Новости партнеров

Надежда умерла

Статкевич и Усс получили 11,5 лет колонии на двоих

26 мая решилась судьба последних двух экс-кандидатов в президенты Белоруссии, которых судили за организацию оппозиционного митинга 19 декабря 2010 года. Власти квалифицировали народное возмущение фальсификациями на выборах как массовые беспорядки и устроили над оппозицией массовое же судилище. Бросившие вызов режиму Александра Лукашенко Николай Статкевич и Дмитрий Усс получили 6 и 5,5 лет колонии усиленного режима.

Даже с Андреем Санниковым, которого многие в Белоруссии считали главным противником Лукашенко, суд обошелся мягче. Он получил "всего лишь" 5 лет колонии. Поэту Владимиру Некляеву и лидеру христианских демократов Виталию Рымашевскому дали условные сроки, Алесь Михалевич бежал из страны, а экономист Виктор Терещенко едва не эмигрировал. Замглавы ОГП Ярослава Романчука и националиста Григория Костусева власти пощадили.

Чем же заслужили рекордные сроки Статкевич, Усс и один из самых известных рядовых участников оппозиционного митинга 19 декабря 2010 Александр Класковский?

Подполковник Статкевич

Подполковник запаса, ракетчик Статкевич - оппозиционер со стажем. Его дочь Екатерина, живущая в Германии, считает своего отца "личным врагом" Лукашенко. В начале 1991 года он вышел из КПСС в знак протеста против ввода танков в Вильнюс. Спустя пять лет Статкевич был избран председателем Белорусской социал-демократической партии, которую потом лишили регистрации.

Собственно, и тюремный опыт у Статкевич есть. Он не раз получал сроки "по административке", а в 2005 году был осужден к 3 годам ограничения свободы за организацию мирной демонстрации против фальсификации итогов референдума. Отбывая срок, он работал электромехаником в Барановичах и слесарем в колхозе в Пуховичском районе.

На суде Статкевич признал, что организовал несанкционированную акцию 19 декабря 2010 года, потому что "в жизни есть ситуации, когда надо идти на мелкие нарушения, чтобы предотвратить серьезные последствия". Такими последствиями бывший кандидат считал фальсификации на выборах. Именно он на митинге на Октябрьской площади объявил, что по данным экзит-поллов Лукашенко получил около 30 процентов голосов (ЦИК позже дал Лукашенко 79,7 процента). Эти цифры произвели впечатление на собравшихся на площади белорусов. Может, именно поэтому им хватило смелости дойти до Дома правительства.

В завершении своего последнего слова на суде Статкевич заявил, что готов пожертвовать собственной свободой, чтобы приблизить свободу своей страны. По версии прокурора, именно Статкевич шел во главе колонны демонстрантов, которые потом начали ломать двери Дома правительства. Гособвинитель попросил для оппозиционера 8 лет.

Впрочем, сочувствующие кандидату журналисты и аналитики уверены, что Лукашенко мстит Статкевичу за то, что во время своего предвыборного вступления на Белорусском телевидении кандидат в президенты обратился к президенту на "ты" и сказал ему "Верни то, что украл! Верни народу выборы!".

Начальник предвыборного штаба Статкевича Сергей Марцелев (он признал свою вину и получил два года условно) говорил "Ленте.Ру, что в отличие от того же Некляева Статкевич вел кампанию, практически не имея финансовых средств, опираясь на поддержку единомышленников и личную харизму и верил в то, что делает и говорит.

Издатель Усс

Особняком среди остальных кандидатов в президенты стоит Усс. Он не был ни одним из лидеров оппозиции, ни технически кандидатом, выдвинутым для страховки Лукашенко. С 1992 года Усс занимается издательским бизнесом, его компания "Тривиум" издает атласы и карты.

В президентской гонке Усс, по его же словам оказался "спонтанно". С 1999 по 2003 годы он был депутатом Минского горсовета, а 25 апреля 2010 года решил повторить опыт. "За мое выдвижение подписалось 5 тысяч человек. А в итоговых цифрах оказалось, что проголосовало за меня людей в два раза меньше, чем подписалось. Люди были очень возмущены, ведь назначенного депутата они никогда не видели и не общались с ним. Меня это тоже возмутило. После происшествия я и поставил себе задачу прекратить эти бесчинства, идущие сверху", - рассказывал о мотивах своего выдвижения издатель.

Когда по итогам 19 декабря заварилась каша, почти все в Белоруссии не сомневались, что Усс последует примеру Романчука. "Почему Усса прессуют сейчас, для меня загадка, ведь он был один из тех, кто через несколько дней вышел из СИЗО...Для него в принципе любое наказание будет несправедливым, поскольку он вообще был кандидатом фоновым, не ведущим активной кампании", - говорил "Ленте.Ру" Марцелев.

Действительно, зачем бизнесмену, который ничем не обязан остальным лидерам оппозиции, лишние проблемы? Он сам рассказывал в феврале, что на допросах в КГБ его шантажировали и угрожали потерей бизнеса и расставанием с семьей. "(Они требуют), чтобы я обвинил Статкевича в организации беспорядков 19 декабря. Я отвечаю, что не видел, чтобы кандидаты в президенты принимали участие в беспорядках. Это все было сделано спецслужбами. Но они снова подводили к тому, чтобы говорил, что Статкевич и другие кандидаты в президенты намеренно организовывали беспорядки", - говорил Усс.

В отличие от Статкевича или Санникова предпринимателя выпустили из СИЗО под подписку о невыезде уже через два дня после задержания. Кандидат Михалевич, выбравшись из застенок КГБ, моментально бежал из Белоруссии. Ему не помешало даже отсутствие паспорта, а у Усса удостоверение личности забрали только после побега Михалевича. Но Усс не сдал других оппозиционеров и не бежал из страны.

20 мая и 26 мая Усс приходил в суд в джинсах и майке, хотя до этого ходил на процесс в костюме. Один из сопровождавших его людей нес большую сумку с вещами для тюрьмы. Он не сомневался, что на свободе его не оставят. В последний день свободы Усс сказал журналистам: "За идею готов страдать".

Милиционер Класковский

В отличие от своих соседей по скамье подсудимых Класковский получил 5 лет лишения свободы не только за участие в массовых беспорядках, но еще и за оскорбление представителя власти и самовольное присвоение звания должностного лица. Тем не менее именно Класковский стал в глазах оппозиционеров одним из героев акции 19 декабря.

Знаменитым его сделала видеозапись, на которой он в форме лейтенанта милиции и с окровавленной головой разговаривает с сотрудниками вышедшего на площадь спецназа. Тогда милиционеры прибежали на площадь в первый раз, потом ушли, а когда вернулись, то жестоко разогнали уже всех, кто сразу не понял, что надо уходить. Класковский во время первой волны подошел к цепочке спецназовцев в упор: "Вы что, идиоты?.. Ударь лейтенанта! Я шесть лет до него шел, я армию прошел. Бей! Ну, серьезно, — я тебя бить не буду, бей меня!".

На суде он признался, что надел форму лейтенанта, чтобы его не задержали, и в том, что какое-то время руководил действиями ломавших двери Дома правительства людей. После задержания его якобы приковали к батарее, а потом допрашивали без адвоката. "На Площадь вышла белорусская нация, и я горжусь, что я был там", - сказал на суде Класковский.

Он - сын известного белорусского журналиста, сотрудника агентства "БелаПАН" Александра Класковского, который назвал дело "насквозь политическим".

Класковский-младший служил в милиции с марта 1999 года по март 2005 года. Как после 19 декабря заявили в белорусском МВД, там он "зарекомендовал себя с отрицательной стороны как недисциплинированный сотрудник" и "неоднократно допускал нарушения служебной дисциплины, за что привлекался к ответственности". Из МВД он был уволен за управление автомобилем в нетрезвом состоянии.

Прокурор просил для бывшего милиционера аж 8,5 лет лишения свободы (максимальное наказание среди всех фигурантов дела о массовых беспорядках). Статкевич даже грустно шутил на суде, что "ему неудобно, что Класковскому больший срок потребовали". Сестра Класковского Ольга сказала по этому поводу, что "больше всего на свете власть боится протеста силовых структур, а не авторитета оппозиционных политиков".

Робкие надежды

Адвокаты Статкевича, Усса и других осужденных за 19 декабря подали или готовятся подать кассационную жалобу, надеются добиться отмены приговора хотя бы в Европейском суде по правам человека. Защитники на всех процессах убеждали судей, что никаких доказательств организации массовых беспорядков нет, но ни один судья (а процессы по Площади идут уже три месяца) к их доводам не прислушался.

Единственная надежда, как это ни странно или ни страшно, на президента Лукашенко. 25 мая в Астане он вдруг заявил, что оппозиционных политиков, осужденных за митинг 19 декабря, могут выпустить на свободу. "Вроде бы, уже всех освободили, кроме двоих, которые в авангарде шли. Освободим и тех, наверное", - сказал он, явно намекая на Статкевича и Усса.

Вот только Лукашенко много чего говорит и куда меньше делает. Поэтому пока Статкевича с Уссом не освободили,а наоборот, засадили.

Оппозиционеры, оставшиеся на свободе, уверены, что оказавшиеся в СИЗО коллеги будут использоваться как заложники для получения кредитов на Западе. "Это циничная продуманная игра. Сначала показательно засудить, чтобы все боялись, знали, что нельзя рыпаться, а потом начать торг с Западом. Этот торг назревает", - заявил отец Класковского.

Впрочем, некоторые политики, например, один из инициаторов создания партии "Белорусский рух" Виктор Ивашкевич считает, что Лукашенко не пойдет ни на какие уступки, и сидящим в СИЗО поможет только массовый выход людей на площадь. Теперь он собирает народ на массовый митинг протеста 8 октября.

***

А отец Статкевича Виктор Павлович уже практически не надеется, что дождется сына из тюрьмы. "Говорят, что надежда умирает последней. Ну, вот она и умерла. Сегодня мне - 85. Сегодня я живу, а настанет ли мой завтрашний день, я не знаю. К врачам уже не хожу, потому что нет толку", - говорит он.

Лидера "Молодого фронта" Дмитрия Дашкевича, которого арестовали еще 18 декабря и осудили на 2 года за хулиганство, мать не дождалась. После вынесения ему приговора она умерла от сердечного приступа.