных казино пустили в ход тяжелую артиллерию. В СК решили допросить сына генпрокурора Артема Чайку, который якобы разруливал отношения между организатором игорного бизнеса и подмосковными прокурорами. Прокуратура же потребовала проверить на коррупцию начальника подмосковных следователей.

Как написала газета "Коммерсантъ", о возможных порочащих связях Артема Чайки упомянул некий засекреченный свидетель на судебном заседании в Серпухове. Оно было посвящено обжалованию постановления прокуратуры о прекращении дела в отношении предполагаемого организатора игорного бизнеса Ивана Назарова, которого попутно заподозрили еще и в вымогательстве двух миллионов долларов.

Потерпевшим выступал глава Серпуховского района Московской области Александр Шестун, именно с подачи которого стал раскручиваться скандал о коррупционных связях прокуроров и Назарова. Шестун к тому же утверждал, что, по его мнению, у подмосковных прокуроров есть покровители более высокого ранга.

Районный глава, используя свой статус потерпевшего, решил добиться возобновления дела о вымогательстве. Аргументы прокуратуры сводились к тому, что хотя Назаров и требовал деньги у Шестуна за избавление от прокурорских проверок, но добровольно отказался от своего замысла. Однако потерпевший полагает, что его оставили в покое под влиянием объективных обстоятельств, поскольку он находился под защитой спецслужб после того, как на основании его показаний был осужден высокопоставленный сотрудник Генпрокуратуры Сергей Абросимов.

В итоге Серпуховский городской суд внял доводам Шестуна и отменил постановление прокуратуры как незаконное. Одним из аргументов были и показания свидетеля, фигурировавшего под условной фамилией Николаев. Он подробно описал схему отношений между Назаровым и подмосковными прокурорами, добавив, что координировали коррупционные сделки люди, связанные с сыном генпрокурора.

Личность столь информированного секретного свидетеля вызвала горячий интерес у журналистов. Появились предположения, что им может быть бывший замоблпрокурора Станислав Буянский. Шестун ранее рассказывал, что Буянский хотел передать президенту Дмитрию Медведеву компромат на своих коллег, для чего забрался в его подмосковную резиденцию, где и был схвачен сотрудниками ФСО. Впрочем, официально информация о проникновении прокурора на президентскую дачу была опровергнута, а сам Буянский уже заявил, что никаких показаний не давал.

В СК тем временем подтвердили, что Артем Чайка действительно фигурирует в материалах дела. Однако адвокат Назарова Александр Добровинский отметил, что в тех документах, что были предоставлены ему следователями для ознакомления, сын генпрокурора не упоминался. В Генпрокуратуре отказались комментировать информацию о появлении Чайки-младшего в скандальном деле, назвав информацию свидетеля "бредом". Между тем СК пошел еще дальше и официально заявил, что намерен вызвать генпрокурорского сына на допрос в качестве свидетеля.

Показания таинственного Николаева поддержал и сам Шестун. Он сказал, что прокурорские при нем неоднократно упоминали Артема Чайку, правда, не уточнил, в каком контексте. Шестун добавил, что Назаров кроме денег требовал от него устроить в руководство муниципального предприятия "Серпуховские недра" сотрудников ОАО "Тыретский солерудник". А эта компания, по сведениям главы района, также контролируется Артемом Чайкой.

Тыретский солерудник является четвертым по размеру предприятием такого рода в России. Он находился на сто процентов в собственности государства, но в конце 2010 года был продан за 660 миллионов рублей некоему ООО "Солидарность", которое якобы аффилировано со структурами Артема Чайки. Как отмечала GZT.RU, к аукциону по покупке солевого месторождения по непонятным причинам оказались не допущены ведущие компании на этом рынке.

Сыну генпрокурора 35 лет. По образованию он является юристом и занимается предпринимательством. В роли свидетеля ему уже приходилось выступать в 1999 году, когда милиция задержала бандитов, разъезжавших на принадлежавшей ему иномарке и со спецталоном на имя его отца. Преступники были в итоге осуждены за вымогательство, но к отцу и сыну Чайке у правоохранительных органов претензий не возникло.

Генпрокуратура не могла оставить без ответа откровенное втягивание в скандал своего руководителя. Представители надзорного ведомства обвинили следователей в "агрессивном пиаре" и нарушении презумпции невиновности. В качестве ответного шага прокуратура предала огласке свои претензии к руководителю Следственного управления по Московской области Андрею Маркову. Обвинения в его адрес были опубликованы 30 марта "Московским комсомольцем", и Генпрокуратура признала, что у нее есть вопросы к следователю.

Из опубликованного в газете материала следует, что осужденный на основании показаний Шестуна Абросимов вымогал у главы района взятку не для себя, а для Маркова, с которым был хорошо знаком. Прокурорский работник якобы дал подробные показания на следователя, в том числе и в суде. Сам Шестун также говорил, что Абросимов, по его словам, должен был передать взятку Маркову.

Но в итоге прокурор отправился на восемь лет в колонию по обвинению в мошенничестве. В суде было сказано, что Абросимов на самом деле не собирался никому передавать полученные от Шестуна деньги, а оказать ему реальное содействие не мог, так как это находилось за пределами его компетенции.

В прокуратуре заявили, что на основании показаний Абросимова, приговоренного в октябре 2010 года, был направлен дополнительный запрос в Следственный комитет для уголовно-правовой оценки действий Маркова. Кроме того, надзорное ведомство потребовало в начале марта 2011 года, чтобы на время проверки начальника подмосковных следователей отстранили от должности. Поскольку ответ так и не был получен, в Генпрокуратуре обвинили СК в использовании двойных стандартов и нежелании ловить предателей в собственных рядах.

Стоит отметить, что новый виток прокурорского скандала начался с газетных публикаций, а затем уже достоверность изложенной информации официально подтвердили соответственно в Следственном комитете и Генпрокуратуре. Месяц назад после первой фазы конфликта, когда в СМИ появились утечки о покровительстве подмосковных прокуроров игорному бизнесу, президент Медведев пригрозил жестокими карами представителям противоборствующих сторон, если они будут использовать журналистов для давления на общественное мнение и друг на друга.

И действительно, на какое-то время подробности о расследовании свелись к судебно-процессуальной информации: следователи возбуждали дела на Назарова и некоторых прокуроров, а прокуратура соответственно отменяла эти постановления. К дальнейшей эскалации, возможно, привело объявление о завершении служебной проверки в Мособлпрокуратуре, согласно результатам которой все упомянутые чиновники поддерживали с Назаровым исключительно дружеские отношения без какой-либо коррупционной составляющей.

Тем не менее, победа в первом раунде скорее осталась за СК, которому удалось вывести из игры прокурора Московской области Александра Мохова и его первого заместителя Александра Игнатенко. Но открытие нового этапа боевых действий грозит уже полностью парализовать работу как региональной прокуратуры, так и следственного управления.

На этот раз на ситуацию обратили внимание в Госдуме. Парламентский комитет по безопасности намерен 7 апреля пригласить на закрытое заседание представителей противоборствующих сторон, то есть следователей и прокуроров, и уже из первых рук узнать, кто же получает прибыль от подмосковных казино.