Новости партнеров

Особое мнение

Глава комиссии по "Литому свинцу" заступился за Израиль

Первого апреля, в день, когда на страницах газет не сыщешь ни одной серьезной заметки, The Washington Post выпустила совсем нешуточный материал - обращение бывшего южноафриканского судьи Ричарда Голдстоуна по поводу его отчета о конфликте в секторе Газа в 2008 году. Из материала следовало, что известный своей нейтральной позицией специалист изменил свою точку зрения в пользу Израиля.

"Если бы я знал тогда то, что знаю сейчас, мой доклад был бы другим", - писал бывший судья Голдстоун в The Washington Post. Тот самый доклад, носящий имя Голдстоуна, был опубликован в сентябре 2009 года и касался действий ХАМАСа и вооруженных сил Израиля во время операции "Литой свинец" в секторе Газа. Израиль тогда наперебой обвиняли в неадекватных методах ведения боевых действий, в том числе в обстрелах жилых кварталов и использовании палестинцев в качестве "живых щитов".

Собственно, доклад все эти обвинения в той или иной степени подтвердил. Упомянут в нем был и ХАМАС, который, согласно выводам авторов документа, тоже совершал военные преступления. Одинаковое распределение ответственности Израиль не устроило, так как ближневосточное государство утверждает, что лишь давало адекватный ответ на действия палестинских боевиков из Газы.

Комиссия по расследованию нарушений норм международного права в ходе операции "Литой свинец" была сформирована 12 января 2009 года по решению ООН. Ее руководителем назначили авторитетного специалиста в области расследования военных преступлений и преступлений против человечности Ричарда Голдстоуна, еврея, чья семья три поколения жила в ЮАР. До работы над докладом об операции Армии обороны Израиля против ХАМАСа Голдстоун участвовал в процессах по апартеиду в родной стране, а также представлял сторону обвинения на международных трибуналах по событиям в бывшей Югославии и геноциду в Руанде.

Отличительной чертой судьи, благодаря которой он пользовался репутацией человека, заслуживающего доверия, была беспристрастность. Еще во время судебной работы в ЮАР, до участия в трибуналах по Руанде и бывшей Югославии, его считали одним из немногих юристов, кто способен при разбирательстве отстраниться от конфликта и не постесняться возложить вину на обе стороны.

Идея назначить Голдстоуна главой расследования оказалась неудачной для Израиля, так как результаты работы комиссии показали, что ЦАХАЛ в своих действиях мало чем отличался от ХАМАСа. По мнению многих израильтян и их сторонников, в 574-страничном документе в основном говорится о неправомочных действиях израильских военных, а не о методах борьбы палестинских боевиков.

Ситуация, при которой доклад комиссии Голдстоуна устроил бы все заинтересованные стороны, вряд ли вообще могла иметь место. Израиль мало того что ни при каких условиях не принял бы любой вариант доклада, кроме как безоговорочно обвиняющий во всех ужасах войны именно ХАМАС, так еще и немало навредил объективности расследования, отказавшись от сотрудничества с ООН по вопросам нарушений прав человека в секторе Газа. Получилась интересная ситуация - комиссии Голдстоуна пришлось активно работать с ХАМАСом, тогда как Израиль в расследовании не участвовал.

Выход доклада был довольно бурно встречен в Израиле, его осуждали и опровергали, указывали на неточности и на необоснованность заявлений о намеренных бомбежках мирных жителей. Со временем страсти улеглись, но лишь до весны 2011 года.

Что заставило Ричарда Голдстоуна высказать свое личное мнение о результатах работы собственной комиссии спустя два года после завершения войны в секторе Газа, неизвестно. Тем не менее, он счел это необходимым и рассказал со страниц The Washington Post, что новые данные о "Литом свинце" выставляют операцию совершенно в другом свете.

По словам Голдстоуна, сейчас о конфликте в секторе Газа известно гораздо больше, чем в 2009 году, в том числе и благодаря самостоятельным расследованиям Израиля. Те выводы, которые делались в отчете не в пользу ЦАХАЛа на основании отсутствия информации, теперь звучали бы иначе, считает Голдстоун. Также он отметил, что ХАМАС хоть и сотрудничал с ООН в ходе подготовки доклада, ничего не сделал после его публикации, тогда как Израиль изменил правила ведения боевых действий, ограничил применение белого фосфора в густонаселенных районах и в целом выказал заинтересованность в том, чтобы в дальнейшем не допускать жертв среди мирного населения.

Иерусалим заявлению беспристрастного судьи чрезвычайно обрадовался. С Голдстоуном поспешил связаться министр внутренних дел Израиля Элияху Ишай и пригласил его в гости. В беседе также упоминалось давнее желание Израиля каким-либо образом дезавуировать злополучный доклад, а чуть ранее о необходимости выкинуть этот документ на свалку истории говорил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу. Многие СМИ сообщили, что Голдстоун будто бы пообещал сделать все возможное, чтобы отчет его комиссии был аннулирован.

Как выяснилось позднее, газеты выдали желаемое за действительное. В интервью Associated Press Голдстоун пояснил, что лишь высказал в беседе с Ишаем свою заботу о торжестве истины и любовь к Израилю, но никак не намерение каким-либо образом повлиять на давно завершенный отчет. Также он отметил, что нисколько не оправдывал действия израильских войск, а говорил лишь о появившихся доказательствах непреднамеренности ударов по мирным гражданам.

Слова Голдстоуна неоднозначны. С одной стороны, он в своем заявлении (надо заметить, что судья высказывался все же как частное лицо, то есть говорил о своем личном мнении) фактически встал на сторону Израиля, заявив о доказательствах непреднамеренности атак против мирных жителей, а с другой - не видит оснований что-либо менять в докладе, который, по собственному признанию судьи, имел бы сейчас другой вид.

Впрочем, даже если бы он и хотел что-то поменять, сделать это не так уж и просто. Помимо Голдстоуна над докладом работали еще три эксперта, и для принятия каких-либо изменений нужно их единогласное согласие. По крайней мере двое из них - Хина Джилани и Десмонд Трэверс - уже заявили, что не видят оснований корректировать или отзывать доклад комиссии Голдстоуна. Третья участница комиссии Кристин Чинкин еще в 2009 году заявляла, что считает действия Израиля военными преступлениями, и мнение свое вряд ли изменит.

Доклад Голдстоуна не является обвинительным заключением, его целью был лишь сбор фактов, но тем не менее он в теории может стать поводом для обращения в Международный уголовный суд. В марте Совет по правам человека в Женеве проголосовал за вынесение документа на голосование в Генассамблею ООН, после чего вопрос о начале следствия по конфликту в Газе может быть передан в Совет безопасности ООН. Там, вероятно, он и останется - у Израиля в Совбезе достаточно влиятельных союзников, чтобы не допустить разбирательства.