Новости партнеров

Террорист международного уровня

В Таджикистане ликвидировали бывшего полевого командира Мулло Абдулло

15 апреля в горах Раштского района Таджикистана не без помощи авиации и тяжелой бронетехники уничтожили банду из 15 боевиков во главе с бывшим полевым командиром Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) Абдулло Рахимовым. Он был едва ли не последним ветераном гражданской войны 90-х годов, до сих пор воевавшим с президентом Эмомали Рахмоном.

Спецоперация шла три дня, в ходе которой самолеты и разбомбили труднодоступный лагерь, где скрывался Рахимов, более известный под прозвищем Мулло Абдулло. Президент Рахмон, который сражался против Мулло Абдулло во времена гражданской войны, выразил благодарность каждому участвовавшему в ликвидации старого врага.

В лихие 90-е

В МВД об уничтожении Абдулло рассказывают с гордостью. Рахимова там величают не иначе как "террористом международного уровня". С одной стороны, понять Рахмона и спецслужбы нетрудно: Мулло Абдулло, утверждают в МВД, последние 14 лет находился в розыске по обвинению в совершении терактов, убийств и других тяжких преступлений.

В период пятилетней гражданской войны Мулло Абдулло воевал на стороне исламистов из ОТО, которой противостоял Народный фронт с Рахмоном во главе. В 1997 году президенту Таджикистана удалось договориться с лидером оппозиции Саидом Абдулло Нури о завершении боевых действий, после чего 5 тысяч боевиков влились в состав правительственных войск. Мулло Абдулло оружия не сложил и продолжил борьбу за торжество ислама в Средней Азии, поддерживая действовавшее в горах Таджикистана Исламское движение Узбекистана (ИДУ).

В 2000 году таджикские власти провели первую (и сразу успешную) операцию против Мулло Абдулло. Его поймали в Каратегинской долине и привезли в Душанбе. Судя по всему, Абдулло о чем-то договорился с Рахмоном, и заклятого врага отпустили с миром. После этого следы Абдулло потерялись примерно на 9 лет. Вроде бы эти годы он провел в Афганистане, воюя то ли на стороне талибов, то ли, наоборот, против них.

Возвращение

Так или иначе, но приблизительно в начале 2009 года Мулло Абдулло вернулся в Таджикистан (чем, видимо, нарушил условия договора с Душанбе). Домой он приехал с несколькими десятками боевиков, чье число быстро увеличил за счет местных знакомых до нескольких сотен, установив контроль над рядом горных районов страны, рассказывал его ближайший соратник Зубайдулло Низамов.

Власти медлить не стали и начали ловить Мулло как опасного и влиятельного террориста. Первую попытку уничтожения Абдулло таджикские силовики предприняли еще в мае 2009 года в ходе антинаркотической операции "Мак-2009".

Поймать Абдулло тогда не удалось, зато в июле в рамках "Мака-2009" правительственные силы уничтожили 11 боевиков, а затем погиб и еще один бывший лидер оппозиции Мирзо Зиеев, который присоединился к боевикам, не выдержав рутинной жизни на пенсии и выращивания дынь.

В первой половине 2010 года прозвище Рахимова не раз упоминалось властями в связи с неспокойной обстановкой в Раштском районе страны. Однако гром грянул в августе, когда из столичного СИЗО, находившегося рядом с дворцом президента Рахмона, бежали 25 боевиков (в том числе два сына того самого Зиеева). Бежавшие заключенные сумели скрыться в горах, а в сентябре там из гранатометов расстреляли колонну Минобороны, ехавшую в Рашт в рамках операции по поимке беглецов. Погибли около 30 военнослужащих, а вину за уничтожение солдат возложили на Мулло Абдулло и Алоуддина Давлатова, более известного как Али Бедаки. Эксперты заговорили о повторении сценария гражданской войны.

Перелома в борьбе с неуловимым Мулло удалось добиться благодаря сдаче в октябре 2010 года еще одного бывшего полевого командира ОТО Мирзохуджи Ахмадова. В январе 2011 года Али Бедаки уничтожили вместе с семью его сторонниками. Кольцо вокруг Мулло Абдулло сжималось, силовики подбирались к нему все ближе и ближе. И подобрались.

Старый наркоман

Самое странное в ликвидации Мулло Абдулло заключается в том, что уничтожать его президенту Рахмону было в общем-то незачем. Ведь властям он был нужен именно живым. Настолько, что многие сомневались, что бывший полевой командир вообще вернулся в 2009 году на родину. "Все разговоры о Мулло Абдулло я считаю глобальным розыгрышем", - говорил таджикский эксперт Хикматулло Сайфуллозода.

Не верила в возвращение Мулло Абдулло и его жена Шамсия Рахимова, которая до сих пор живет в поселке Камонгарони в родном для Мулло Вахдатском районе страны. "Неужели, будь он здесь, он бы ни разу не позвонил бы? Особенно сейчас, когда я болею. Нуждаюсь в поддержке", - недоумевала она в сентябре 2009 года. Интересно, что в том же интервью жена Абдулло сказала, что силовики даже не приходили проверить, не дома ли прячется террорист. В последние годы не было сделано ни одной его фотографии.

Пусть Мулло вернулся в Таджикистан, но реальную угрозу режиму Рахмона 62-летний боевик едва ли представлял. Главный редактор "Ферганы" Даниил Кислов рассказал "Ленте.Ру", что Абдулло просто "хотел сесть на канал наркотрафика и спокойно встретить старость".

По мнению эксперта, у "старого наркомана" Абдулло не было "никакого влияния на массы", и ему даже "влиться в нестройные ряды наркотрафикеров не дали". С Кисловым согласен и таджикский политолог Парвиз Муллоджонов, утверждающий, что "Абдулло не пользовался особой популярностью даже в рядах оппозиции", так как в Раште "его считали ответственным за гибель ряда ее влиятельных сторонников".

Удар по оппозиции

После уничтожения Мулло Абдулло, который оставался едва ли не последним живым противником Рахмона с оружием в руках, обстановка в Таджикистане по замыслу властей должна стабилизироваться. "Рахмон поручил руководителям силовых структур принять меры по дальнейшему укреплению безопасности и усилению борьбы с преступностью", - заявили в пресс-службе таджикского президента.

При этом говорить о реальной стабилизации в Таджикистане при продолжающемся хаосе в Афганистане, перманентном кризисе в Киргизии и существовании того же ИДУ не приходится. Недооценивать угрозу активизации радикальных исламистов в Таджикистане ни в коем случае не стоит. Тем более что политикой Рахмона в самом Таджикистане мало кто доволен: слабая экономика страны держится в основном на деньгах, которые присылают домой работающие в России мигранты.

Авторитарный режим Рахмона во многом держится на реальном или мнимом противодействии религиозному экстремизму (такую же риторику использует, например, президент Узбекистана Ислам Каримов, ее любителем был и египетский лидер Хосни Мубарак). И после уничтожения последнего влиятельного боевика Рахмон (по примеру других авторитарных лидеров) может в рамках укрепления безопасности начать борьбу с политической (а не военной) оппозицией. Так, 12 апреля Душанбе попросил Москву задержать и экстрадировать на родину журналиста и создателя оппозиционного движения "Ватандор" Дододжона Атовуллоева, которого дома обвиняют в публичных призывах к свержению власти.

Уничтожение Мулло Абдулло, по мнению Кислова, лежит в одном ряду с "новой волной подавления политической оппозиции", и Рахмон надеется, что "уничтожение непримиримого боевика даст ему индульгенцию в отношении его нечистоплотной борьбы с инакомыслящими". Главред "Ферганы.Ру" уверен, что главный враг Рахмона - это "массовая народная фронда, прорастающая на одичалой почве его режима".

Действительно ли Рахмон на позитивной волне от уничтожения 62-летнего террориста начнет войну с фрондой, станет ясно очень скоро.

Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе