Пиратство и свободная конкуренция

Интервью с главным советником Google по авторскому праву

Фред фон Ломанн, фото пресс-службы Google

"Лента.ру" продолжает цикл интервью с представителями ИТ-отрасли о проблемах пиратства и защиты авторских прав в Сети. На этот раз мы побеседовали с главным советником Google по авторскому праву Фредом фон Ломанном (Fred von Lohmann), посетившим Москву в конце апреля и выступившим на конференции, которую компания провела совместно с МЭРТ, Минкомсвязи и Минкультом России.

Лента.ру: Фред, вы работаете в подразделении Google по охране авторских прав. Расскажите, сколько человек работает вместе с вами и чем именно вы занимаетесь в компании?

Фред фон Ломанн: Работать в Google именно по моей специальности очень интересно. Ведь компания постоянно экспериментирует и внедряет новые методы и технологии. Штат подразделения по охране авторских прав в Google состоит из четырех человек. Но кроме этих четверых, занимающихся непосредственно юридическими вопросами на постоянной основе, еще несколько сотен сотрудников компании так или иначе связаны с этой тематикой.

Моя работа состоит из трех блоков. Примерно треть рабочего времени я трачу на вопросы, связанные с продуктами компании. Речь идет как об уже существующих сервисах, так и о тех, которые только разрабатываются. Я беседую с разработчиками, объясняю им некоторые юридические детали и отвечаю на другие вопросы. Вторая треть уходит на вопросы, связанные с судебными заседаниями. Конечно, у многих на слуху иск Viacom к YouTube, однако компания вовлечена и в иные разбирательства, которые требуют внимания. Последняя часть - выступления от имени Google с разъяснением нашей позиции относительно защиты авторских прав. Я регулярно путешествую по всему миру, выступая, например, в Москве, перед законодателями и прочими лицами, заинтересованными в изменении соответствующих законов.

В России в последнее время активизировалась деятельность по внесению изменений в профильное законодательство. С чем вы это связываете?

Действительно, мы понимаем, что различные ведомства стали более внимательно относиться к этому вопросу. Во многом так происходит потому, что президент России назвал вопрос защиты авторских прав в числе приоритетных.

К слову, в середине апреля глава Министерства массовых коммуникаций и связи Игорь Щеголев заявил, что в настоящее время невозможно решать юридические вопросы, связанные с нарушением авторских прав, основываясь на нормах, принятых несколько десятилетий назад. Как, по вашему мнению, изменились правила игры за последние годы, и изменились ли они на самом деле?

И в США, и в Европе в последние годы были приняты новые инициативы, которые определили функции и порядок существования интернет-компаний. В США речь идет о законе DMCA (Закон об авторском праве в цифровую эпоху), принятом в 1998 году. В Европе его функции взяла на себя Директива об авторском праве (Copyright Directive) 2001 года. Именно нормы, прописанные в этих законах, позволили "раскрутиться" ряду интернет-компаний, в том числе Google. Ни наша компания, ни Yahoo!, Facebook, или eBay не существовали бы сейчас в нынешнем виде, не будь приняты эти законы, которые ограничивают ответственность интернет-компаний как посредников при передаче данных.

Мы надеемся, что российские ведомства будут иметь в виду опыт этих стран и что российское законодательство в области защиты авторских прав будет частично основано на уже существующем опыте других стран.

Вместе с тем, мы уверены, что не закон должен определять то, в каком направлении развиваться отрасли. Роль двигателей должны брать на себя разработчики и предприниматели. Поэтому и важно оставлять новым компаниям на рынке поле для экспериментов. Ведь в 2003 году никто не мог себе представить, что, например, YouTube станет настолько популярным сервисом. Вспомним, что тогда собственные видеосервисы были у Google, Yahoo! и Microsoft, однако в итоге победил сервис, созданный маленькой компанией, просто потому, что он был лучше.

Так что в итоге послужило катализатором развития интернета вообще и различных сервисов?

Катализатором стало сочетание возможностей самого интернета и законов, позволивших компаниям развиваться. Ведь если бы не было DMCA, компании-посредники были бы вынуждены нести ответственность за все нарушения, совершаемые пользователями. И тогда никто не смог бы вкладывать средства в новые компании, поскольку подобные инвестиции попросту бы не окупились. Ведь какой смысл вкладывать средства в компанию, наподобие Napster, которая может исчезнуть в один момент по решению суда.

Поэтому нужно было разработать законодательство, в рамках которого и функционировали бы многочисленные интернет-компании. Ведь для рынка не нужны какие-либо идеальные условия. Единственное, что требуется - стабильность и определенность, в этих условиях и смогут появиться новые фейсбуки, гуглы и ютьюбы. А в дальнейшем именно инвесторы и будут поддерживать долларом те компании, которые, по их мнению, могут "выстрелить".

Еще одним немаловажным фактором успешного существования интернет-компаний стала система по снятию контента по уведомлению от правообладателей (notice and takedown). Эта система стала удобным компромиссом для многих поисковиков и интернет-сервисов в США и странах Евросоюза.

Совсем недавно президент России заявил, что пользователи интернета не нарушают законов, осуществляя различные поисковые запросы. При этом он говорил о роли поисковиков, которые зачастую предоставляют пользователям доступ к различной, в том числе противозаконной информации. Как, по-вашему, должны поисковики бороться с пиратскими ссылками и другим не вполне законным контентом в результатах выдачи?

Основной принцип Google как поисковика: выдача полного спектра результатов поиска в Сети. Мы признаем существование в Сети контента, нарушающего законы, и поэтому реагируем на запросы об удалении ссылок, поданных через систему notice and takedown. Однако подобное замечание должно быть направлено от имени владельца авторских прав. Нам кажется, что эта система удобна в работе для обеих сторон - правообладателям достаточно уведомить нас о неправомерном контенте, и мы удалим ссылки на него в нашем поисковике.

Действительно, юрист Microsoft Дэвид Финн в ходе беседы с "Лентой.ру" заявил, что компания ежемесячно находит и удаляет сотни тысяч ссылок на пиратский контент .

Да, это один из подобных примеров. Мы получаем тысячи уведомлений от правообладателей, в том числе Microsoft, с просьбой удалить подобные ссылки.

Отличается ли подход Google к удалению пиратских ссылок на Google.ru от подобной практики, сложившейся в США и других странах Европы?

Google использует общий принцип во всех странах, в которых он работает. Мы получаем уведомление о незаконном контенте от правообладателей и в поисковой выдаче удаляем ссылки на него из всего поисковика. Таким образом, мы уже используем на российском рынке нормы, предусмотренные современным отраслевым законодательством, успешно работающим в США и Европе. Мы рассчитываем, что в России будет принято законодательство, основанное на схожем принципе.

При этом российские правообладатели обращаются к интернет-компаниям с требованием начать борьбу с распространением пиратского контента. И речь идет о борьбе именно по российским, а не международным правилам.

Мне кажется, что в настоящий момент российские правообладатели недовольны тем, что происходят очевидные нарушения авторских прав, а законодательство не является вполне четким и понятным. И не исключено, что нынешние законы в России на самом деле являются более жесткими и автоматически делают виновными хостинг-провайдеров и интернет-компании, на ресурсах которых находится нелегальный контент. Но для того чтобы российская интернет-отрасль свободно развивалась, а инвесторы могли без опаски вкладывать свои средства в различные проекты, необходимы понятные законы, регулирующие отрасль.

Однако одним правоприменением создать легальную и устраивающую всех участников рынка экосистему не получится. Для того чтобы отрасль функционировала нормально, у пользователей должен быть доступ к легальным ресурсам. И правообладателям важно не просто декларировать интерес к смене законодательства, но и думать о запуске официальных и при этом недорогих контент-площадок. В США и Великобритании уже работают бесплатные сервисы, наподобие Hulu и Spotify, на которых размещается бесплатный контент вместе с рекламой.

И даже самое строгое законодательство не сможет автоматически решить проблему пиратства в одиночку. Ведь если у пользователей не будет легальной альтернативы, они будут вынуждены получить доступ к интересующему их контенту другими путями.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о системе Content ID, применяемой в YouTube. Зачем Google ее запустил и как на нее отреагировали другие участники отрасли?

Лучшим примером мнения отрасли о системе Content ID стали слова компании Viacom, которая судится с YouTube. Ее представители заявили, что не имеют возражений против системы и довольны ей. На создание этой системы были потрачены десятки тысяч часов работы инженеров Google и десятки миллионов долларов. И эта система действительно успешно работает.

Лично я не считаю Content ID исключительно антипиратским инструментом. Практика показывает, что большинство правообладателей, загружающих мастер-файлы в систему для поиска похожих роликов, в дальнейшем не удаляют похожий контент, загруженный другими пользователями. При этом они либо довольствуются отчислениями от показа рекламы, либо просто оставляют все как есть.

Как вам кажется, почему правообладатели не удаляют ссылки на сторонний контент, раз у них есть такая возможность?

Инструменты у них действительно есть. Но, видимо, многие правообладатели осознали, насколько важно распространять свой контент и что при этом не обязательно ограничивать доступ к нему из неофициальных источников. И, конечно, не последнюю роль сыграли рекламные отчисления от показа рекламы, которые теперь достаются непосредственно правообладателям. Хотя зачастую законы об охране авторских прав не предлагают другого решения, кроме как удалить нелегальный контент.

Google создал эту систему по собственной инициативе. Благодаря этому мы смогли вдоволь поэкспериментировать с ней, разработать устраивающую все стороны систему распределения прибыли. И в дальнейшем мы рассчитываем на то, что она сможет стать неким контраргументом против системы удаления контента. Сейчас системой Content ID пользуются более тысячи компаний-правообладателей, в том числе все крупнейшие звукозаписывающие компании и телекомпании США. Отметим, что после внедрения системы Content ID на нас ни разу не подали в суд из-за пиратского контента.

Давайте также поговорим о сервисе Google Books, который имел все шансы изменить книжный рынок. Вы использовали похожую схему, когда авторы могли самостоятельно отказаться от размещения своих книг на сервисе. Расскажите, что именно пошло не так?

У этого сервиса довольно богатая история. Когда он был запущен для того, чтобы пользователи могли осуществлять поиск по книгам, авторы могли подать заявку, чтобы их книги не сканировались в автоматическом режиме. Но первоначально речь не шла о том, чтобы предоставить полный доступ к текстам. На экран выводились лишь несколько строк, чтобы интернет-пользователи могли прочитать точную цитату. В таком виде этот сервис работает и в настоящий момент.

По мнению Google, поиск по книгам - полезный инструмент для книгоиздателей и авторов. Ведь если пользователи ничего не знают о книге, они не могут ее приобрести. И некоторые издатели понимают это и обращаются к нам с просьбой предоставить не пару строк, а несколько страниц в открытом режиме. Однако этот механизм понравился не всем авторам, и три года назад некоторые из них подали на нас в суд.

В результате мы разработали новых механизм, который позволил бы пользователям получить доступ к полным текстам за деньги. И Google, и авторы согласились с подобной системой. Те же, кто не хотел, чтобы их книги выкладывались в магазине Google Books, могли бы подать соответствующее уведомление, и их труды удалялись бы.

Однако несколько недель назад суд признал, что не обладает достаточной юрисдикцией для того, чтобы одобрить подобное соглашение. Фактически судья посоветовал Google обратиться в американский конгресс для того, чтобы законодатели разработали новый закон, в котором будут прописаны принципы работы подобного сервиса. И теперь дело за издателями, авторами и Google - все участники должны совместно решить, как именно будет развиваться эта история.

Поговорив о видеохостинге YouTube и книжном сервисе Google Books, нельзя не затронуть происходящее на рынке онлайн-музыки. Свое облачное хранилище уже запустил Amazon, известно о том, что скоро подобный сервис могут представить и Apple, и Google. Что вы думаете об этих проектах?

Я не могу комментировать не представленные официально проекты Google. Однако могу отметить, что компания пристально следит за развитием сервиса Amazon Cloud Drive. И хочу подчеркнуть, что, как и любой легальный сервис, Cloud Drive лишь способствует легализации контента. При этом Amazon побуждает пользователей приобретать музыку для хранилища непосредственно в своем интернет-магазине. Таким образом, облачный сервис напрямую приводит к легализации рынка.

Ходят слухи о том, что подобный сервис запустит и Apple. А это означает, что рынок будет развиваться не с оглядкой на возможные судебные иски, а на условиях договоренностей с правообладателями. И стоит отметить, что это применимо не только к США, но и к России.

Российским правообладателям также стоит задуматься над тем, как предоставить пользователям доступ к лицензионному контенту. В противном случае все пользователи, которые станут выходить в Сеть лет через пять, будут просто вынуждены прибегать к пиратским ресурсам за неимением альтернативы.

Последний вопрос. Интернет-компании, когда правообладатели и другие участники рынка предъявляют им претензии, неустанно ссылаются на то, что интернет-отрасль еще совсем молода. Когда же интернет повзрослеет?

Интернет действительно еще совсем молод. Особенно это очевидно на фоне кинокомпаний или звукозаписывающих студий, которые работают уже десятки лет. При этом интернет постоянно развивается. Например, когда в 1997 году разрабатывался законопроект DMCA, на рынке еще не было Google. И Google заинтересован в том, чтобы отрасль развивалась и чтобы появлялись новые компании, которые в будущем мы сможем купить. (Cмеется).

подписатьсяОбсудить
Патруль на границеЯдерное обострение
Индия и Пакистан на пути к войне
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
U.S. based cleric Fethullah Gulen at his home in Saylorsburg, Pennsylvania, U.S. July 29, 2016. REUTERS/Charles MostollerГидра Гюлена
Кого Эрдоган считает своим главным политическим противником
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США