Анти-Герой

В Гааге осудили хорватского генерала Анте Готовину

Хорватский генерал Анте Готовина, прославившийся во время балканских войн начала и середины 1990-х годов, получил в Гаагском трибунале тюремный срок. Человек, руководивший военной операцией по ликвидации отколовшейся от Хорватии Сербской Краины, следующие 24 года проведет на нарах за военные преступления.

Судьба Готовины могла бы стать неплохим сюжетом для остросюжетного фильма. В детстве важным событием для него стала смерть матери, которая погибла, прикрывая собой детей от взрыва мины. После этого была работа моряком, эмиграция, спецназ французского иностранного легиона, участие в операциях (в том числе - секретных) в различных африканских и латиноамериканских странах.

После увольнения - странный эпизод с ограблением французского ювелирного магазина, год тюрьмы. Потом - участие в банде, похищавшей людей с целью выкупа, и бегство от суда на родину, провозгласившую независимость от Югославии в 1991 году.

В "лихие девяностые" повидавший виды репатриант быстро пошел в гору. Только что сформированные вооруженные силы страны, вступившие в войну с Югославией, отчаянно нуждались в подготовленных специалистах "с опытом работы". Готовина в этом смысле оказался незаменим. Подразделения, действовавшие под его руководством, регулярно одерживали военные победы над сербами, что привело к стремительному восхождению командира по служебной лестнице. Уже год спустя - в 1992-м - он получил звание полковника.

В последующие два года он участвовал в разработке и проведении нескольких успешных операций против войск Сербской Краины - непризнанного государства, провозглашенного на территории современной южной и восточной Хорватии.

Однако настоящий звездный час Готовины, ставшего к тому времени генералом, наступил в 1995 году. В июле хорватские войска под его командованием окружили столицу Сербской Краины - Книн. А после непродолжительной подготовки, в августе того же года, была проведена операция "Буря", в результате которой оборона города пала. Сербская Краина прекратила свое существование. После этого Готовина еще участвовал в боях в соседней Боснии, однако хорваты его помнят и любят именно за ликвидацию очага сербского сепаратизма, угрожавшего целостности страны.

Именно этот эпизод и стал причиной появления генерала в Гаагском трибунале в качестве подсудимого. Как установил суд, в ходе штурма Книна по приказу Готовины были убиты сотни безоружных людей, тысячи пропали без вести, а сотни тысяч после завершения "Бури" стали беженцами. Их дома были разрушены, сербам категорически запретили возвращаться в родные края. На языке международного права это называется "этническая чистка".

Подозрения в том, что со взятием Книна не все было чисто, появились почти сразу после ликвидации Краины. Готовину убрали с глаз долой, он долго не появлялся на людях. В 2000 году его тихо уволили из вооруженных сил, после чего Гаагский трибунал по бывшей Югославии уже официально заявил, что у него есть несколько вопросов к генералу.

Готовина решил не рисковать и в апреле 2001 года - за месяц до оглашения обвинительного заключения - исчез в неизвестном направлении. Его, разумеется, тут же объявили в международный розыск. США объявили награду в пять миллионов долларов за его поимку, многие страны Евросоюза, включая Великобританию, назвали выдачу генерала условием вступления Хорватии в ЕС. В таких условиях скрывался он относительно недолго.

Спустя четыре с половиной года испанские полицейские задержали беглеца на Канарских островах. О том, насколько отчаянно Готовина пытался найти себе убежище, свидетельствуют отметки в двух фальшивых паспортах, обнаруженных при нем. За четыре года он успел побывать в Аргентине, Китае, Чехии, Чили и даже России.

Арест генерала вызвал бурю протестов в Хорватии, где он уже приобрел славу национального героя. Согласно проведенным там опросам, до 90 процентов жителей страны готовы были отказаться от вступления в ЕС, если это повлекло бы осуждение Готовины. Сам он также сдаваться не собирался, заявив, что виновным себя не считает. На разбирательство, начавшееся в 2008-м, ушло три года.

В Хорватии за ходом судебного заседания следили почти все. В день оглашения приговора на главной площади Загреба даже установили большой экран, вокруг которого собрались люди, "болевшие" за своего национального героя. Ревностные католики молились о его оправдании, а некоторые даже ради этого соблюдали пост.

Однако судьям в Гааге, как выяснилось, хорватское общественное мнение не очень интересно.

Генерала признали виновным по обвинениям в военных преступлениях и отправили на нары почти на четверть века. Его подчиненный - генерал Младен Маркач - получил 18 лет. Еще один человек, которого судили вместе с ними - Иван Чермак - был признан невиновным по всем пунктам обвинения и освобожден.

Вроде бы правосудие свершилось. В Сербии приговор приветствовали и порадовались, что в Гааге, наконец, стали сажать не только сербов, которых на Западе неофициально признали главными балканскими злодеями.

Тем не менее, справедливость приговора вызывает некоторые сомнения. Главным идеологом предельно жестокого уничтожения Сербской Краины был тогдашний президент Хорватии Франьо Туджман, который отличался авторитарным стилем правления. Хорваты даже шутили, что если выключить телевизор, изображение президента с него не исчезнет. Без его приказа в 1990-х годах там само ничего не происходило.

Получается, что Готовине и Маркачу пришлось отдуваться "за себя и за того парня". Впрочем, земному суду автор ликвидации Сербской Краины уже не подлежит: в 1999 году Туджман умер. Но, как бы то ни было, освободителем своей страны хорваты по-прежнему будут считать не президента, а генерала Готовину. 5 августа - день завершения операции "Буря" - в Хорватии ежегодно отмечают как национальный праздник.

Неплохое могло бы выйти завершение для остросюжетного фильма.