Дети и колесо

Блогеров разозлил мягкий приговор "метателю автомобильной шины"

25 мая в Санкт-Петербурге был вынесен приговор подростку, который сбросил с высоты автомобильное колесо и случайно убил прохожего. Согласно решению суда, 17-летний Эрик Николаев в течение полутора лет не сможет посещать развлекательные заведения и должен будет ночевать только дома. Интернет-пользователей, которые уже полгода развлекаются травлей подростка, крайне возмутил столь мягкий приговор.

Вечером 8 ноября 2010 года 44-летний петербуржец Виктор Губин вышел из своего дома номер 72 корпус 4 по Светлановскому проспекту. Он собирался купить продукты в магазине. Неожиданно откуда-то со стороны соседнего дома (номер 9 корпус 2 по улице Ольги Форш) прилетело автомобильное колесо. Отскочив от земли, колесо сильно ударило Губина. Вскоре из подъезда выскочила стайка подростков. Некоторое время посмотрев на лежащего мужчину, они разошлись, не оказав помощи раненому.

Сначала казалось, что Губин пострадал не очень сильно. Мужчина даже попытался самостоятельно дойти до машины скорой помощи, вызванной свидетелями происшествия. Однако на поверку выяснилось, что идти он не может. Потерпевшего перенесли в машину и привезли в больницу, но спасти его так и не удалось. По одним данным, Губин скончался в ночь на 9 ноября, по другим данным - 11 ноября.

Погибший был одиноким человеком, несколько лет назад он похоронил родителей и жену. Сдержанное сожаление по поводу его смерти смогли выразить только соседи (они заявили, что Губин был отзывчивым и непьющим). Как результат, расследование инцидента поначалу продвигалось достаточно вяло. Медики оперативно сообщили о смерти Губина в милицию, но при этом исказили его фамилию. Поэтому милиционеры разобрались в ситуации и передали информацию в Следственный комитет РФ лишь 13 ноября.

А затем следователи обратили внимание на то, что как вокруг девятого дома по улице Ольги Форш, так и внутри его единственного подъезда установлено множество камер видеонаблюдения. В результате удалось смонтировать настоящее "кино". Вот в подъезд заходит компания подростков, вот они поднимаются по лестнице, вот перед домом появляется Губин, вот в него попадает колесо... Вот перепуганные подростки несутся по лестнице вниз, подходят к мужчине, смотрят на него и расходятся. Эта видеозапись не только очень сильно помогла следователям, но и привлекла внимание журналистов. Уже 14 ноября запись появилась в телеэфире.

Вскоре путем обхода соседних учебных заведений были установлены личности подростков. Всю компанию привлекать к ответственности не стали - основными подозреваемыми стали 16-летний учащийся ПТУ и 14-летняя школьница. В СМИ в нарушение закона просочились их имена - Эрнест Николаев и Дарья Клюкина. Было объявлено, что, по версии следствия, в подъезде мальчик и девочка поссорились, и мальчик со злости вышвырнул из окна автомобильное колесо, которое хранила в подъезде одна из жительниц дома. Николаеву предъявили обвинение по 109-й статье УК РФ ("Причинение смерти по неосторожности"). До суда он был оставлен на свободе под подпиской о невыезде.

Хотя "красивая" видеозапись инцидента сама по себе привлекла внимание общественности, наибольший резонанс дело возымело после того, как интернет-пользователи получили доступ к переписке Клюкиной и Николаева (по одним данным, переписка содержалась в микроблогах в открытом доступе, по другим данным, не обошлось без вскрытия почты). Тексты немедленно были опубликованы. После инцидента с колесом родители запретили влюбленным подросткам встречаться, в связи с чем большая часть переписки была посвящена теме "я по тебе скучаю". Время от времени Николаев начинал выражать раскаяние в том, что из-за него погиб человек, но Клюкина утешала его. Подростки бравировали, переходя границы приличия ("Я люблю тебя, убийца мой", - заявляла девочка, вероятно, представляя себя героиней голливудского фильма). По мере того, как подростки начали знакомиться с отзывами о своем поступке в интернете, накал бравады вполне предсказуемо стал расти.

Получив доступ к их переписке, интернет-общественность повела себя не менее предсказуемо. Мало кто смог отнестись к подросткам совершенно по-взрослому, то есть понять и трезво оценить причины их бравады. Никто не стал вчитываться в описания переживаний Николаева, но зато все попытки подростков "держать нос по ветру" были вырваны из контекста и стали предметом широкого обсуждения.

Также никто не обратил внимания на довольно-таки важную сопутствующую информацию. Из переписки следовало, что после случившегося и родители, и учителя, и сотрудники правоохранительных органов обращались с подростками весьма жестко. Не было никаких доверительных разговоров на тему "что такое хорошо и что такое плохо", не было объяснения смысла слова "ответственность". С самого начала были лишь мат, крики, угрозы, истерики мам и бабушек, доведение до истерики Клюкиной, разговоры о взятках. Особенно отличился отец девушки. Она жаловалась возлюбленному, что родитель почти ежедневно доводит ее до слез, используя такие выражения, как "шлюха" и "пошла по рукам" (хотя не похоже, чтобы девушка давала для этого повод - судя по переписке, она явно еще не вышла из детского возраста).

По-настоящему взрослый человек, умеющий работать с детьми, в такой ситуации не станет смотреть на подростков как на равных себе, всерьез возмущаться их бравадой и требовать их немедленного всенародного сожжения. "В этой переписке я не увидел извергов, которые радуются тому, что совершили. Это по-настоящему испуганные дети, которые сплотились от нападок извне", - сказал журналистам школьный психолог Игорь Ресько. Вступилась за Николаева и Клюкину и уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова. "Они на то и подростки, что находятся в таком сложном возрасте , когда противопоставляют себя и родителям, и обществу. Это тоже своеобразный вызов. Потом они взрослеют и понимают, что все на самом деле не так", - пояснила она. Агапитова подчеркнула, что считает публикацию переписки неэтичным и вредным шагом.

Это - реакция профессионалов. А вот большинство интернет-пользователей повело себя как те же самые подростки - может быть, лишь чуть-чуть постарше и поувереннее. В интернете была организована вдохновенная травля, которая очень скоро выплеснулась и в реальный мир. В подъезде Николаева были вывешены листовки с его фотографией и подписью "убийца". Обвиняемого стали преследовать молодые люди в черной одежде и темных очках, гордо называющие себя в беседах с прессой "народными мстителями" и "анонимными комиссарами".

Вскоре всплыла дополнительная пикантная информация об окружении Николаева и Клюкиной. На передачу "Пусть говорят", посвященную смерти Губина, был приглашен некий 27-летний Сергей Коновалов. Представленный как "друг Эрика и Даши", он попытался вступиться за подростков. Однако среди телезрителей нашлись те, кто узнал в Коновалове педофила, регулярно собирающего у себя в квартире местных мальчишек. То ли сами пострадавшие, то ли их друзья "слили" в интернет фотографии, на которых Коновалов был запечатлен в недвусмысленных позах с несовершеннолетними.

Как результат, в феврале 2011 года мужчина был арестован и практически сразу скончался в камере. Сначала предполагалось, что он умер от сердечного приступа, но потом экспертиза показала, что причиной смерти стало удушение. Было возбуждено уголовное дело, об итогах расследования которого, впрочем, до сих пор ничего не сообщалось.

Дело Эрика Николаева, успевшего признать свою вину и выразить раскаяние, поступило в суд весной. Слушания проходили в закрытом режиме, так как подсудимый является несовершеннолетним. "Народным мстителям" оставалось лишь караулить подростка в коридорах суда, чем они с радостью и занимались.

Прокурор ажиотаж "мстителей" не разделил. Он потребовал для Николаева лишь полтора года ограничения свободы (юристы говорят, что это довольно обычное решение - ранее не судимых людей, тем более несовершеннолетних, редко отправляют в колонию за убийство по неосторожности). 25 мая судья согласился с доводами прокурора и обязал Николаева в течение полутора лет не посещать развлекательные заведения и не выходить из дома с 22:00 до 06:30. Также подростку запретили менять место жительства без разрешения правоохранительных органов. Кроме того, в течение полутора лет он обязан будет или продолжать учебу, или работать.

Нетрудно догадаться, что в интернете приговор вызвал бурю возмущения. Самые добрые комментаторы требуют посадить Николаева "хотя бы на три годика", а самые ярые жаждут совершенно неадекватных наказаний, по сравнению с которыми пресловутая переписка Николаева и Клюкиной начинает казаться вовсе не такой уж и жестокой. Остается надеяться, что в ближайшие полтора года среди инспекторов по делам несовершеннолетних, психологов или родственников юноши и девушки все-таки найдутся люди, которые смогут нормально заняться их воспитанием (а не бичеванием). В противном случае подростки могут так обозлиться на весь мир, что вырастут еще более опасными для общества, чем оказались бы после отбытия срока в колонии.