Космос, Луна, весна и Россия

Грузинская оппозиция опять вышла на митинги

Радикальная часть грузинской оппозиции начала очередную протестную кампанию. Требование у оппозиционеров все то же, с каким они выходили на митинги последние несколько лет: смена власти в стране. Лозунги по сути тоже не изменились: обещания построить в Грузии "настоящую демократию", жалобы на "бандитский режим", обещания улучшить отношения с Россией и намеки на возвращение Абхазии и Южной Осетии. Что касается главных действующих лиц, то и они остались прежними: в первых рядах "революционеров" снова стоят те, кто в прошлом сам был частью критикуемого теперь "режима" и поддерживал прошлую "революцию" ("революцию роз"), в результате которой Михаил Саакашвили оказался у власти.

Организаторы

Застрельщиками новой "революции" выступили альянс "Народное собрание", одним из лидеров которого является бывшая соратница Саакашвили, экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе, и "Грузинская партия", деятельность которой координирует из-за рубежа бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили. В обоих объединениях с оживлением отреагировали на серию мятежей, произошедших в странах Африки и Ближнего Востока, и пообещали устроить в Грузии свой "Египет".

При этом, правда, борцы с "режимом" разошлись в сроках. Бурджанадзе, назначившая митинги на конец мая, утверждала, что "революция" произойдет быстро. В партии Окруашвили, со своей стороны, обещали сместить нынешнее руководство Грузии до конца года. В итоге "Грузинская партия" начала свои митинги даже раньше "Народного собрания" (не добившись при этом особой поддержки со стороны населения), однако затем взяла паузу. Один из ее лидеров Эроси Кицмаришвили на днях объявил, что партия передает инициативу "Народному собранию” и желает ему успеха в борьбе против Саакашвили (как выразился оппозиционер, "мы будем счастливы отпраздновать с ними победу"). При этом он не исключил, что его соратники при определенных условиях могут присоединиться к акциям НС — "если власти осуществят действия против народа".

Между организаторами "революции" вообще сложились непростые отношения. Поводом для конфликта, начавшегося еще в 2010 году, послужила публикация компромата на одного из лидеров "Грузинской партии" - экс-кандидата в президенты Левана Гачечиладзе. Вскоре после появления компрометирующего материала (речь шла о предполагаемом сговоре с Саакашвили, который после выборов 2008 года якобы заплатил конкуренту, чтобы тот снизил накал проходивших в Тбилиси акций протеста) в одной из грузинских газет, выяснилось, что информацию журналисту предоставил муж Бурджанадзе — бывший начальник пограничной полиции Бадри Бицадзе. Стороны после этого обменялись обвинениями в сговоре с властью, дело даже дошло до драки (Гачечиладзе побил Бицадзе, встретив его в мюнхенском аэропорту).

Впрочем, когда в Тбилиси начались митинги, организованные альянсом Бурджанадзе, ее конкуренты по "революции" недолго оставались в стороне. Уже на второй день протестов в "Грузинской партии" заявили, что присоединятся к уличным выступлениям. Своих сторонников партия Окруашвили планирует собрать 25 мая у президентской резиденции (сам Окруашвили, кстати, пообещал специально для этого вернуться в Грузию, где он заочно осужден за вымогательство — в МВД Грузии в ответ предупредили бывшего министра, что он будет арестован, как только пересечет границу).

Сторонники

С поддержкой народа, от имени которого выступают оппозиционеры, дела у них пока обстоят не слишком хорошо. Предыдущая попытка поднять волну протеста (осенью 2010 года) провалилась в том числе и потому, что ее организаторы столкнулись с нехваткой сторонников. Лидеры оппозиции тогда с сожалением признавали, что для "радикальных шагов" того количества людей, что удалось собрать, недостаточно (на митинг в Тбилиси тогда пришли около шести тысяч человек, хотя организаторы планировали собрать как минимум вдвое больше).

"Грузинская партия", пытавшаяся начать свою протестную кампанию пару недель назад, пробовала сменить привычную тактику оппозиции: хотела поднять волну протеста сначала в регионах, а затем уже заняться столицей. Особого отклика в провинции она не добилась. На первую акцию, организованную 9 мая в городе Гурджаани (в восточной Грузии), оппозиционеры собрали лишь 600-700 человек (большинство из них были привезены на автобусах из Тбилиси). В партии позднее вынуждены были признать, что эту акцию можно оценить лишь на "тройку с плюсом".

Митинги "Народного собрания", которые начались 21 мая в Тбилиси и Батуми, оказались более впечатляющими. Акция протеста в Тбилиси, по данным различных источников, собрала от пяти до десяти тысяч человек, в Батуми — полторы-две тысячи. Правда, большим успехом для оппозиции это назвать сложно (учитывая, что в прошлом она собирала в столице митинги в 50 тысяч человек и даже больше; подавая официальную заявку на нынешний митинг, организаторы заявили, что намерены собрать до 60 тысяч человек). В альянсе утверждают, что сотни его сторонников, планировавших приехать в столицу из регионов, не смогли этого сделать по вине властей. С другой стороны, в самом Тбилиси оппозиционные настроения достаточно сильны (можно вспомнить, что на президентских выборах 2008 года кандидат от оппозиции Леван Гачечиладзе обошел действующего президента в избирательных округах столицы, хотя и проиграл по стране в целом). Тем не менее, поддерживать "революцию" в исполнении Бурджанадзе, как показал первый день митинга, жители столицы не спешат.

Оценивая первый день митингов, в "Народном собрании" признали, что желаемого числа сторонников организатором акции собрать не удалось. Как заявили в альянсе, "мы ожидали гораздо больше". Начало второго дня надежд "революционеров" также не оправдало. У здания Общественного телевидения, где накануне проходил митинг, с утра 22 мая находились лишь несколько сотен человек. К 14:00 по местному времени, когда митинг возобновился, число участников, как сообщало агентство "Тренд", составляло около двух тысяч.

Того количества сторонников, что удалось пока собрать радикальной оппозиции, достаточно для стычек с полицией, блокирования дороги, возможно, даже захвата какого-нибудь здания. Но если оппозиционеры действительно рассчитывали заручиться народной поддержкой для свержения Саакашвили, то этой поддержки они пока не добились.

Власти

Тактика силовых структур, использованная в первые дни митингов, схожа с тактикой, которую грузинские власти с успехом применили два года назад — во время затяжных митингов, начавшихся в апреле и закончившихся в июле. Власти тогда воздерживались от массовых арестов и масштабного разгона митингующих. Они ограничивались отдельными задержаниями, осложняли оппозиционерам жизнь, не вступая при этом в прямое противостояние (закрыли, например, предприятие, занимавшееся выпуском железных "клеток протеста", которые тогда оппозиция использовала в качестве реквизита). По утверждению оппозиции, власти также постоянно подсылали к "палаточному лагерю" людей в штатском, чтобы те избивали и запугивали его обитателей (в МВД Грузии эти обвинения отвергали).

Тактика тогда себя оправдала. Давление изматывало митингующих, не достигая такого уровня, чтобы спровоцировать их на масштабное противостояние с силовыми структурами. В итоге "майдан", продолжавшийся около четырех месяцев, завершился, а власти получили повод заявить о своей демократичности и толерантности по отношению к политическим оппонентам.

В ходе нынешних митингов уже произошли несколько стычек между оппозиционерами и сотрудниками силовых структур. 21 мая полицейские, в частности, оттеснили протестующих от здания местного телевидения в Батуми, когда те стали забрасывать здание камнями (в российских СМИ в связи с этим была распространена информация, что полиция якобы открыла огонь - позднее ее опровергли в самом "Народном собрании", сообщив, что оружие в ходе этого инцидента не применялось). На следующее утро стычка произошла в Тбилиси: у здания Общественного телевидения митингующие, вооруженные пластиковыми дубинками, попытались отбить у полиции одного из задержанных активистов (по данным МВД Грузии, в результате пострадали несколько полицейских). Полиция в ответ применила против митингующих слезоточивый газ. На некоторое время толпа была рассеяна, но через некоторое время оппозиционеры вновь начали собираться у здания ТВ.

Некоторые из сторонников оппозиции были задержаны. 11 человек, по данным МВД, полиция задержала в Батуми, еще нескольких в Тбилиси. Часть задержанных, как сообщается, уже арестована по решению суда (им назначено двухмесячное предварительное заключение).

Оппозиция уже обвинила власти в том, что они подсылают к митингующим "провокаторов". По утверждению оппозиционеров, провокаторы, в частности, были зачинщиками драки, которая произошла в первой половине дня 22 мая у здания Общественного телевидения. В потасовке участвовали люди, вооруженные камнями и древками от флагов. По словам активистов "Народного собрания", люди, затеявшие драку, были вооружены такими же пластиковыми палками, какие имела в своем распоряжении оппозиция, но в митинге они участия не принимали.

Продолжение

Конкретных планов по борьбе с "режимом" противники Саакашвили не раскрывают, отмечая, впрочем, что затягивать акции протеста не собираются. Между тем при отсутствии народной поддержки возможностей у радикально настроенной части оппозиции не так уж и много. Она, например, может спровоцировать власти на масштабный силовой разгон митинга и надеться на то, что ущерба, нанесенного репутации властей, будет достаточно если не для отставки Саакашвили, то хотя бы для того, чтобы побудить власть к назначению досрочных выборов (примерно так, как это было в 2007 году).

Возможны и более экстремальные варианты. В грузинских СМИ за последние месяцы неоднократно публиковались схемы переворота, предположительно запланированного оппозицией. По одной из них, часть оппозиции (источник утверждал, что такие планы якобы вынашивает "Грузинская партия") начнет пикетировать правительственные здания, а затем отправит группу активистов на штурм президентской резиденции (чтобы спровоцировать охрану на открытие огня по толпе и использовать это как повод для начала массовых беспорядков).

По другой версии, организаторы переворота планируют не только устроить беспорядки в Тбилиси, но и организовать мятеж в Гори (городе, расположенном неподалеку от границы Южной Осетии). Последнее, как утверждается, нужно для того, чтобы дать повод для подключения к перевороту "российских вооруженных сил". Данный план, кстати (так, по крайней мере, заявляет изложивший его "информированный источник"), предполагает участие Ираклия Окруашвили, который "прибудет в Гори через Южную Осетию". На днях в прессе появилась еще одна версия, по которой Окруашвили якобы собирается попасть в Грузию через Абхазию (чтобы затем принять участие в митингах, проходящих в Батуми).

Следует отметить, что бывшему министру, который за последние несколько лет уже неоднократно заявлял о готовности вернуться в Грузию (но так и не сделал этого), эти маршруты действительно дают шанс избежать немедленного попадания в грузинскую тюрьму. С другой стороны, для Окруашвили приезд на родину через пророссийскую Абхазию или Южную Осетию будет равнозначен признанию того, что в его "революционных" планах есть "российский след".

В МВД Грузии слухи такого рода не комментировали. В целом, говоря о начавшихся митингах, глава МВД Вано Мерабишвили заявил, что серьезной опасности их организаторы и участники не представляют. Возможностей для выполнения угроз, с которыми выступает оппозиция, у нее, по мнению министра, нет.

Для руководства Грузии в нынешнем противостоянии неплохим козырем могла бы стать сделка с более умеренной частью оппозиции — как демонстрация того, что власть в республике готова договариваться со своими противниками (демонстрация важна в том числе и для международного сообщества, к которому враги Саакашвили сейчас обращаются с просьбами поддержать "революцию").

С умеренными власти уже несколько месяцев ведут переговоры о реформе избирательной системы (обсуждается проведение выборов по биометрическим паспортам для пресечения подтасовок и изменение принципа комплектации парламента по мажоритарной и пропорциональной системе). Результата эти переговоры пока не принесли. Хотя решение властям в любом случае придется принимать в ближайшее время: представители оппозиции, участвующие в переговорах, заявили, что будут ждать ответа до конца мая.

Сам Саакашвили пока оказался недоступен как для умеренных оппозиционеров, так и для радикалов. В первый же день митингов, 21 мая, президент улетел с официальным визитом в Венгрию. Визит, как сообщается, завершится 24 мая.